Кто и как несет культуру в массы?

Московский государственный университет культуры (МГУК), который когда-то ковал исключительно библиотечные кадры, ныне развернулся так широко, что готовит режиссеров, культработников и прочих необходимых стране тружеников просветительского фронта. Выпускники МГУКа поддерживают на плаву местные дворцы и дома культуры, создавая там интересные кружки, студии и даже почти профессиональные театры, скрашивающие народу жизнь при рыночных реалиях. Понятно, что все талантливые сельчане приехать в МГУК не могут, так, может быть, сам МГУК делает им шаг навстречу, прокладывая через долгие расстояния быстрые пути дистанционного образования?

- И как вы себе это представляете? - едко поинтересовалась проректор Московского государственного университета культуры Валентина Васильевна Болочагина. - Вы только вдумайтесь: мы готовим работников культуры, людей творческих. Да у нас, если на то пошло, для массового культурного досуга идет штучная подготовка специалистов! Какая может быть дистанция, когда нужен контакт с мастером-педагогом - контакт непосредственный, постоянный? Нет, не использовали дистанционные методы и в ближайшем будущем использовать не будем. А вам советую спуститься на землю: не все то хорошо, что предлагают высшей школе!

Не хлебом единым

Если кто подумает, что пищевые производства - это в основном хлебопечение и производство кондитерских изделий, то сильно ошибается. Есть еще и макароны, и колбасы, и всяческие овощи быстрого употребления, и много такого, чего сразу в полном объеме не представишь. Тем более трудно представить, сколько для производства этого нужно всяких разных специалистов. Наверное, поэтому большим успехом пользуется Московский государственный заочный институт пищевой промышленности (МГЗИПП). Ну, подумали мы, название сохранилось старое, но уж новые-то методы тут наверняка используют. Заочник ведь нынче пошел особый: и с кругозором современным, и к информационным технологиям благосклонный, и время экономящий. Зачем ему время тратить на дорогу до вуза, если есть возможность учиться по интернету?

- Виртуальное пространство? Информационные технологии? Дистанционное обучение? - с сомнением переспрашивала секретарь ректора. - А вам все это зачем?

- Да это не нам, а вам они зачем-нибудь нужны? - робко настаивали мы на своем.

- Вам, наверное, Марина нужна, - вдруг обрадовалась секретарь. - Она у нас с заочниками занимается и все знает.

Марина и в самом деле все знала. Но в основном о заочной форме обучения, а вовсе не о дистанционном образовании, потому что такового в их вузе не было, нет и, во всяком случае в ближайшее время, не будет. Во-первых, потому, что руководители считают - на бумаге все излагать дешевле, быстрее, а главное, привычнее. Во-вторых, для того, чтобы развивать дистанционные формы, нужно много денег, а их никто не дает. Без денег же, как известно, и компьютеры не купишь, и аудио-, видеозаписи не сделаешь, не говоря уже о компакт-дисках. Да и народ в вузе учится небогатый, компьютеры не имеющий, как, впрочем, и денег для приобретения всяких новомодных учебных материалов. Так что дистанционного образования в МГЗИППе нет, хотя Марина радеет за него всей душой - вместе со своим начальником. Но поговорить с последним нам не удалось: по странному совпадению именно в тот день, когда мы вели разговор, и он, и сама Марина оказались из вуза... уволенными. И кто теперь будет радеть за новые формы обучения, совсем не ясно. Напоследок Марина посоветовала нам обратиться в такой вуз, где дистанционное образование необходимо просто позарез. Например, в какое-нибудь высшее учебное заведение, готовящее кадры для села. Ведь село нынче - «горячая точка»: все о нем думают, все о нем заботятся или по крайней мере делают вид.

Край половинчатых решений

Слова «горячая точка» так запали нам в душу, что мы невольно отправились в Московский государственный агроинженерный университет им. В.П.Горячкина (МГАУ). В МГАУ нас судьба, а вернее, приемная ректора свела с очень интересным человеком - деканом заочного факультета Павлом Александровичем Силайчевым, который «ведет обучение именно по дистанционной системе».

- Это где ж вам такое сказали? - осторожно поинтересовался для начала Павел Александрович.

- В приемной ректора, - не стали скрывать мы.

- А какого вуза? - решил, видимо, на всякий случай уточнить Силайчев.

- Агроинженерного, имени Горячкина, - гордо напомнили ему мы.

- Ну тогда ладно, - вздохнул декан. - Скрывать не буду: чисто дистанционной формы у нас нет и не может быть. Есть так называемая тест-дистанционная технология, которая ближе всего к тем традиционным формам заочного высшего образования, что многие годы используются в стране. И будут использоваться еще многие годы. Нужна ведь масса денег, чтобы подготовить оборудование, методические материалы. Если мы что и делаем, то в меру своих сил и возможностей, на общественных началах, в свободное от работы время. А кто даст деньги? Ведь специальной программы «дистанциализации» высшего образования, насколько я знаю, пока нет. Чтобы быть на уровне, вузы стараются все развивать сами за счет своих внутренних резервов, средств внебюджетных фондов. Мы сами очень много работаем в этой области, потому что наш вуз - головной по агроинженерному направлению. Что касается нашего факультета, то мы потихонечку переходим для установочных занятий на дистанционную форму (что на самом деле оказывается выгоднее традиционных форм). Используем для этого информационную сеть. У нас контингент студентов разный: и городской, и областной, и чисто деревенский. Люди, прямо скажем, бедные, но сейчас в каждом районном центре есть интернет-центры, интернет-кафе и подобные заведения. Так вот наши студенты, вместо того чтобы там в игрушки играть, приходят и занимаются выполнением наших контрольных заданий. Иначе говоря - учатся. Но это не система, которую мы внедряем широко, это пока отдельные случаи. Словом, инженеров, экономистов и будущих педагогов для профобразования готовим пока так, как готовили раньше по заочной системе. Здесь ведь есть еще одна огромная проблема - область применения дистанционного обучения в профессиональном образовании. Нельзя сформировать дистанционно многие профессиональные навыки. Но вам бы лучше поговорить с теми, кто строит целостную систему.

Стоит ли огород городить?

Всякое строительство начинается с архитектуры. И мы решили отправиться в Московский государственный архитектурный институт (МАРХИ). Нет, ну в самом деле, собираются архитекторы осваивать виртуальное пространство или нет, а если да, то как?

- А никак, - отрезал проректор МАРХИ по учебной работе Герман Юрьевич Орлов. - Дистанционные формы обучения не соответствуют специфике нашего вуза. У нас ведь основной предмет, архитектурное проектирование, предполагает наличие постоянных личных контактов преподавателя-мастера и студента. Даже экстернат, очно-заочное обучение, которые введены у нас года три назад, делятся на две части: обучение заочное по всем предметам общеобразовательного уровня и очное, основывающееся на контакте обучающих и обучаемых по архитектурному проектированию. Архитектура - такая творческая профессия, которая предполагает множество неформальных контактов, тут очень часто многое зависит от того, что студент рисует мне, а я - ему. Это такое безмолвное обучение на чистом листе бумаги. Мы думаем, что и в будущем дистанционного обучения у нас не будет, потому что лучший процесс обучения получается тогда, когда студент видит: преподаватель мучится, решая задачу, у него не сразу получается, но все же в конце концов он приходит к нужному решению. Это не только процесс обучения, это еще и воспитание, это педагогика высшей школы, которой нам в последнее время всем так не хватает. А вообще я советую вам обратиться в тот вуз, где много компьютерной графики, возможно, там с дистанционным обучением все обстоит самым чудесным образом.

В компьютер занеси прекрасное мгновение

Вот тут мы здорово поломали голову. С дистанционным образованием сегодня хорошо в инженерных, технических и некоторых гуманитарных вузах. Мы же должны выбрать вузы неординарные - в этом весь интерес. И тут нас осенило: а ведь компьютерной графики, наверное, много там, где готовят специалистов по мультипликации, где дистанционные формы, вероятно, используются по полной программе. Слов никаких не надо, одни рисунки - сиди, рисуй и передавай друг другу. Хочешь - на тиражирование, хочешь - на рецензию, хочешь - на правку. С тем мы и пришли на художественный факультет Всероссийского государственного института кинематографии имени С.А.Герасимова (ВГИК), где есть специальное отделение - мультипликации и где наши горячие представления о возможностях дистанционного образования охладила Надежда Николаевна Ткаченко, сотрудница факультета с солидным стажем работы.

- Нет, нет, нет, - сказала она, - не случайно у нас не существует ни заочного, ни вечернего отделения - только дневное. Все рисуют с натуры. Ну, предположим, вы хотите стать мультипликатором, из своего Владивостока или Красноярска в Москву приехать не можете, но компьютер имеете и в интернет выйти можете. Словом, вроде бы ничто не мешает вам обучаться дистанционно. Но! По учебному плану все наши студенты проходят курс рисунка и живописи, в рамках академической школы получают знания в полном объеме. Каким же образом вы получите эти знания во Владивостоке? Вы сможете приглашать к себе на дом натурщиков, у вас есть на это деньги? Вам ведь нужно будет изобразить обнаженную модель, постановку из нескольких натурщиков, сделать портрет, запечатлеть жанровые сцены. Каким образом можно сделать это за тысячи километров от преподавателя даже с хорошим компьютером? Ведь и краски тот передает не те, и контуры искажает. Как получить одномоментно советы преподавателя и как тот сможет тут же исправить сделанные вами ошибки? Трудно себе представить такой продуктивный процесс, например, при подготовке художников по костюмам. Да и мультипликаторы долго учатся по общей программе, ведь их тоже нужно научить рисовать. Если человек хорошо владеет техникой рисунка, живописи, компьютер потом ему будет помогать, но ничего за мультипликатора компьютер не придумает, ведь это всего-навсего инструмент.

А вы ноктюрн сыграть смогли бы на файлах одичавших душ?

Инструмент-компьютер. Сильно сказано. Но вот слово «инструмент» почему-то вызвало в наших душах некий музыкальный отзвук. Нам в последнее время довелось встречать в интернете объявления, гарантирующие виртуальное обучение игре на гитаре, барабане и прочих привлекательных инструментах. Интересно, кто их дает, неужто сплошь дилетанты, обманывающие нас всякий раз по разному поводу? Или профессионалы, всерьез освоившие новые информационные педагогические технологии? Звоним в Государственный музыкально-педагогический институт имени М.М.Ипполитова-Иванова.

- На чем желаете играть? На скрипке, на виолончели или, может быть, на арфе? - деловито осведомился помощник ректора Анатолий Александрович Соловьев. - Но вы представляете себе, как будете учиться игре на скрипке дистанционно? Может быть, вы еще захотите и без инструмента играть? С компьютером ведь все возможно. Раньше нужен был оркестр, теперь тон-студия есть, и баста. Вот только Рихтеров и Ойстрахов при таком положении дел у нас не будет никогда. А ведь они у нас были и будут, потому что мы продолжаем учить игре на музыкальных инструментах каждого студента - ин-ди-ви-ду-аль-но. В этом творческом обучении - сила русской музыкальной исполнительской школы. Этим она в мире и славится, готовила, готовит и будет готовить профессионалов. Если, конечно, нам не начнут мешать с дистанционным образованием, делая его поголовно обязательным вне зависимости от специфики вуза. Компьютер частенько ведь используют как пишущую машинку, а у нас инструменты нежные.

А может быть, Литературный?

В Литературном институте имени А.М.Горького нас с нашими вопросами о дистанционных формах встретили грубо.

- В консерватории были? А в балетном училище? Нет? А чего к нам пришли? Разве непонятно, что в любом виде искусства знания передаются специфическим образом? Уж если в форме лекций знания передать нельзя, то, думаете, с помощью компьютера можно? Они передаются от мастера к ученику! Зачем ученику и мастеру связываться по интернету, когда можно приехать лично? Нет денег на дорогую гостиницу, нет родственников - купите турпутевку в Москву, используйте поездку как повод к общению с тем, чью помощь, консультацию хотите получить. Писателей не учат в институтах, как и поэтов, писателями и поэтами люди рождаются. А хорошими писателями и поэтами становятся те, кто хочет и умеет работать над собой, над своим творчеством.