Первыми выступили итальянцы

Так, немецкий журнал «Штерн» в статье, посвященной 50-летию космодрома Байконур, вполне серьезно упоминает о «русских космонавтах», которые видели Землю с орбиты еще до полета Гагарина. На эту тему до сих пор выходят даже фильмы, претендующие на документальность.

А первыми выступили итальянцы. В декабре 1959 г. телеграфное агентство «Континенталь» заявило, что в СССР людей в космос запускают аж с 1957 г. Правда, летают русские не на космических кораблях, а на пилотируемых баллистических ракетах. И неудачно. Поэтому русские якобы не спешат делиться информацией с мировой общественностью. Агентство даже назвало имена четырех погибших - Алексей Ледовский, Сергей Шиборин, Андрей Митков и Мария Громова.

А 23 февраля 1962 г. агентство «Рейтер» распространило заявление полковника ВВС США Барни Олдфилда о том, что в мае 1960 г. из-за сбоя в системе ориентации разбился советский космический аппарат, на борту которого находился пилот Заводовский.

Потом появилась информация, что 27 сентября 1960 г. на Байконуре во время запуска разбился Иван Качур, а в октябре того же года взорвался корабль серии «Восток» с Петром Долговым на борту.

Еще через несколько лет итальянская газета «Коррьере делла сера» напечатала рассказ двух братьев-радиолюбителей Арчилло и Джамбатиста Юдика-Кордилья, которые в ноябре 1960 г. и в феврале 1961-го поймали странные сигналы из космоса. В первом случае им удалось перехватить телеметрические радиосигналы биения сердца. Во втором - переговоры с Землей. Итальянская газета даже приводит расшифровку: «Условия ухудшаются... почему не отвечаете?.. скорость падает... мир никогда не узнает о нас...»

Имена якобы погибших - Алексей Белоконов, Геннадий Михайлов и Алексей Грачев.

Но самая интригующая история будто бы случилась за день до полета Юрия Гагарина.

Ох, ух эти хунвейбины!

Дружественная Советскому Союзу газета - рупор английского рабочего класса «Дейли уоркер» 11 апреля 1961 г. опубликовала заметку московского корреспондента Дэнниса Огдена о том, что 7 апреля на космическом корабле «Россия» совершил успешный орбитальный полет сын известного авиаконструктора летчик-испытатель Владимир Ильюшин.

Корреспондент «Дейли уоркер» Дэннис Огден сообщил, что Владимир Ильюшин на космическом корабле «Россия» совершил 3 витка вокруг планеты, а при посадке отказало оборудование, и первый космонавт сел в Китае. А там Мао Цзэдун, который, хоть и не любил шибко грамотных, долго не отпускал покалеченного героя домой - в СССР. Хотел выведать у него все космические секреты.

История показалась столь правдоподобной, что в Книге рекордов Гиннесса за 1964 г. именно Ильюшин указан как первый космонавт Земли.

- Владимир Сергеевич в начале 1960-х годов уже был известным летчиком-испытателем, хотя к космосу не имел никакого отношения, - рассказывает писатель, историк космонавтики Антон Первушин. - В июне 1960-го подполковник Ильюшин попал в автокатастрофу: по официальной версии, пьяный водитель встречной машины не справился с управлением. Это документальный факт. Серьезные травмы обеих ног и мизерный шанс вернуться в авиацию. Почти год его лечили в Москве, а на реабилитацию отправили в Китай, в Хуанчжо - в руки специалистов восточной медицины.

Вот вам и пример того, как возникают мифы...

Долгов и Качур

- Реальным человеком был еще один «погибший космонавт» догагаринской эпохи - Петр Долгов, - добавляет Первушин. - Правда, полковник Долгов погиб не в 1960 г., а осенью 1962-го. Он, испытывая новые типы космических скафандров, совершил экспериментальный прыжок с парашютом из стратосферы - с высоты 28,6 км. Но треснул щиток гермошлема, и смерть наступила в воздухе.

В сентябре 1960 г. первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета Министров СССР Никита Хрущев во главе советской делегации отправился в США на сессию Генеральной Ассамблеи ООН. Советские дипломаты туманно намекали журналистам, что к приезду Хрущева случится событие, по значимости сравнимое с запуском первого спутника в космос.

Увы, ничего не произошло. Хрущев постучал ботинком по трибуне и уехал домой. Дипломаты отмалчивались, смущенно пожимая плечами. А через пару недель в журнале «Нью-Йорк джорнэл Америкэн» появилась статья, что в СССР на старте взорвалась ракета с космонавтом Иваном Качуром на борту. А вот если бы полет состоялся, то Хрущев с трибуны ООН представил бы макет того самого космического корабля.

- Первоначально на 26 - 27 сентября 1960 года был запланирован старт автоматической станции «1М» - первого аппарата, отправлявшегося к Марсу, - объясняет Антон Первушин. Возможно, у Хрущева действительно был макет этого аппарата, но это только догадки.

Но сначала старт перенесли на 10 октября - благо в это время Хрущев все еще был в Америке. Увы, авария. Повторный запуск 14 октября - опять ЧП.

Туринские «разоблачители»

Братья-радиолюбители из Италии внесли свой вклад в историю космонавтики. Они соорудили под Турином собственный центр радиоперехвата - Торре Берта. Пленки с записями рассылали в газеты.

Они «услышали» стук сердца Геннадия Михайлова. «Поймали» хрипение задыхающегося от нехватки кислорода Алексея Белоконова. И записали, как Алексея Грачева «обманул» наземный Центр управления полетом. Дескать, Грачев сообщил, что видит в иллюминаторе странные светящиеся частицы, и ЦУП приказал доставить их на борт (интересно, каким образом: открыть иллюминатор и поймать сачком?). Но, по версии итальянцев, Белоконов как-то ухитрился это сделать и похвалился Земле. А в ответ услышал: «Мы забыли тебя предупредить - эти штуки радиоактивные». Статьи сопровождались реальными фотографиями «космонавтов», из которых сделали иконы «жертв советского режима».

В СССР никто и не отрицал, что это реальные персонажи. Белоконов, Грачев, Качур, Заводовский и Михайлов - обычные советские люди. Сейчас их уже нет в живых. Но живы их родственники.

- Мне было шесть лет, и по вечерам, когда родители думали, что я сплю, по приемнику «Рекорд» слушали «вражеские радиоголоса», - рассказал мне сын Алексея Белоконова Александр Алексеевич. - Как сейчас помню сообщение, прочитанное по «Немецкой волне» приятным женским голосом: «В Советском Союзе погиб еще один космонавт. Очередной жертвой стал космонавт Алексей Белоконов. Последние его слова: «У меня утечка кислорода».

- Мой отец, - продолжает Александр Алексеевич, - в космосе никогда не был. Хотя всю жизнь и проработал в Институте авиационной и космической медицины техником-испытателем. А умер он в 1991 году. Про то, что на Западе его величают космонавтом, он рассказывал мне часто. По его версии, байка о «полетах» могла быть разработана для отвода глаз от реального отряда космонавтов.

Но все оказалось еще проще. И помогла мне в этом разобраться вдова еще одного «космонавта» Геннадия Заводовского - Алла Алексеевна.

- Мой муж работал вместе с Иваном Качуром, Лешей Грачевым, Геной Михайловым и Алексеем Белоконовым в Институте авиационной и космической медицины. Они были не учеными, не инженерами, а простыми испытателями - сидели в барокамерах, испытывали снаряжение, питание для будущих космонавтов. В то время ажиотаж вокруг космоса был велик. И к ним в институт часто заглядывали корреспонденты. Космические полеты тогда были модной темой. Имена техников-испытателей в отличие от конструкторов и членов отряда космонавтов не были тайной. И их открыто публиковали «Огонек», «Комсомолка», «Вечерняя Москва», «Известия». Имена и фотографии мужа и его коллег часто появлялись в прессе. Возможно, на Западе, где пытались анализировать тоненький ручеек слухов из-за «железного занавеса», и решили, что именно эти люди и готовились стать космонавтами. Когда же начались реальные полеты, испытатели уже никого не интересовали. Из прессы их фамилии пропали, и кто-то рассудил, что эти люди погибли в космосе. А на самом деле мой муж, Геннадий Заводовский, умер не так давно и похоронен в Москве.

В списках не значатся

Пятеро из «космонавтов» оказались «наземными» техниками, шестой - парашютист, седьмой - летчик-испытатель. Осталось найти еще четверых, которые якобы погибли в 1957 - 1959 гг.

- Я уже давно интересуюсь этой историей, - рассказывает историк авиации, сотрудник Летно-исследовательского института им. Громова

(г. Жуковский) Андрей Симонов. - Ледовский, Шиборин, Митков, Громова... Первыми об этих «космонавтах» сообщило итальянское телеграфное агентство со ссылкой на некоего пражского корреспондента, близкого к чехословацким коммунистическим властям.

Но если эти люди существовали, пусть и были засекречены, то они должны были заканчивать какие-то летные училища, служить в армии. После смерти остались бы какие-то личные документы, справки о снятии с довольствия, «похоронки» родителям. Я несколько раз запрашивал Центральный архив Минобороны (Подольск) - в картотеке учетно-послужного списка офицеров Советской армии они не значатся. Был, правда, военный летчик Ледовский. Но погиб в 1942-м.

Да и вообще сложно поверить, что в 1950-е годы людей запускали. Тогда еще собаки в космических кораблях дохли через одну. Впрочем, космические «утки»-долгожители наглядно показывают, насколько на Западе велика была вера в достижения советской науки и техники. По их представлениям мы могли очень многое...