Одна из подруг подняла бокал и произнесла красивый тост, пожелав Марине хорошо устроиться в профессиональном и личном плане, последнее она расшифровала, т.е. выйти замуж за немца. Другая подруга добавила, чтобы все они потом могли приезжать к ней в гости и их визиты финансировались бы из толстого кошелька новоиспеченного мужа.

Марина уже три года в Гамбурге, научную работу она, к ее большому сожалению, забросила. У нее есть обеспеченный друг, коренной немец из хорошей, добропорядочной семьи. И все вроде бы хорошо, но любимое выражение ее избранника - «нужно экономить» - выводит эту спокойную, уравновешенную молодую женщину из себя: «Душ можно принимать и через день: это вредно для кожи и расходуется много воды»; «Ты ешь за завтраком обычно только две булочки, тогда зачем ты покупаешь три?»; «И почему все время я должен оплачивать билет твоей маме?». Поклонник Марины настаивает, чтобы она экономила на приобретении колготок, шампуня, дезодоранта. Хотя время от времени он бывает щедрым и дарит ей цветы, правда, всегда четное количество и чаще всего желтого цвета.

Другая история. Светлана - студентка одного из берлинских университетов. Она уже несколько лет встречается с одним молодым человеком. Он сделал ей предложение, она все еще тянет с ответом. На мой вопрос: «Почему?» - отвечает, что это и другая Родина и, скорее всего, другая религия. Ее молодой человек - католик, причем ярко выраженный. Несмотря на то, что православная и католическая вера имеют много общего, между Светланой и Вольфгангом возникают, тем не менее, конфликтные ситуации, связанные именно с религией, например, отношение к сексу (отказ от секса по пятницам, во время Поста, рождественских праздников, только особые позы и т.д.). Католическая церковь не приветствует также и добрачный секс, но, как объясняет Вольфганг, Бог прощает ему этот грех, потому что в детстве он тяжело болел. Он жертвует крупные суммы церковным приходам, но выходит из себя, когда не может найти бесплатное место для парковки, когда он вместе со Светланой едет в музей на выставку и обнаруживает, что билет стоит на несколько евро больше, чем он запланировал. Обычно в такой ситуации они разворачиваются и уходят, и весь уик-энд может быть испорчен нытьем Вольфганга о том, как все подорожало с уходом немецкой марки.

Мне посчастливилось узнать также мнение и немецких мужчин на этот счет. Преподаватель русского языка и литературы одного из немецких университетов, Альбрехт, поведал мне одну историю, которая произошла с ним в одной из поездок по России. Он зашел со своим старым приятелем-бизнесменом, живущим здесь у нас, посидеть в кафе. Спустя какое-то время там появилась очаровательная блондинка со своими родителями. Она была действительно очень яркой и сразу же бросалась в глаза. Как только ее родители ушли, то все присутствующие мужчины выстроились в очередь в желании пригласить ее на танец. Она всем отказала, потому что все присутствующие мужчины были ее соотечественниками, и указала пальцем на сидящих в углу двух немцев, профессора и бизнесмена. Когда потом они оказались вместе за одним столиком, то очаровательная блондинка поведала, что уже жила в Германии и была замужем за немцем. Правда, он не был хорошим мужем, пожаловалась она, потому что у него не было своего собственного дома, автомобиля и денег. Мой немецкий знакомый был поражен тем, что в представлении о том, каким должен быть хороший (идеальный) муж у русской дамы, материальные ценности стали определяющими. Мало того, она называет вещи своими именами и не стесняется говорить об этом вслух. Такие понятия, как хорошие взаимоотношения, дружба, любовь между супругами, даже не обсуждаются, потому что на одну любовь ничего не купишь, как объяснила блондинка.

Тот же немецкий профессор выделил среди своих учеников особую группу русских студенток, приезжающих, по его мнению, не за знаниями, а в поисках заграничных принцев. Они понимают, что если приедут в качестве домработницы или гувернантки, то и найдут себе соответствующего мужа в этом кругу. Это их не устраивает. Вот если у них будет диплом, то они могли бы рассчитывать на врача, адвоката, т.е. представителя интеллектуальных профессий.

Я старалась избегать каких-либо оценок и утверждать, что хорошо и что плохо. Мне просто хотелось бы сказать, что немцы - другие, у них не только другой язык, но и другая культура, другое восприятие мира, другая религия, разница в которых понимается и осознается не сразу.

Берлин