26-27 июля (6-7 августа по новому стилю) 1714 г. молодой Балтийский флот у полуострова Гангут (Ханко) одержал победу над одним из сильнейших флотов Европы. Она стала одним из самых значимых военных событий кампании 1712-14 гг.

К весне 1714 г. в ходе Северной войны (1700-1721 гг.) южная и большая часть центральной Финляндии были заняты русскими войсками. Планом 1714 г. предусматривалось завоевание всей Финляндии. Основная задача - занятие Аландских островов и перенесение военных действий на территорию Швеции - возлагалась на флот. Для этого требовалось усилить группировку российских войск в Аббо (Финляндия), что было возможно только при прорыве русского гребного флота с десантом через Рилакс-Фьорд (к западу от полуострова Гангут) в Абосские шхеры.

Шведский сенат предусматривал возможность подобного маневра, но успех считался маловероятным, поскольку размещение шведского флота у Гангутского мыса позволяло держать под контролем выход из Финского залива в море и проходы в шхеры. С этой целью ежегодно с освобождением Финского залива ото льда шведы посылали туда крупные силы. В апреле 1714 г. к полуострову Гангут вышли из Стокгольма и Карлкруны эскадра адмирала Г. Ватрана - 13 линейных, два бомбардирских корабля и бригантина, а также отряд вице-адмирала Лиллье - четыре линейных корабля и фрегат.

Нева и восточная часть Финского залива освобождалась ото льда позднее, поэтому шведские корабли 25 апреля беспрепятственно заняли выгодную прошлогоднюю позицию. Их разведывательные отряды были высланы к острову Нарген, Ревелю и Кашпервику. Возле о. Оланд занял позицию шхерный отряд шаутбенахта Э. Таубе. В начале июня 3 фрегата и 10 гребных судов этого отряда перешли к полуострову Гангут.

Русский гребной флот под командованием Ф.М. Апраксина (99 гребных судов с десантом на борту) вышел из Санкт-Петербурга 9 мая. По мере очищения Финского залива ото льда он продвигался к побережью Финляндии под прикрытием парусного флота.

29 июня флот стал на якорь у местечка Тверминне (восточное побережье полуострова Гангут). Дальнейший путь к Аббо преграждал шведский флот. Апраксин занял полуостров и организовал наблюдение за шведским флотом, послал донесение Петру I в Ревель. Как опытный военачальник, он сделал заключение, что беспрепятственный проход русских судов невозможен.

Оценив силы и позиции шведского флота, царь отказался от использования против него своего парусного флота, который по численности был почти равен шведскому, но по вооружению и мореходным качествам значительно ему уступал. Петр I 20 июля прибыл из Ревеля к Тверминне, несколько дней вел разведку шведского флота, для чего в ночь на 21 июля был выслан сторожевой отряд (15 скампавей) под командованием бригадира Ф. Лефорта.

Царь пришел к дерзкой мысли, основанной на опыте россиян по строительству переволок - деревянных помостов между реками. Такую переволоку решено было построить через узкий перешеек (2,5 км) и перебросить по ней несколько легких галер в район к западу от Гангута. Появлением в тылу противника русских кораблей он намеревался отвлечь шведов и обеспечить прорыв главных сил флота.

Узнав о строительстве русскими переволоки, шведский флагман утром 25 июня послал к западному берегу перешейка отряд - 10 кораблей под командованием контр-адмирала Н. Эреншельда. Другой отряд (вице-адмирал Лиллье) - 8 линейных кораблей, фрегат и 2 бомбардирских судна был направлен к Тверминне для атаки главных сил русского галерного флота. С оставшейся частью флота Ватранг продолжал занимать позицию на Гангутском плесе.

Петр I решил воспользоваться просчетом шведского флагмана, разделившего силы своего флота. Учитывая, что в этом районе с ночи до полудня обычно стоит полный штиль, и парусные корабли теряют способность двигаться, он решил направить свои гребные суда в прорыв ранним утром 26 июля.

Вечером 25 июля авангард гребного флота под командованием капитан-командора М.Х. Змаевича перешел из бухты Тверминне к месту стоянки сторожевого отряда. Шведская эскадра, перекрывая проход вблизи побережья, стояла на Гангутском плесе так близко к берегу, как это позволяли глубины. Но оставшихся кораблей было явно недостаточно, чтобы закрыть весь плес. Ватранг, обеспокоенный продвижением русского авангарда, приказал своим силам переместиться ближе к противнику. Штиль нарушил строй эскадры и вынудил корабли шведов снова стать на якорь.

Этим воспользовался Петр I, решив обойти шведский флот мористее, вне дальности его огня. В 8 часов русский авангард (20 скампавей) начал движение. Шведские корабли снялись с якоря и на буксире шлюпок попытались приблизиться к месту прорыва. Они продвигались крайне медленно. Их огонь не достигал русских судов. Отряд Лиллье, повернувший по сигналу флагмана на соединение с главными силами, не смог двигаться из-за штиля. Это позволило русскому командованию вслед за авангардом направить 15 скампавей отряда Лефорта, который также без помех прорвался мористее шведского флота.

Огибая Гангут, русский авангард встретил и обстрелял судно из отряда шаутбенахта Таубе, шедшего на соединение со шведским флотом. Увидев прорывавшиеся русские суда и не имея полной картины обстановки, Таубе повернул свои корабли обратно к Аландским островам.

Во время прорыва сторожевого отряда Петр I получил донесение о появлении у западной части строящейся переволоки отряда Эреншельда и приказал Змаевичу с ходу атаковать шведов. Но Эреншельд своевременно отошел в северо-западную часть Рилакс-Фьорда, где и был заблокирован русскими. К этому времени в связи с удачным прорывом части русского флота надобность в переволоке отпала, и Петр I приказал прекратить ее строительство.

К полудню подул слабый юго-восточный ветер, и отряду Лиллье удалось соединиться со своими главными силами. Шведский флот построился в две линии на месте прорыва первых двух отрядов русских гребных судов. Проход под берегом остался неприкрытым.

К вечеру 26 июля ветер вновь перешел в штиль. Русские, готовясь к прорыву своих главных сил, вывели гребные суда из бухты Твермине и укрыли их за островами у плеса. Ночью шхерный район затянуло туманной дымкой, что еще более благоприятствовало замыслам российского командования.

Военный совет, созванный около трех часов ночи, принял решение о немедленном прорыве, на этот раз ближе к береговой черте. Шведы из-за тумана на фоне берега не смогли своевременно обнаружить подготовку и начало движения русского флота. Лишь с восходом солнца шведские наблюдатели увидели быстро передвигающиеся в строю кильватера русские суда на входе в Абосские шхеры. Артиллерийский огонь шведов и попытка буксировать свои корабли шлюпками не имели успеха. Время было упущено. К полудню главные силы соединились в Рилакс-Фьорде с отрядами Змаевича и Лефорта. Русский флот - 98 гребных судов (одна скампавея села на мель и была захвачена шведами), с 15-тысячным десантом, боеприпасами, продовольствием и фуражом благополучно завершил прорыв.

Главные силы шведов уже не могли угрожать российским гребным судам, поскольку сложный аббо-аландский шхерный фарватер был опасен для прохода больших кораблей. Превосходная позиция шведского флота на Гангутском плесе утратила всякий смысл. Но путь к Аббо русскому флоту преграждал отряд Эреншельда, на который Ватранг возлагал большие надежды.

Эреншельд занял выгодную позицию в Рилакс-Фьорде, расположив суда по вогнутой линии так, что оба фланга отряда упирались в острова. В центре находился 18-пушечный фрегат «Элефант» (Слон), с носа и кормы его стояли по 3 галеры, имевшие вместе 84 орудия, в том числе 6 крупного калибра. Во вторую линию были поставлены 3 шхербота с 14 орудиями. Всего у шведов было 116 орудий. Подобное построение обеспечивало одновременную стрельбу всей шведской артиллерии с приближением русских судов. А русские для атаки шведских кораблей в узком проливе могли использовать одновременно не более 20 скампавей, вооруженных каждая лишь одним орудием малого калибра, что обеспечивало явное огневое превосходство шведов. Шведское командование надеялось и на превосходство в морском бою опытных шведских офицеров и матросов, недооценивая способности русских моряков.

Русское командование также учитывало особенности обстановки и района, силы противника, их построение. Так как небольшая ширина пролива не позволяла русским развернуть весь гребной флот, для атаки был выделен авангард из 23 скампавей, который занял позицию в полумиле от противника. Авангард разделили на 3 части. В центре - 11 скампавей под командованием Лефорта и капитана 3 ранга Дежимона. На правом фланге уступом вперед в две линии - группа из 6 скампавей генералов Вейде и Змаевича. На левом фланге в таком же порядке - группа из 6 скампавей бригадира Волкова и капитана 2 ранга Дамиани (Демьянова). Авангардом командовал Вейде. Петр I руководил боем с галеры, стоящей за авангардом. На некотором расстоянии от авангарда, как тактический резерв находились главные силы гребного флота под командованием Ф.М. Апраксина.

К 14 часам развертывание русского флота было закончено и по обычаям того времени Эреншёльду было послано предложение о сдаче в плен, которое тот не принял.

В 15-м часу по команде Петра I сражение началось. Гребные суда атаковали противника. Две первые фронтальные атаки были отбиты ожесточенным огнем всех шведских кораблей. Тогда Петр I изменил направление удара. Третья атака была направлена на фланговые суда противника, что не позволило шведам в полной мере использовать свое преимущество в артиллерии. Русским удалось сблизиться со шведскими галерами и навязать противнику абордажный бой, в котором проявили себя бойцы десантного корпуса. Шведские корабли один за другим начали спускать флаги, на их место русские поднимали свои. Дольше других держался флагманский фрегат «Элефант», но после фронтальной атаки к 17 часам сдался и он.

Русские захватили все корабли противника. Шведы потеряли 361 человек убитыми, 580 их моряков были взяты в плен. Потери русских составили 466 человек, из них 124 убитых.

Победа при Гангуте - первая в истории русского регулярного флота - имела большое военно-политическое значение для России

(Петр I приравнивал ее к победе под Полтавой в 1709 г.), произвела огромное впечатление в Европе и была торжественно отмечена в стране. В Санкт-Петербурге состоялись морской парад на Неве и торжественное шествие победителей по городу. На триумфальной арке, под которой проходило шествие, был изображен орел, когтящий слона, с подписью «Российский орел мух не ловит».

В тот же день сенат постановил наградить всех участников Гангутской победы медалями, на которых была выбита надпись: «Русский флот впервые». Петр I, проявивший незаурядные способности флотоводца, получил очередной чин вице-адмирала.

На примере этой исторической победы воспитывалось не одно поколение российских моряков. В память о ней получали имена русские суда. Первым из них стал 90-пушечный корабль. Он участвовал в завершении Северной войны, прикрывал высадку русского десанта в районе полуострова, давшего ему имя. Так же был назван корабль, вступивший в строй летом 1826 г. Он участвовал в Наваринском сражении 1827 г., уничтожил и захватил 3 турецких корабля. В 1854 г. «Гангут» был переоборудован в один из первых российских винтовых кораблей. Это имя в конце XIX в. носил эскадренный броненосец на Балтийском флоте. В Первой мировой, а затем Гражданской и Великой Отечественной войнах участвовал одноименный линейный корабль (с 1925 г. - «Октябрьская революция»). Имя «Гангут» получила плавбаза подводных лодок, вошедшая в состав Балтийского флота в 1969 г. Ныне этот корабль, как учебное судно, служит школой будущих флотоводцев - курсантов военно-морских вузов.

Сергей Ташлыков, кандидат исторических наук, доцент

Николай РОЯНОВ, кандидат военных наук, профессор