И вот около трех лет назад фирма, где работала Юля, открыла свое представительство в Тунисе, и мою подругу, как классного специалиста, отправили на работу в эту североафриканскую страну. Мужчины Туниса резко отличаются от наших. Умеют красиво ухаживать и не стесняются расточать комплименты женщинам. Под восторженными взглядами местных красавцев Юлька расцвела, почувствовала себя неотразимой и потихоньку начала избавляться от всех своих комплексов. И однажды на пляже она встретила парня, который мгновенно сразил ее своими огромными черными глазами и еще ворохом цветов, что он бросил к ее ногам чуть ли ни на второй день их знакомства. Парня звали Махмуд, и, как выяснилось чуть позже, был он единственным отпрыском состоятельных родителей. Махмуда Юля очень быстро переименовала в Максика, он ничуть не возражал, только смеялся и все продолжал осыпать ее цветами.

Время от времени счастливая Юлька звонила мне в Москву и рассказывала, как ей весело в Тунисе. Работа много времени не отнимает, заработок хороший, но главное - солнце, море и забавный Максик. Максик, который не приходит к ней без цветов, из всевозможных напитков предпочитает кофе, прекрасно танцует, лихо водит машину и совершенно серьезно предлагает подарить ее родителям несколько верблюдов. Впрочем, когда речь зашла о верблюдах и о том, что неплохо бы ей познакомиться с его родителями, Юля слегка занервничала. То, что для нее было легким флиртом, чем-то вроде курортного романа, для него явно превращалось в нечто более серьезное.

...А потом Юля поняла, что беременна. И еще она поняла, что если Максик узнает об этом, из его объятий ей не вырваться никогда. Но оставаться жить в Тунисе, стране хоть и светской, но с глубокими мусульманскими традициями, она не хотела совершенно. Юлин мир слишком не совпадал с тем образом жизни, которой ей предстояло вести, став женой мусульманина и матерью наследников древнего родового клана. Законы шариата были слишком темны и строги для выросшей в абсолютно иной культуре москвички.

Юля решила бежать из Туниса, пока не поздно. Она разорвала договор с удивленной фирмой, которая долго не хотела отпускать ценного сотрудника, и вернулась в родную Москву. Максик слал ей отчаянные письма, звонил, пытался связываться через интернет и все никак не мог понять, почему она его бросила. А потом Юля родила крепкого, здорового, очаровательного малыша с беленькими волосиками на затылке и отцовскими круглыми черными глазами. Мальчугана назвали Васей.

Как Макс узнал о Васе, для нас до сих пор остается загадкой. Но он узнал, все правильно подсчитал и прилетел в Москву с твердым намерением увезти свою неразумную подругу вместе с наследником в Тунис. Юля «встала на рога». «Васька только мой», - твердила она. «Ты не хочешь быть моей женой, - в конце концов сообразил Макс. - Тогда отдай мне сына, он - мой наследник и должен жить с отцом».

- Я очень боюсь, - плакалась мне Юлька. - Теперь Макс попытается отнять Васю уже официально. Тунис более заинтересован в моем ребенке, нежели моя родная страна. Я узнала, что вопрос о Васе там вовсю обсуждался на самом высоком уровне. А в нашей милиции сказали, что это чисто семейный конфликт - хотя какая семья, мы ведь даже не женаты! Выходит, что если начнется суд по вопросу опеки, за Максом будет стоять его правительство, а за мной?

Сколько российских матерей в одиночку воюют за своих детей, увезенных отцами-иностранцами! Хоть кто-нибудь из наших властьимущих заступился за мам и их деток, между прочим, граждан России?.. Я уже не знаю, к кому обращаться. Все только посмеиваются, мол, нам бы твои заботы, выходила бы ты за него замуж и уезжала бы в свою Африку... А если я не хочу? Если я не хочу жить в Тунисе по законам шариата, не желаю, чтобы мой крещеный Васька кричал «Аллах акбар»? Я ничего не имею против мусульман или против Туниса, но пусть они меня не трогают...

Юлька не стала ничего дожидаться и, подхватив своего «Васью», уехала из Москвы Она очень часто просыпается по ночам, подходит к кроватке сына и часами любуется на него, спящего, словно не может поверить, что они по-прежнему вместе.