Активисты, объединяйтесь!

Какие нормы закона могут оказать помощь в работе ученического самоуправления? Обсуждению этого вопроса Вася Активистов, Федя Пессимистов и профессор Дорога посвятили очередную беседу в штабе Юниорского союза «Дорога».

Профессор: Если помните, коллеги, на прошлой встрече мы с вами разбирались в Законе «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

Вася: Прекрасно помним! Там сказано о том, какие права есть у выборных представителей учеников. А значит, и ученического самоуправления.

Профессор: В этом законе есть еще одна полезная для нас с вами статья. В ней говорится об общественных объединениях.

Федя: А зачем они нам нужны, эти самые объединения?

Профессор: Сейчас объясню. У граждан есть право создавать общественные объединения и участвовать в их работе. Это называется правом на объединение. Для чего такие объединения нужны, - это, Федя, решают сами люди. Представь: в городе есть много любителей шахмат. Они могут собраться вместе и создать общественное объединение - шахматный клуб.

Федя: А без общественного объединения, что ли, в шахматы играть нельзя?

Профессор: Конечно, можно! Но эти шахматисты не просто хотят играть для своего удовольствия. Они намерены серьезно развивать шахматный спорт. Им нужно иметь собственное помещение, издавать газету, проводить престижные шахматные турниры. Для того, чтобы все это получилось, им и необходима своя организация.

Вася: Значит, общественное объединение дает людям больше возможностей?

Профессор: Точно! Дело в том, что общественное объединение в отличие от простой компании друзей может обзавестись собственной печатью, открыть счет в банке, взять в аренду помещение и даже принять людей на работу. В общем, пользоваться всеми правами, которые есть у юридических лиц.

Федя: Понятно! Все, как в настоящей конторе!

Профессор: Только эту, как ты говоришь, контору создает не государство, а простые граждане.

Вася: А кто же тогда будет за все это платить?

Профессор: Это забота самого общественного объединения. Оно может работать за счет членских взносов. Может найти спонсоров. Может выиграть грант. А может и зарабатывать платными услугами.

Федя: Профессор, вы намекаете, что пора школьным советам платные услуги вводить? Например, консультации для учителей на тему «Что делать с вредными учениками», да?

Профессор: Нет, Федя. Ваше общественное объединение само будет решать, какие права использовать, а какие - «держать про запас».

Вася: Ага! Из ваших слов следует, что школьники могут иметь свое общественное объединение?

Профессор: Могут. Хотите угадать, с какого возраста?

Федя: Я думаю, с четырнадцати лет. Получил паспорт - вот и иди, объединяйся!

Профессор: Это, коллега, глубочайшее заблуждение! И, к сожалению, очень распространенное. На самом деле, по Закону «Об общественных объединениях», членами и участниками детских общественных объединений могут быть граждане, достигшие возраста восьми лет.

Вася: Ого! В общественном объединении могут быть даже второклассники?!

Профессор: При одном условии - если они найдут взрослых, которые согласятся стать его учредителями.

Федя: Стоп-стоп-стоп! Я что-то не понял: кто такие учредители?

Профессор: Это те, кто учреждает, то есть создает общественное объединение. Закон «Об общественных объединениях» говорит, что учредителями общественных объединений могут быть люди, достигшие 18 лет. Их должно быть не менее трех человек.

Федя: Значит, без взрослых общественное объединение не создать?

Профессор: Кроме того, общественное объединение может получить права юридического лица только в том случае, если взрослые избраны в его руководящие органы.

Федя: Ну вот, здрассте... И зачем только это придумали!

Профессор: Видишь ли, Федя, руководить общественным объединением очень непросто. Чего стоят одни только финансовые вопросы: нужно открыть счет в банке, правильно вести бухгалтерские документы, вовремя платить налоги. И таких вопросов - множество! Для того, чтобы все эти вопросы решать, вам и нужны взрослые, которые согласны серьезно этим заниматься.

Федя: Да, получается, что без взрослых и вправду не обойтись.

Профессор: При этом они не обязательно должны быть учителями. Это могут быть, к примеру, родители или выпускники школы, которые хотят поддержать вашу работу.

Вася: Профессор, а при чем же здесь самоуправление?

Профессор: А при том, что ваши активисты могут создать общественное объединение, которое будет ученическому самоуправлению помогать. Это объединение, например, может быть создано в форме общественной организации.

Вася: Как Юниорский союз «Дорога» - это ведь тоже общественная организация!

Федя: Только нашу организацию мы назовем по-другому. Например, «Союз активистов такой-то школы»!

Профессор: Вполне подходящее название! И тогда ученический совет будет органом самоуправления, а союз активистов - общественной организацией, помогающей развитию самоуправления в школе. При этом одни и те же люди могут быть и в совете, и в союзе активистов.

Федя: Профессор, честное слово, белиберда какая-то! Зачем одним и тем же людям быть и там, и там?

Вася: Федя, ну что тут непонятного? С директором школы ты разговариваешь, как президент школьного парламента, а со спонсорами - как член общественной организации.

Федя: А почему я не могу со спонсорами разговаривать, как президент? По-моему, это даже солиднее! «Алло, это спонсор? С вами сейчас будет говорить президент...»

Вася: И короткие гудки в трубке. Не выйдет, Федечка!

Федя: Это почему же не выйдет, Васечка?

Вася: Да потому, что счет в банке открыт не у парламента, а у общественной организации!

Федя: Эх, такая идея была!

Профессор: Ты, Федя, раньше времени не расстраивайся. Вы можете руководителя своей общественной организации тоже назвать президентом. Станешь ты президентом союза активистов своей школы и придешь к директору договор о сотрудничестве подписывать.

Вася: Значит, наша организация сможет заключить с директором школы договор?

Профессор: Не с директором, а со школой. Вы - два равноправных юридических лица: школа и общественная организация.

Федя: Ага, наконец-то мы на равных будем!

Профессор: С одной поправкой, Федя: при обоюдном согласии. Администрации нужно показать, что сотрудничество с вашей организацией будет ей выгодно.

Федя: Какая же от нас может быть выгода?

Вася: Элементарно, Федя! Открываем счет в банке, и нам туда перечисляют кучу денег...

Федя: Кто тебе деньги-то перечислять будет? Где ты найдешь таких ненормальных?!

Вася: Федя, больше оптимизма! О спонсорах мы уже договорились. Еще - пару-тройку грантов выиграем. Мэрию потрясем - пусть молодежь поддерживает! И купим школе... ну, скажем, компьютерный класс!

Федя: Ничего себе, замахнулся!

Вася: Запомни, Федя: мечтать - не вредно! Так вот эти компьютеры будут нашими, а не директорскими. Если ученический совет станет ему не нужен - просто перейдем со своими компьютерами в другую школу. Тогда директор подумает, теряет он что-то или нет.

Профессор: Конечно, у активистов ученического самоуправления появятся возможности привлекать дополнительные средства на свою деятельность, если они создадут свое общественное объединение. И от этого станет лучше школе. Но, думаю, не только это должно заинтересовать директора школы в сотрудничестве. Если, конечно, он понимает все то, о чем мы говорили на прошлых встречах.

Федя: А если не понимает?

Профессор: Что ж, бывает и такое. Вот на этот случай вам и пригодится Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». Открываем. Статья 9, пункт 2: «Администрация образовательных учреждений не вправе препятствовать созданию по инициативе обучающихся в возрасте старше восьми лет общественных объединений».

Вася: Значит, директор не может запретить нам создавать общественное объединение?

Профессор: Не может. Но может сказать примерно так: «Дети, я вам не запрещаю создавать организацию. Создавайте, но только вне школы».

Федя: И что мы можем на это ему ответить?

Профессор: Во-первых, вы можете ему объяснить, что создавать в школах детские и молодежные общественные объединения советует само Министерство образования России. Оно даже разработало по этому вопросу специальные рекомендации. Найдите их в журнале «Внешкольник» № 7-8 за 2000 год и дайте почитать вашему директору. А во-вторых, постановлением Правительства России № 196 от 19 марта 2001 года утверждено Типовое положение об образовательном учреждении. В этом положении говорится, как должна работать школа и что должно быть написано в ее уставе. Пункт 9 этого положения гласит: «По инициативе детей в общеобразовательном учреждении могут создаваться детские общественные объединения».

Федя: А он ответит: «Могут создаваться, а могут и не создаваться!»

Профессор: Не исключено. У подростков есть право создать общественное объединение, но директор не обязан предоставлять для его работы территорию своей школы.

Вася: Но ведь это не только его школа, но и наша! И мы можем ставить этот вопрос через ученическое самоуправление.

Федя: Профессор, а может ли само ученическое самоуправление стать общественным объединением? Например, может ли наш парламент стать общественной организацией?

Профессор: Нет, Федя, это разные вещи. Слушай внимательно. Школьный парламент - это орган ученического самоуправления. Он дает возможность ребятам участвовать в управлении своей школой. Полномочия ему дает...

Вася: Устав школы!

Профессор: Верно! И каждый из нас может выбирать в этот парламент депутатов. А если бы парламент стал общественной организацией...

Вася: То туда бы уже никого не избирали! Туда вступали бы те, кто желает быть членом парламента.

Профессор: И сам парламент решал бы, кого принимать, а кого - нет. Значит, этот парламент уже не избирается школьниками. Он уже от них не зависит - представляет не всех учеников, а только тех, кто в него вступил.

Федя: А если в парламент вступили все ученики школы? Тогда он представлял бы всех!

Профессор: Хорошо, давай поиграем в «а если». Представь себе такую ситуацию. Все ученики «добровольно и с песнями» вступили в общественную организацию под названием «Школьный парламент». Администрация школы ностальгически прослезилась...

Федя: Как-как прослезилась?

Вася: Ностальгически! Ностальгия, то есть тоска по прошлым временам.

Профессор: Так вот, со слезами умиления администрация школы подписывает с парламентом договор и передает ему права, которые раньше были у органа ученического самоуправления. Получается такая картина: теперь школьник может реализовать свое право участвовать в управлении школой только в том случае, если он будет членом общественной организации. Вот это и есть мина замедленного действия! Через несколько дней после массового вступления в школьный парламент эйфория проходит...

Федя: Кто проходит?

Вася: Не кто, а что? Эйфория - это когда люди кайф ловят. Только ловят они его на пустом месте. Радоваться-то им, если разобраться, нечего.

Профессор: Да. Проходит первый восторг, и наш старый знакомый Николай Неформалов пишет заявление о выходе из организации. И как теперь он может участвовать в управлении школой? Получается, что никак! Директор не вправе ему сказать: ты, Николай, сможешь участвовать в управлении школой только тогда, когда снова станешь членом парламента. Это будет означать, что школа принуждает ребенка к участию в работе общественного объединения. А это закон категорически запрещает. Ситуация - безвыходная.

Федя: И что же тогда делать?

Профессор: Поставить все на свои места. Сделать так, чтобы в школе был орган ученического самоуправления, который участвует в решении школьных вопросов от имени всех учеников. А в общественную организацию смогут объединиться те, кто хочет делать какое-то общее дело. Например, развивать самоуправление. Но путать ученическое самоуправление и общественное объединение не стоит.

Федя: Я понял! Общественное объединение может делать самоуправление более сильным, но не может его подменять.

Профессор: Абсолютно верно!

Домашнее задание:

1. Деятельность каких общественных объединений тебе известна? Какие сильные стороны работы этих объединений можно использовать в работе ученического самоуправления?

2. Расскажи активистам своей школы о том, что вы можете создать общественное объединение. Напиши нам, как они отнеслись к материалу этого параграфа.

Берем власть!

Достаточно ли ученическому самоуправлению тех прав, которые записаны в законах? Какие еще полномочия нужны ученическим советам и как их получить? Эти вопросы профессор Дорога поставил на обсуждение на новой встрече с Васей и Федей.

Профессор: Ну-с, коллеги, приступим. На прошлых встречах мы разобрались, какие права дает органам ученического самоуправления закон. Эти права у ученического самоуправления не может отобрать никто - ни завуч, ни директор. Ведь закон, как известно, действует на всей территории нашей страны, в том числе и в школах.

Вася: Значит, школьным активистам не нужно спрашивать у директора специального разрешения: «Сидор Петрович, можно, мы воспользуемся правами, которые дает нам Закон «Об образовании»?

Профессор: Совершенно не нужно! Зная нормы закона, вы просто начинаете ими пользоваться. А если директор об этих нормах ничего не слышал, то вы его с ними знакомите. И он узнает, что ваши действия - законны.

Федя: Эх, жалко, что в законах так мало про самоуправление написано!

Профессор: Верное замечание, коллега! В основном закон дает ученическому самоуправлению полномочия по защите прав детей в школе.

Федя: Но ведь не только этим самоуправление занимается! Выходит, все остальное школьные парламенты делают незаконно? Как в свое время революционеры-подпольщики?

Вася: Федя, ты бы лучше вспомнил что-нибудь менее древнее! Например, о том, что полномочия органов школьного самоуправления должны быть записаны в уставе школы.

Федя: Да-да, слыхали! Я вот нашего завуча просветил, что надо устав школы в вестибюле повесить. Она и повесила. Честное слово, лучше бы этот устав пылился там, где его никто не видит!

Профессор: Что ж тебя, Федя, так огорчило в главном документе твоей школы?

Федя: А чему радоваться-то? Там про ученическое самоуправление - ни строчки!

Профессор: Коллега, это еще не самый худший вариант! А представь, что было бы, если бы ты увидел в уставе своей школы примерно такие права школьного парламента: проводить рейды по проверке портфелей, отлавливать нарушителей дисциплины, следить, чтобы ничего не украли, а также всегда и везде помогать директору школы...

Вася: Профессор, но ведь это, извините, бред!

Профессор: Не скажи, Вася! Многие считают, что ученическое самоуправление существует для того, чтобы дети в школе лучше учились и прилежнее себя вели. Вот и превращают ученический совет в полицейский орган, где «прилежные учащиеся» прорабатывают «плохих мальчиков». Авторитетные журналы рекомендуют положения об ученических советах, в которых это разложено по полочкам. То, что ты назвал бредом, во многих школах, увы, - правда жизни. Не исключено, что все это может попасть и в тексты школьных уставов. А изменить устав - не так-то просто.

Федя: И как же добиться, чтобы у ученического совета были те полномочия, которые нужны самим активистам?

Профессор: В твоем случае - путь ясен. Активистам надо решить, какие именно полномочия нужны вашему школьному парламенту. И написать положение об ученическом самоуправлении школы. А затем обсудить его с директором, педагогами, родителями. Выслушать их мнение, внести поправки. И в результате добиться, чтобы это положение было в вашей школе утверждено.

Федя: Ничего себе! Так мы никогда концов это положения не найдем!

Вася: Федя, зайди в нашу школу - найдешь! Положение об ученическом совете утверждено у нас еще в прошлом году. Между прочим, оно нас вполне устраивает.

Профессор: И как же, коллега, вашим активистам удалось этого достичь?

Вася: Да очень просто! На сборе школьного актива города нам дали типовое положение, которое разработал юниорский союз «Дорога». Мы принесли его директору. А директор знал, что комитет по образованию мэрии все это поддерживает. Мы-то боялись, что директор думать будет, исправлять что-то... А он просто взял и подписал. И так было в нескольких школах. Кстати, у меня текст этого положения как раз с собой!

Профессор: Замечательно! Давайте посмотрим, насколько широка сфера вашего влияния на школьную жизнь. Какие права есть у ученического совета вашей школы согласно этому положению?

Вася: Так, смотрим. Пункт 1. «Проводить на территории школы собрания, в том числе закрытые, и иные мероприятия не реже 1 раза в неделю».

Федя: Что это еще за «закрытые» собрания такие?

Вася: Это значит, что туда пускают только тех, кого пригласил ученический совет.

Федя: А если директор сам придет, без приглашения?

Вася: Тогда ему скажут: «Извините, Сидор Петрович, но сегодня у нас закрытое собрание. Мы хотим обсудить наши вопросы без взрослых. Положение об ученическом совете, которое вы утвердили, дает нам такое право. Мы готовы встретиться с вами в другое время».

Федя: Ого! Представляю выражение лица этого Сидора Петровича!

Окончание следует