На новую встречу с Федей Пессимистовым и Васей Активистовым профессор Дорога принес несколько брошюр. Оказалось, что это не простые книжки, а законы.

Федя: Профессор, вы хотите записать нас в кружок юных юристов?

Профессор: А что, коллега, есть на примете такой кружок?

Федя: Нас туда учитель права звал. Он еще говорил: «Незнание закона не освобождает от ответственности».

Вася: А знание, значит, освобождает, да?

Профессор: Хм... Думаю, для обсуждения в кружке юных юристов этот вопрос очень актуален. Но мы с вами обсудим сегодня другую тему: что говорится в законах об ученическом самоуправлении. Для этого я вам законы и принес.

Федя: О, знакомая книжка! Я ее читал. Да, да, Васечка, Закон «Об образовании»!

Профессор: Это, коллега, делает вам честь. Открою секрет: далеко не каждый учитель знает, что написано в этом законе.

Федя: Еще бы! Я по этой книженции реферат писал. Так половину из того, что там написано, я вообще не понял! А про ученическое самоуправление, кстати, я там ничего не видел.

Профессор: Такой вот парадокс. Действительно, ни в одном из российских законов нет такого словосочетания - «ученическое самоуправление». Но кое-что об ученическом самоуправлении в законах есть.

Вася: Как так?

Профессор: Сейчас разберемся! Давайте с Закона «Об образовании» и начнем.

Вася: Вы, профессор, по-моему, уже рассказывали об этом законе на одной из прошлых встреч.

Профессор: Совершенно верно, коллега. Итак, в Законе «Об образовании» записано, что и учащиеся, и родители, и педагоги имеют право участвовать в управлении образовательным учреждением. В нашем случае - школой. Так вот, управление школой строится на принципах единоначалия и самоуправления.

Вася: Это мы еще помним! Единоначалие - это власть директора, а самоуправление - это власть учеников, родителей и учителей. У директора - свои полномочия, а у органов самоуправления - свои. Про органы самоуправления должно быть написано в уставе школы. Правильно?

Профессор: Правильно!

Федя: А почему же вы сказали, что в законе нет «ученического самоуправления»?

Профессор: Давай, Федя, вместе прочитаем статью 35 Закона «Об образовании». Пункт 2: «Формами самоуправления образовательного учреждения являются совет образовательного учреждения, попечительский совет, общее собрание, педагогический совет и другие формы».

Вася: Ага, значит мы - в «других формах».

Профессор: Закон дает открытый перечень форм школьного самоуправления. Это значит, что школа может сама решить, какой орган ученического самоуправления будет действовать в ее стенах. И не только решить, но и прописать в уставе школы, какие у этого органа будут полномочия.

Федя: А если школа решит, что ученическое самоуправление ей не нужно? Помните письма, которые мы читали в прошлый раз?

Вася: Тогда в этой школе будет нарушаться право учеников на участие в управлении... этим самым... как его... образовательным учреждением, вот!

Профессор: А право это, коллега, дает ученикам пункт 4 статьи 50 Закона «Об образовании». Записывай-ка, Федя, чтобы во второй раз в законе не заблудиться! Кстати, запиши еще вот что: в статье 32, пункт 3, сказано, что за нарушение прав и свобод обучающихся школа несет ответственность «в установленном законом порядке».

Федя: Что-что?

Вася: А вот что! Представь: стоит директор школы в зале суда и объясняет, что он вовсе не запрещал ученикам создавать школьный парламент, просто они его не так поняли. А ученики свидетелями выступают. Показывают судье устав школы и говорят: «Здесь об ученическом самоуправлении ни строчки не написано. Значит, наше право на участие в управлении образовательным учреждением грубо нарушено.»

Профессор: Надеюсь, до этого не дойдет. Хотя в принципе вариант вполне возможный. Так что давайте посоветуем директорам вовремя позаботиться о том, чтобы в уставах школ появились записи об органах ученического самоуправления и их полномочиях.

Вася: Я помню, профессор, вы еще рассказывали, что устав должен висеть в школе на видном месте?

Профессор: А это - норма другого важного закона. Его название - «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». Пункт 4 статьи 9 этого закона говорит о том, что тексты уставов школ должны вывешиваться в местах, доступных для детей и родителей.

Федя: У нас в вестибюле висят «Правила для учащихся».

Профессор: Это, конечно, хорошо. Но обрати внимание, Федя: закон обязывает вывесить не правила для учащихся, а именно тексты уставов. Устав - это основной документ школы. Между прочим, помимо устава закон требует поместить на видное место в школе список вышестоящих органов, которые контролируют соблюдение прав ребенка.

Федя: А это еще зачем?

Профессор: Ну, скажем, если школа отказывается соблюдать твои права, ты подходишь к этому списку, переписываешь номера телефонов, приходишь домой и начинаешь переговоры с инстанциями: «Здравствуйте, вам звонит Федя Пессимистов, ученик такой-то школы. Мариванна оттаскала меня за уши, а директор сказал, что так и надо. Как вы можете мне помочь?»

Федя: Да-а, перспектива...

Вася: Перспектива явно не для Феди. Представьте: Федя звонит куда-нибудь и жалуется на школу. Да после этого его все вокруг «стукачом» считать будут!

Профессор: И ты тоже?

Вася: Конечно, нет! Ведь Федя обращается за защитой, потому что школа защитить его отказалась. Значит, он не «стучит». «Стукач» - это тот, кто других людей «продает». Например, скажешь учительнице на ушко, кто на контрольной списывал, а она тебе потом пятерку поставит.

Профессор: И почему же ты все-таки думаешь, что Федю будут считать, как ты изволил выразиться, «стукачом»?

Вася: Потому что разбираться никто не будет. Пожаловался - значит «стукач». Да что тут говорить! Пока что в большинстве школ на стенах нет ни этих списков, ни даже уставов. Недавно ребята из юниорского союза «Дорога» пытались найти уставы сразу в нескольких школах. Они получили такое задание от редакции правозащитной газеты «Школа - территория закона». И выяснили, что большинство учеников не знают, где в их школах уставы висят. Ребята их обнаруживали в лучшем случае в канцелярии директора или учительской. Ничего себе, «места, доступные для детей и родителей»!

Профессор: И все-таки по закону устав школы должен висеть на видном месте. И тогда каждый ученик сможет прочитать, какие в его школе есть органы ученического самоуправления, какие вопросы они могут решать и может ли он быть в них избран.

Федя: Завтра завучу так и скажу.

Профессор: Непременно скажи. В Законе «Об основных гарантиях прав ребенка» есть и другие интересные статьи. В них несколько раз упоминается выражение «выборные представители обучающихся».

Вася: Так ведь это и есть - ученическое самоуправление!

Профессор: Верно! Если орган самоуправления в твоей школе действительно избрали ребята, тогда все, что говорит закон о выборных представителях, относится к этому органу.

Федя: И что же там говорится?

Профессор: Давай читать! Статья 9, пункт 3: ученики «вправе самостоятельно или через своих выборных представителей ходатайствовать перед администрацией образовательных учреждений о проведении с участием выборных представителей обучающихся дисциплинарного расследования деятельности работников образовательных учреждений, нарушающих и ущемляющих права ребенка».

Федя: Бр-р-р! Переведите на русский.

Вася: Профессор, давайте я попробую. Значит, если учитель нарушил мои права, то я прихожу либо к директору, либо в школьный совет. Я, конечно же, в школьный совет пойду! И говорю: «Защитите мои права!» Школьный совет идет к директору и разбирается. Так?

Профессор: Школьный совет не просто приходит, как ты говоришь, разбираться. Он подает директору бумагу - ходатайство. В ней школьный совет просит директора провести расследование - выяснить, что же произошло на самом деле, и принять меры. Тот назначает комиссию, которая это расследование проводит, и включает в состав комиссии не только взрослых, но и ребят. Комиссия разбирается и пишет директору, были учителем нарушены твои права или нет. Директор читает и принимает меры.

Федя: Ага, директор читает и выбрасывает эту бумагу в мусорную корзину.

Профессор: А в этом случае ты, Федя, должен еще раз взять в руки закон и дочитать девятую статью: «Если обучающиеся не согласны с решением администрации образовательного учреждения, они вправе через своих выборных представителей обратиться за содействием и помощью в уполномоченные государственные органы».

Федя: Ну, тут все понятно! Приходит школьный совет, значит, в органы... Куда-куда он приходит?

Вася: В органы! В суд, милицию...

Профессор: Нет, коллеги, правоохранительные органы здесь ни при чем. Впрочем, вы вполне можете обратиться в прокуратуру - она как раз следит за соблюдением законов и прав человека. А еще есть государственные структуры, которые занимаются вопросами прав детей - комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Можно обращаться и к Уполномоченному по правам человека. Можно - в Министерство образования, которое отвечает за то, что в школах творится. Но, мне кажется, самый правильный путь - идти в комитет по образованию мэрии. Хотя мэрия - это и не государственный орган...

Федя: А какой же это орган?

Профессор: Это, Федя, орган местного самоуправления. Впрочем, не будем вдаваться в детали. Главное, что именно мэрия управляет школами, именно она выделяет школе деньги и назначает директора на должность.

Вася: А может и уволить, так?

Профессор: Конечно! Вот в мэрии и должны разобраться, почему ваш директор документы в мусорную корзину швыряет. Только для этого совет должен написать официальное письмо. Четко и ясно описать: что произошло, как действовал школьный совет, какой ответ дал директор. Далее сослаться на норму закона, которая дает органу самоуправления право обращаться за помощью в государственные органы. И точно указать, что вы просите.

Федя: Например, чтобы директор извинился.

Профессор: Нет, Федя: вы пишете заявление не воспитательнице детского садика, а в мэрию. А мэрия может директора либо мягко поправить, либо наказать. Вот вы подумайте, что же вы все-таки хотите, и напишите это. Например: «Просим разъяснить директору неправомочность его действий». Тогда вызовут вашего Сидора Петровича в мэрию, поругают и отпустят исправляться.

Федя: Придет Сидор Петрович в школу после этой взбучки и устроит нам по первое число!

Вася: А мы еще раз в мэрию напишем!

Профессор: Если вы все-таки хотите, чтобы виновных наказали, тогда вы свое заявление так и завершайте: «Просим разобраться и наказать виновных». Разберутся, накажут.

Вася: А как узнать, разобрались они там или нет?

Профессор: В мэрии свое письмо вы должны зарегистрировать. Ему присвоят входящий номер и будут контролировать, чтобы в течение месяца вам написали ответ. Только вы должны в письме указать, что вы просите сообщить вам о принятых мерах по такому-то адресу. И, естественно, письмо должно быть подписано: председатель школьного совета, подпись, фамилия.

Федя: Значит, целый месяц надо будет ждать!

Вася: Плюс неделю письмо с ответом будет по почте идти.

Профессор: Да, это долгий путь. Можете поступить проще: прийти в мэрию, найти в комитете по образованию специалиста, который занимается вашим вопросом, и обсудить с ним ситуацию. Вполне возможно, что вам пойдут навстречу и вопрос с вашим директором решится одним телефонным звонком. А если не получится - тогда пишите письмо. Или сразу обращайтесь за помощью в другое место.

Федя: Профессор, тут в девятой статье закона еще один абзац есть. Тут написано, что ученики... ага, «могут проводить во внеучебное время собрания и митинги по вопросам защиты своих нарушенных прав. Администрация образовательного учреждения не вправе препятствовать проведению таких собраний и митингов, в том числе на территории и в помещении образовательного учреждения, если выборными представителями обучающихся, воспитанников выполнены условия проведения указанных собраний и митингов, установленные уставом образовательного учреждения. Такие собрания и митинги не могут проводиться в нарушение установленных законодательством Российской Федерации требований соблюдения общественного порядка и не должны препятствовать образовательному и воспитательному процессам».

Вася: Ага! Значит, школьный совет может провести после уроков у кабинета директора настоящий митинг! Стоять с плакатами, лозунги выкрикивать. В общем, требовать перестать нарушать права учеников. Круто!

Федя: А тут еще сказано про какие-то условия проведения этих собраний и митингов...

Профессор: Школьный совет смотрит в устав школы и находит там, нужно ли оповестить администрацию или сделать еще что-то для того, чтобы провести митинг или собрание. И эти условия выполняет. Тогда администрация не вправе такой митинг запретить.

Вася: А если в уставе об этом ничего не сказано?

Профессор: Значит, никаких условий не установлено. Уведомляйте администрацию заранее, ссылайтесь на закон и проводите свой митинг. Но не забывайте про последнее предложение, которое прочитал Федя. Не должно быть нарушений общественного порядка, срыва уроков или внеклассных мероприятий. Если это произойдет, то вы, как организаторы митинга, будете за это отвечать. Как говорится, по всей строгости закона. Это действительно очень серьезно. Поэтому, если вы не уверены на 100% в том, что митинг или собрание пройдут без эксцессов - ни в коем случае не проводите.

Вася: Ладно, учтем!

Профессор: Друзья, засиделись мы с вами сегодня. Давайте-ка сейчас пойдем по домам, а читать законы продолжим на следующей встрече.

Домашнее задание:

1. Выполняются ли в твоей школе нормы законов, о которых говорилось в этой беседе?

2. Расскажи своим друзьям, родителям и учителям о правах, которые дают законы ученическому самоуправлению. Как они отреагировали на твой рассказ? Как ты думаешь, почему они отреагировали именно так?

3. По-твоему, как нормы законов, о которых ты узнал, могут помочь в работе ученического самоуправления?

Еще раз напоминаем, что это продолжение публикации материалов учебника Д.Рогаткина «Школьное ученическое самоуправление», опубликованного в интернете. Мы рекомендуем эту книгу, подчеркивая, что это лишь одна из точек зрения, с которой полезно ознакомиться. Мы ждем ваши замечания и предложения, связанные с материалами данного учебника.

Александр ПРУТЧЕНКОВ, доктор педагогических наук, профессор кафедры развития образовательных систем АПК и ПРО МО РФ, председатель Конституционного совета Межрегиональной общественной организации детей и молодежи «Новая цивилизация»

Окончание. Начало в № 34