При своевременном выполнении ремонтных работ «Тайфуны» могут находиться в боевом составе ВМФ до 2010 г., когда им на смену придут подводные ракетоносцы четвертого поколения класса «Борей» (головной корабль - «Юрий Долгорукий»).

27 сентября 2005 г. в акватории Белого моря прошли летные испытания корабельного ракетного комплекса стратегического назначения четвертого поколения «Булава» для атомных ракетных лодок четвертого поколения. В 17 часов 20 минут по московскому времени с тяжелого ракетного подводного крейсера стратегического назначения «Дмитрий Донской» Северного флота, находившегося в надводном положении, был произведен пуск баллистической ракеты Р-30 с разделяющимися боеголовками на максимальную дальность. В 17 часов 43 минуты зафиксировано прибытие ракетных блоков в район боевого поля «Кура» на Камчатском полуострове. После первого пуска были последующие, такие же удачные.

«Булава» полностью разработана и изготовлена на предприятиях России и в максимально возможной степени унифицирована с наземным ракетным комплексом стратегического назначения «Тополь-М». Новым комплексом будут вооружаться ракетные подводные крейсеры стратегического назначения проекта 955, головной из которых, «Юрий Долгорукий», войдет в состав ВМФ России в 2007 г.

Назначение - стратегическое

Первая атомная подлодка (АПЛ) проекта 667 БДРМ типа «Дельфин» была заложена в Северодвинске в 1984 г. Последняя вступила в строй в ноябре 1990 г. Всего со стапелей сошли 7 атомоходов такого класса. Эти РПЛСН (ракетные подлодки стратегического назначения) - основная ударная сила морского компонента российских сил стратегического сдерживания.

Полное водоизмещение «Дельфина» -

12600 тонн, длина корпуса - 166 м, диаметр -

9 м. На вооружении - 16 баллистических ракет РСМ-54, в носовой части - 4 533-миллиметровых торпедных аппарата с боезапасом до 12 торпед. Силовая установка - 2 атомных реактора и 2 паровые турбины общей мощностью 60000 л.с. - позволяет развивать скорость 24 узла (ориентировочно - 50 км/час). Экипаж - 130 человек.

Жидкостная трехступенчатая баллистическая ракета РСМ-54 (стартовый вес 40 тонн и дальность полета 8300 км) принята на вооружение в 1986 г. На ней установлены 4 разделяющихся ядерных блока индивидуального наведения. Старт подводный.

Большой запас РСМ-54 на складах, высокая степень надежности, возможность применения вне зависимости от погодных условий делают ракету основным оружием морских стратегических ядерных сил России.

...«Новомосковску» повезло. Он последним ракетоносцем своего проекта вошел в боевой состав ВМФ России и первым в мире в 1991 г. выполнил уникальную стрельбу под кодовым названием «Бегемот» - подводный старт 16 баллистических ракет. Насколько она сложна, судите сами. При одновременном запуске большого количества ракет импульсы, сотрясающие корпус лодки при запуске, огромны. А необходимо удержать РПЛСН в жестких рамках режима стрельбы в первую очередь на заданной глубине в «стартовом коридоре». И экипаж «Новомосковска» блестяще выполнил задачу. Позже у него не раз были другие ракетные стрельбы. В июле 1998-го - баллистической ракетой, выведшей на околоземную орбиту германский научно-исследовательский микроспутник «Тубсат-Н». В конце 2000-го - с целью проверки боеготовности морских стратегических ядерных сил РФ.

Все шахты на ракетной палубе «Новомосковска» - со звездочками за успешные ракетные пуски. С 1991 по 2002 год «Новомосковск» 5 раз уходил в дальние походы, их общая продолжительность - 354 суток.

Под стать «именитому» атомоходу - экипаж капитана

1 ранга Сергея Рачука, «державший» во время нашего знакомства «Новомосковск». Первое, что услышал от флотских подводников: «Рачук - очень грамотный командир, дело свое знает. Мастер! Вы видели бы его в работе, в «связке» с корабельным боевым расчетом! Понимают друг друга чуть ли не с полвзгляда. Экипаж Рачука - школа мастерства и кузница кадров. Опыта ему не занимать».

В нашем разговоре подвижный, задорный, с перчинкой на языке, Рачук за словом в карман не лез. С таким человеком легко в общении, на службе, в жизни. Вероятно, с таким характером и должен быть человек, у которого день рождения 13-го, женился он 13-го и после окончания Военно-морской академии пришел служить на Северный флот также в 13-ю, в то время еще существовавшую дивизию АПЛ. «Счастливое для меня число», - сказал Рачук, улыбаясь.

В активе капитана 1 ранга немало ракетных стрельб. Когда поинтересовался у него самой памятной, Рачук, не задумываясь, ответил: «Конечно же, первая, лейтенантская». В 1988 г. после окончания ракетного факультета Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола служил командиром группы старта в БЧ-2 на «стратеге» Тихоокеанского флота.

- Чем запомнилась? - рассказывает Сергей Владимирович. - Новизной пережитых в ракетном отсеке ощущений: большая ответственность и чувство... чего-то великого. Конечно, нынешние командирские переживания отличны от давешних, как небо и земля. Но все равно всегда екает в груди после поворота вместе с командиром БЧ-2 ключей старта, когда начались необратимые операции. Ракетную стрельбу уже не отменить. Готовность к запуску двигательной установки... 5 секунд... 10... От экипажа уже ничего не зависит. «Ну, давай, родимая, вывези, не подведи», - мысленно обращаются к ракете подводники. И она будто слышит. Заработали двигатели. Лодку качнуло. Ракета ушла. Очень мягко. Есть у ракетчиков такое выражение. Ведь каждая ракета стартует по-разному. Есть жесткий старт: удар, и ушла. Резко, с визгом. Но лучше, когда мягко. Как автомобиль: завелась, подалась чуть-чуть вверх. «Уехала». И за нее можно быть спокойным: РСМ-54 по праву признана одной из лучших в мире.

Об этом капитан 1 ранга Рачук судит не только как ракетчик-практик. Его отец Владимир Сергеевич - генеральный конструктор воронежского КБ «Химавтоматика». Двигатель на первой ступени РСМ-54 - его детище.

- В случае чего, - улыбается Рачук, - знаю, кому претензии высказывать. Хотя отец для меня - беспрекословный авторитет.

Спрашиваю:

- А была возможность по отцовской стезе пойти?

- Переплетения родового генеалогического древа, - отвечает, - вариантов, кроме как стать ракетчиком-моряком, мне не оставили. Прадед Алексей Рачук служил матросом-электриком на линкоре «Императрица Мария», затем - на царской яхте «Полярная звезда». Ничего не попишешь - судьба!

После такого заключения можно бы уверовать, что Рачук - фаталист. Но оказалось - отнюдь. Фото жены и детей всегда берет с собой в море. Но в обереги и талисманы особо не верит.

- Главный мой талисман, - говорит, - экипаж. Когда мы вместе и знаем, что делаем, - это лучше талисманов, оберегов и прочего.

- В чем традиции экипажа?

Сергей Владимирович ответил:

- Выполнять поставленные задачи с высоким качеством, точно стрелять - это хорошие традиции? Безусловно.

Командир поспешил по делам, посоветовав «помучить» его старпома по боевому управлению Дмитрия Степаненко: мол, он все знает, доверяю ему, как себе. Тот дополнил рассказ интересными штрихами.

Оказалось, подчиненные Рачука - экипаж тысячной подводной лодки (РПЛСН «Брянск»), построенной в России за время существования отечественного подплава. Этим гордятся. Отсюда - исток ратных дел, педантичное отношение к выполнению задачи. А она у «стратегов» одна: по сигналу на применение ядерного оружия удержаться в «стартовом коридоре» и нанести точный ракетный удар. Конечно, при этом вряд ли стоит рассчитывать на отсутствие противодействия подводных «истребителей» противника - многоцелевых субмарин. Западные теоретики военно-морского дела прогнозируют максимальное время жизни «стратегу» - не более 3-6 минут после старта МБР. За это время его якобы отследят и уничтожат вражеские «истребители». Но...

- Мы сходили на боевую службу и остались необнаруженными, - говорил Степаненко. - Нас не «взяли» на выходе из базы, не «сели на хвост» в море. То есть если бы поступил приказ применить ядерное оружие, мы без замечаний выстрелили бы полный боекомплект.

- И ушли бы?

- Не важно: ушли бы или нет. Для нас главное - выполнить основную задачу. Так вам скажет каждый член экипажа. В противном случае служба на «стратеге» теряет смысл.

Ударные «охотники»

Атомные подлодки проекта 971 «Барс» - ударные субмарины. Приняты на вооружение в 1988 г. Водоизмещение: надводное - 5700 тонн; подводное - 7900 тонн. Корпус из слабомагнитной стали. Длина - 108 м, диаметр корпуса -

13 м. Один реактор ОК - 650 с водяным охлаждением мощностью 43 тысячи л.с. Вооружение АПЛ - торпеды.

Подлодки класса «Барс» - самые быстрые субмарины (более 35 узлов), состоящие на вооружении ВМФ России. Уровень шума на скорости хода 6 - 9 узлов крайне мал, что существенно затрудняет их обнаружение.

Черное тело с оскалом звериной морды на обтекателе гидроакустического комплекса неслышно скользит в сумеречных глубинах океана...

Вепрь силен, осторожен и хитер. Его даже хозяин тайги - уссурийский тигр - остерегается. Когда же вепрь выходит на тропу, под его ногами травинка не шелохнется, веточка не «выстрелит».

Охотничий инстинкт земного тезки вобрал «Вепрь» - атомоход третьего поколения проекта «Барс» (по натовской классификации «Akula-II»). Конструкторы и кораблестроители «Севмашпредприятия», на стапеле которого родился «охотник», дали ему чуткое «обоняние» гидроакустического комплекса, острые «клыки» ракетного и торпедного вооружения, неистощимую энергию атомного «сердца», титаническую силу турбины. Новейшие достижения радиоэлектроники, металлургии, турбиностроения, комплексной автоматизации и теории акустического поля сделали российский корабль достойным соперником американским многоцелевым подлодкам класса «Лос-Анджелес». Поэтому западные военно-морские специалисты видят в «Барсах» реальное препятствие стремлению флотов НАТО к технологическому превосходству в такой перспективной сфере, как акустическая скрытность.

Показателен эпизод боевой «биографии» «Волка» однотипного с «Вепрем».

В зоне абсолютного господства противолодочных сил ВМС США российский атомоход обнаружил и длительное время скрытно следил за новейшим американским подводным ракетоносцем типа «Огайо», направлявшимся в район боевого патрулирования. В Америке военспецы считали стратегические подлодки этого класса практически недосягаемыми для гидроакустических станций субмарин противника. К возможности скрытного слежения за ними, по крайней мере в своем районе, относились скептически. В итоге престиж американских подводников получил ощутимый удар, обнаружение «Огайо» привело к «разборке» на Капитолийском холме. Командование ВМС, ссылаясь на «русскую подводную угрозу», затребовало у конгресса США немалые ассигнования на увеличение численности новых подлодок четвертого поколения типа «Си Вулф».

А командир АПЛ «Волк» Алексей Буриличев - ныне контр-адмирал - стал Героем России.

Так что, резюмировал один из подводников, «правильные исторические корни у «Вепря», в прочный корпус которого Северный флот вдохнул достойную душу - экипаж с прекрасными традициями: «Вепрь» всегда должен быть отличным кораблем, если офицеры и уходят с него, то исключительно на повышение. Все это сулит долголетие глубинным дорогам «Вепря». В том числе и по результатам состоявшегося в сентябре 2004 г. российско-французского учения, посвященного безопасному плаванию подлодок за пределами территориальных вод.

Тогда впервые в истории отечественного подплава «Вепрь», которым командует капитан 1 ранга Юрий Кириченко, направился с визитом в порт страны блока НАТО. Огромная ответственность легла на экипаж во время стоянки корабля в Бресте. За североморцами через прессу и телевидение пристально следили миллионы глаз. Иностранцы, по словам заместителя командира дивизии АПЛ по воспитательной работе капитана

1 ранга Андрея Дмитраша, должны были узнать и понять: русские - не только те, кто купил виллы на Лазурном берегу. Это еще и прекрасные люди, большей частью - романтики, которые служат на современной подлодке, преданы профессии защитника Отечества, знают свое дело и любят родной корабль. Именно они - истинное олицетворение того, что и называют на Западе «загадочной русской душой», - сошли на причал в Бресте и, отдав воинское приветствие Андреевскому флагу, сказали:

- Здравствуй, Франция! Честь имеем!..

Утро 22 сентября 2004-го «Вепрь» встретил всемирно известным. Полосы ведущих французских и европейских печатных изданий пестрели заголовками: «Визит российской субмарины в Брест: впервые в истории»; «Исторический визит российских военных кораблей». Общим во всех сенсационных материалах было главное, ради чего подводники прошли 3 тысячи миль сквозь штормовую Атлантику и успешно действовали на российско-французском учении: «Дружественный визит проходит в рамках развития добрых отношений между флотами двух великих морских держав».

Арктический триумф

Первая многоцелевая АПЛ проекта 671 вступила в боевой состав ВМФ в конце 1967 г. На вооружении подлодки - торпеды, мины. Длина АПЛ - 92,5 м, ширина - 10,6 м. Водоизмещение: надводное - порядка 4,5 тысяч тонн, подводное - более 6 тысяч тонн. Рабочая глубина погружения - 320 метров. Полная скорость подводного хода - 33,5 узла. В ходе испытаний новый атомоход развил кратковременную максимальную подводную скорость более 34,5 узлов, став в то время самой быстроходной АПЛ в мире. На Западе эти корабли получили кодовое имя Victor. Их можно было встретить фактически во всех морях и океанах, где советский ВМФ нес боевую службу. АПЛ демонстрировали высокие поисковые и боевые возможности. У «Викторов» - яркие биографии. Один из них - дальний поход АПЛ проекта 671 РТМК (Victor-III).

Атомоход шумно, с пронзительным свистом воздуха высокого давления, гнавшего стылую воду из цистерн главного балласта, всплыл в полынье среди бескрайних ледяных полей.

На сигнальном мостике атомохода за полусферой его стеклянного козырька трое: старший на борту вице-адмирал Анатолий Шевченко, командир дивизии АПЛ контр-адмирал Михаил Кузнецов и командир атомной подводной лодки капитан 1 ранга Сергей Кузьмин. Легкий морозец щипал лица подводников.

В тот июльский день 1994 г. до Северного полюса Земли им оставалось 60 миль.

Всплытие - всегда сильнейшее напряжение экипажа, а во льдах возрастающее неимоверно. Всплыть в полынье - значит сжать нервы в кулак, обратиться в зрение, слух. Долгими часами, затаив дыхание, ожидать: когда же архимедленно всплывающий атомоход вырвется из преисподней арктических глубин.

Пробиваясь к полюсу, атомоход Кузьмина всплывал 14 раз.

Старший мичман Виталий Алексеев был в походе старшиной команды радиометристов. В центральном посту находился на расстоянии вытянутой руки от капитана 1 ранга Сергея Кузьмина. «За 12 лет службы в подплаве, - вспоминал Виталий Анатольевич, - ходил со многими командирами. Но такого профессионала, как Сергей Викторович, честно, - видел впервые. С ним было не страшно...»

Кто знает, может, в этом и есть наивысшая оценка ратного мастерства командира? Вот так просто, без заискивания и лицемерия, с твердой убежденностью: «Мне с командиром не страшно». Это так важно! Без колебания в любой момент пойдут с Кузьминым и в бой, и «под лед».

- Есть у Сергея Викторовича удивительная способность - я даже сказал бы, природное дарование - отыскивать полыньи, - рассказывал контр-адмирал Михаил Кузнецов. - Ведь они как грибы: находятся не везде, а лишь в определенных местах, где для их образования есть необходимые гидрометеорологические факторы. В поисках полыньи центральный пост атомохода под руководством Кузьмина действовал высокопрофессионально. Всплывали мы только на чистой воде.

Скольких бессонных часов, нервов, тревожных сомнений стоила она командиру и его экипажу?

На протяжении всего плавания подо льдом радиотехническая боевая часть капитан-лейтенанта Игоря Михайлова трудилась в двухсменном режиме. Кроме обычной для акустиков и радиометристов работы по поиску иностранных субмарин, вели так называемую ледовую разведку. Специальной аппаратуры было достаточно (телекамеры, эхоледомеры и прочие), а народу мало. Напряжение сильное. Вахтенные на перископе докладывали: мол, темно в окулярах - значит, многометровый паковый лед, если светлее - значит, не многометровый, но все равно лед. Где же полынья? «Бывало, искали несколько дней, - вспоминал командир БЧ-7 капитан-лейтенант Михайлов. - От сознания того, что над головой ледяная «крыша», порою становилось не по себе. Но нервозности в работе боевой части не было. Почему-то стопроцентно уверились, что если есть полынья, мы ее обязательно найдем».

«Найдем...» Это слово, как заклинание, повторял и старшина команды радиометристов старший мичман Виталий Алексеев на вахте у системы телевизионного обзора верхней полусферы АПЛ. Перед его глазами на экране монитора плыла изнанка ледяного поля: острозубые каверны, вспучины, подсовы - огромные выступы над атомоходом. Эхоледомеры показывали многометровый пак. Самописцы чертили подводный «рельеф» льда. И вдруг Алексеев приметил: грифель самописца, скользнув вниз, лихо изобразил двадцатиметровый пикообразный подсов. «Ничего себе, дамоклов меч», - поеживаясь, думал Виталий Анатольевич.

Лодка шла на безопасной глубине, но глухая кровля со зловещим оскалом ледяных сталактитов давила тяжестью на души. И еще серьезнее, собраннее становились подводники. Ведь, не дай бог, случись что - не всплывешь, не отдраишь люки к небу. Сверху многометровый панцирь! Но на лицах не было страха. Вместе с ними в прочном корпусе шли многоопытные вице-адмирал Анатолий Шевченко, контр-адмирал Михаил Кузнецов, командир, которому верили, как себе, и даже больше...

Легче становилось, когда находили полынью. Оценивали размеры. Штурманы капитан-лейтенант Павел Лавров и старший лейтенант Андрей Клименко вычисляли направление дрейфа льда, скорость течения. Радиометристы визуально убеждались, что в полынье нет льда. Раздавалась долгожданная команда Кузьмина: «По местам стоять, к всплытию!» Электромеханическая боевая часть капитана 2 ранга Виктора Загребина начинала медленно, осторожно, со скоростью полметра в минуту поднимать 7 тысяч тонн стометрового «тела» субмарины к поверхности.

В пяти милях от географического Северного полюса атомоход всплыл в 18.00 по московскому времени. Ближе полыньи не было. Ярким солнцем, голубизной неба, штилем встретила «макушка» Земли отважных североморцев.

Прозвучала команда на построение. Шеренги замерли на надстройке субмарины.

- Товарищи! Наша подводная лодка находится в чистой полынье на Северном полюсе, - обратился вице-адмирал Анатолий Шевченко к североморцам. - Мы выполнили приказ Главнокомандующего ВМФ, доказав высокую профессиональную выучку моряков-подводников Российского флота. Благодаря вашему мужеству и героизму мы достигли наивысшей точки планеты.

Приказываю в ознаменование 300-летия отечественного флота поднять Государственный флаг нашей Родины - России и Андреевский флаг Военно-Морского Флота на Северном полюсе!

Под торжественные аккорды Государственного гимна флаги по фалам устремились ввысь. Казалось, еще мгновение, и быстрокрылыми птицами взовьются в поднебесье над планетой, чтобы весь мир увидел: русские снова на полюсе!

Подо льдами совершили «малую кругосветку» - пару кругов вокруг земной оси. Удивительно было слышать в ЦП доклады командира БЧ-1 капитан-лейтенанта Павла Лаврова: «Проходим долготу Лас-Вегаса... Проходим долготу...»

В Видяево везли «трофеи» с полюса: воду из полыньи и свидетельства о посещении Северного полюса, врученные каждому члену экипажа. И еще - воспоминания о тревожных вахтах, долгих всплытиях, дрейфующих льдах...

Но главное, с чем возвращались домой, - опыт действий в арктическом бассейне. Да еще акустики на обратном пути «зацепили» иностранную атомарину и долго держали с ней устойчивый контакт. Лишь по приказанию штаба СФ «работу» с лодкой прекратили. Поход на полюс, всплытие на «макушке» Земли и подъем флагов, достойное возвращение в базу стали триумфом российских подводников, отличного экипажа Кузьмина. Ныне он - контр-адмирал, начальник штаба эскадры АПЛ, удостоенный за тот поход звания Героя России.

«Варшавянка»

Первая дизель-электрическая подводная лодка проекта 877 («Варшавянка») принята на вооружение в 1980 г. Главный разработчик - Центральное конструкторское бюро морской техники «Рубин». Корпус лодки покрыт резиновыми антизвуковыми плитками для увеличения звукоизоляции. Боевая информационная система субмарины состоит из многоцелевого компьютера, который может следить за пятью целями одновременно, прокладывать курс и держать под контролем все системы ПЛ.

У «Варшавянки» шесть 533-мм торпедных аппаратов и 18 тяжелых торпед с системой автоматической подачи. Подлодка также оснащена гидролокатором с двойным пеленгом, позволяющим существенно снизить ошибку пеленгации. Водоизмещение ПЛ проекта 877: надводное - 2300 тонн, подводное - 3950. Силовая установка дизель-электрическая, мощность 7894 л.с. Скорость хода - 17 узлов (около 35 км/ч). Дальность плавания - 6 тысяч миль при скорости хода 7 узлов. Длина корпуса - 72,6 м, ширина - 9,9 м, осадка - 6,2 м. Команда - 57 человек.

...Дизельная подлодка медленно вошла на рейд Екатерининской гавани. Прогудев ревуном о возвращении с моря, направилась к причалу. Эпизод в жизни флотского гарнизона Полярного привычный. Даже в зимнее штормовое время кто-то постоянно уходит в суровое Баренцево море, кто-то возвращается.

Демонстрировать в море хорошую выучку издавна стало добрым правилом для подводников Краснознаменной ордена Ушакова 1-й степени бригады дизельных подводных лодок СФ, которой командует капитан 1 ранга Олег Голубев.

Подлодка «Липецк» под командованием капитана 2 ранга Сергея Крошкина - один из самых ходовых кораблей в соединении. Только в 2004 году лодка совершила в общей сложности 13 выходов в море, в сумме 64 ходовых суток. А по итогам прошлого учебного года экипаж признан одним из лучших в бригаде. То, что у подчиненных Сергея Владимировича все всегда «срастается» по высшему классу, свидетельствуют факты «биографии» лодки.

В 2002 г. «Липецк» завоевал приз Главнокомандующего ВМФ среди дизельных субмарин по торпедной атаке отряда надводных кораблей. По итогам 2003 г. признан лучшей дизельной подлодкой на Северном флоте.

В последние годы город Полярный и сама бригада дизельных подлодок стала своего рода Меккой отечественных кинематографистов. Там, в первой столице Северного флота, много лет назад создали фильм «Командир счастливой «Щуки». Там же снимали «Конвой PQ-17», а также «72 метра», в котором в «роли» дизельной подлодки «Славянка» в 2002-м выступила полярнинская ДПЛ «Магнитогорск». В эпизодах с построением экипажа во второй шеренге за популярными артистами стояли реальные подводники-«магнитогорцы». А в конце 2004 г. в соединении прошли съемки фильма «Первый после Бога» о легендарном Александре Маринеско. В качестве прославленной С-13 «позировала» «местная» подлодка «Вологда».

Экипаж дизельной подлодки - одна семья. Все друг у друга на виду. Теснота лодочных отсеков в дизельных подлодках особенно сближает людей, трансформируется в сплоченность, взаимопонимание, любовь к подводному кораблю, его оружию. Этому на ДПЛ, кажется, способствует все: даже то, что в море в первом отсеке моряки спят, образно говоря, в обнимку с торпедами. Там их штатные спальные места. Это не кино, а жизнь «дизельного» подплава.

(По материалам открытой печати)