Хорошо, что редакция опубликовала статью «Управляющий совет: какие полномочия ему дать?». Благодаря ей широкая педагогическая общественность узнала о планируемых Минобразованием России и Комитетом по образованию и науке Государственной Думы законодательных и правовых изменениях, способных, на мой взгляд, нанести непоправимый ущерб отечественному образованию, а через него - и перспективам развития российского общества. Попробую пояснить этот вывод.

Во-первых, создается впечатление, что проект Основных положений по формированию, функциям и деятельности советов общеобразовательных учреждений (название-то какое мудреное) подготовлен непрофессионалами, людьми далекими от сферы образования. Действительно, авторы проекта предлагают создавать в школе некий гибрид попечительского и школьного советов. Вместо полноценного школьного совета, избираемого общешкольной конференцией (собранием работников учреждения, учеников и их родителей), авторы проекта предлагают создавать в школе (в том числе и с помощью недемократических форм назначения) нелигитимный орган, в который родители избираются только родителями, а педагоги - только своими коллегами.

Можно и без эксперимента заранее сказать, что столь непредставительный орган не получит необходимой поддержки от школьного сообщества и ничего хорошего сделать не сможет.

Огорчает необоснованное пристрастие авторов проекта к четко определенным числам. Проект они предназначают для общеобразовательного учреждения с числом учеников не менее пятидесяти. Школу с 49, а тем более с 30 детьми авторы лишают права создавать общественный совет. Или количественные границы состава совета общеобразовательного учреждения: не меньше 9 и не больше 21 человека. Реальная практика свидетельствует, что хорошо работать могут школьные советы как в составе 7, так и 24-30 человек.

Предположим, что в школе решили избрать (создать) совет из 9 человек. Математические ограничения авторов проекта потребуют участия в его работе не более 4 родителей и 2 педагогов. На посторонних для школы лиц в этом случае придется 3 человека, что больше, чем всех членов совета, представляющих трудовой коллектив школы. Не хотят ли авторы проекта тем самым увеличить властный ресурс в совете представителей органов местного самоуправления, управления образованием и придать ему определенные попечительские функции?

Проект Положения предусматривает членство в совете выпускников, окончивших данную школу, работодателей, чья деятельность прямо или косвенно(!) связана с данным общеобразовательным учреждением или территорией(!), на которой оно расположено, и граждан, известных своей культурной, научной, общественной, в том числе благотворительной, деятельностью в сфере образования. Странно, но факт: авторы проекта уравнивают права на участие в управлении школой участников образовательного процесса (имеющих такие права в соответствии со статьями 50, 52 и 55 Закона РФ «Об образовании») и иных категорий граждан, для которых такие права законодательно не установлены. Разумны ли в школах такие юридические эксперименты?

Самый большой изъян подготовленного проекта Положения состоит в том, что в нем исключается избрание в совет школы учеников. Даже Политбюро ЦК КПСС, признав в феврале 1988 года целесообразным создание в школах и ПТУ общественных советов с участием обучающихся, оказалось демократичнее нынешних модернизаторов образования. Мне кажется, что более реакционный документ в сфере образования сегодня трудно себе представить.

Конечно, можно дискутировать о том, надо ли предоставлять советам функции, заложенные в проекте. Многие из них заимствованы из наших научно-методических разработок, прошли апробацию на практике и получили свое подтверждение. Но в проекте имеются и ошибочные, по нашему мнению, функции. В частности, совет образовательного учреждения не может принимать изменения и дополнения к уставу: это относится к исключительной компетенции общешкольной конференции, которая принимает и сам устав.

Настораживает и функция совета принимать правила внутреннего распорядка... для учеников. Не возврат ли это к Правилам поведения для учащихся? Еще в 1990 году в «Учительской газете» были опубликованы подготовленные нами права школьников («О дайте, дайте нам свободу...»), которые 13 лет широко используются в массовой практике и частично вошли в содержание Закона «Об образовании». Неужели настало время отказаться от этих демократических приобретений в угоду горе-модернизаторам из Минобразования?

Страдает проект и отсутствием элементарной логики: в нем предлагаются ежегодные отчеты совета школы перед собранием родителей и учителей, которые не избирали этот совет. Кроме того, неужели авторам проекта не известно, что во многих школах такое собрание провести просто невозможно из-за отсутствия соответствующего помещения, в котором разместились бы все родители учеников и педагоги?

Горько и больно было читать этот проект. Его авторы по каким-то неизвестным нам причинам проигнорировали переданные министру образования Владимиру Филиппову и Комитету по образованию и науке Госдумы РФ Концепцию государственно-общественного управления и Концепцию демократизации управления общим образованием в России, подготовленные в лаборатории ГОУО Института управления образованием РАО и проверенные в отдельных школах и регионах. Так и хочется предостеречь авторов проекта: уважайте законы страны, в которой живете! Остановитесь в своем административном рвении!

Вениамин БОЧКАРЕВ, доктор педагогических наук,

президент Международной ассоциации содействия школьным советам