Республика музеев

Я еду в Казановку из Аскиза вместе с Николаем Устиновичем Сагалаковым, главным специалистом Управления образования Аскизского района. Я смотрю вперед, на контуры удаленных гор, а Николай Устинович крутит «баранку» и рассказывает:

- Вся Хакасия - музей. Здесь буквально каждый камень говорит об истории. Мы вроде бы не замечаем эти камни. А профессионалу они могут поведать очень многое. Простая скала. Приходит профессионал, находит рисунки, петроглифы, расшифровывает их... Когда я работал методистом по физическому воспитанию, мы думали, как объединить физическое воспитание и региональный компонент. Думали сперва, что это только национальная борьба. Затем в ходе работы пришли к выводу: нет, не только, стали собирать хакасские народные игры. С костями, с тяжестями, на местности. Собрали 63 игры. Чтобы довести их до детей, решили, что нужно организовывать их на уроках наряду с волейболом и баскетболом. Тем более что в учебном плане появился национально-региональный компонент. Все 63 игры изучали. Затем нам показалось, что этого недостаточно. Решили провести первенство района по хакасским народным играм. Прошло оно очень интересно, всем понравилось. Спросили себя: а почему только народные игры, давайте возьмем шире. Решили провести уже не первенство района, а детский праздник Тун-Пайрам. Туда включили конкурс юрт, конкурс народных песен, национальных блюд и, конечно, игры. Когда человек об этих традициях читает и на уроке отвечает - это одно, а когда погружается в эту атмосферу через праздник - это совсем другое! Он все пропускает через себя. В ходе подготовки к конкурсу ребята искали документы, встречались с пожилыми людьми, чтобы узнать, какие традиции, обычаи были. Этот пласт культуры проходил через их сердце. Можно, например, перечислить 56 хакасских национальных блюд, знать их рецепты, но совсем другое - освоить мастерство приготовления. Самый эффективный вид обучения - практический. Через национально-региональный компонент мы пришли к музейной педагогике. Так получилось...

Машина мчится по шоссе, Николай Устинович продолжает:

- Воспитание патриотизма может быть реализовано только через местный материал. Нельзя воспитать патриота, изучая историю развития других великих народов. Допустим, на примере Китая или Японии или каких-то европейских стран. У них своя культура, свое мировоззрение. Можно воспитать патриотизм только на примере собственного историко-культурного наследия. А оно начинается с малой родины, с села, с твоего двора, с твоей школы. Когда человек научится уважать свою семью, себя, свой род, школу, село, он сможет быть патриотом России. Работа по патриотическому воспитанию не должна сводиться только к словесным методам, каждая школа должна иметь свой музей. Мы рекомендуем, чтобы там был комплекс: уголки, посвященные истории села, школы, музей боевой и трудовой славы, чтобы все это было вместе.

Не так давно в районе деревни Казановки был создан государственный музей-заповедник под открытым небом. Здесь можно наблюдать воочию, как сменяют друг друга степь, лесостепь и тайга. Хакасские традиции, одежда, пища - все это здесь, вдали от городов, не экзотика, а повседневность. Школа в Казановке небольшая, в ней чуть более 50 человек. С момента образования музея школьники стали создавать собственные научные проекты, писать исследовательские работы, изучать природу, обычаи, фольклор, копировать наскальные рисунки-петроглифы. С первого и по девятый класс в школе ведется курс «История и культура родного края», разработанный сотрудниками музея-заповедника. Школа принимает участие в днях тюркской письменности и культуры. Она представляет собой особую модель - школа-этнографический центр. Ее выпускник должен владеть не только знанием школьной программы, но и быть носителем традиционной культуры, знать родной язык, основы народной философии, традиционных верований, понимать национальную эстетику и музыкальную культуру и, что особенно важно, быть носителем экологического мышления, экологического сознания.

Ребята Казановской школы получили возможность проходить полевую практику вместе со студентами в рамках взаимодействия учреждений «музей - школа - вуз». Они систематически проводят анализ экологической ситуации, анализ фенологического, фациального, флористического фонда края. Они изучили и описали более 600 видов растений, проложили экологические тропы. С первого класса знают и учат названия гор и урочищ на хакасском языке. Директор Казановской школы Руслан Кулемеев и завуч Клара Сербигешева убеждены: любовь к большой Родине можно обрести, привив любовь к родине малой.

- Хакасия - уникальное место на планете по количеству памятников археологии, - говорит министр образования и науки республики Галина Александровна Салата. - Всемирно известные памятники древней культуры - Салбыкский курган, Барсучий Лог, Боярская писаница и другие - позволяют прививать особое, трепетное отношение детей Хакасии к своей истории, народным истокам, традициям. Школьники и студенты под руководством ученых привлекаются к археологическим раскопкам. Музейная этнопедагогика - одно из направлений деятельности современной школы. Благодаря интересным, неординарным людям, педагогам с большой буквы сегодня в Хакасии развиваются школьные музеи. Бывший заместитель министра культуры Хакасии Леонид Еремин, человек увлеченный, сегодня возглавляет музей-заповедник под открытым небом «Казановка» и совместно с администрацией Казановской основной общеобразовательной школы реализует интереснейшие проекты.

Образование Хакасии отличает работа с одаренными детьми. Совет ректоров вузов Хакасско-Тувинского региона принял решение зачислять победителей региональных олимпиад школьников без вступительных экзаменов в вузы и ссузы Хакасии и Тувы. Для одаренных детей организуются профильные смены в лагерях отдыха, поездки за границу. Председатель правительства республики Алексей Лебедь входит в попечительский совет Хакасского республиканского общественного фонда поддержки одаренных детей. У истоков создания общественного фонда стояли известные в республике люди - депутаты Верховного совета Хакасии Михаил Саражаков, Вячеслав Борисов, предприниматель Константин Цитлидзе.

Наш разговор с Галиной Александровной переходит на другую тему, не менее важную, чем музейная педагогика.

- С 1999 года в Хакасии не открыт ни один новый детский дом. Напротив, количество детей в государственных и муниципальных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, постепенно уменьшается. Это происходит вовсе не из-за того, что становится меньше детей этой категории (ежегодно в республике выявляется примерно тысяча таких детей). Просто у нас есть четкая позиция: каждому ребенку нужна семья. Брошенных детей быть не должно. По нашим данным, на 1 августа 2005 года в республике создано 217 приемных семей, в которых воспитываются 475 детей. Причем, вопреки расхожему мнению, это не дети младенческого возраста. Наибольшее количество детей - в возрасте от 6 до 18 лет. Еще около трех тысяч детей-сирот находятся под опекой. Мониторинг качества содержания и воспитания детей в приемной семье, проводимый в республике, позволяет нарисовать социальный портрет средней приемной семьи Хакасии. Как правило, это полная семья, имеющая собственных двоих детей подросткового возраста. Мать - сорокалетняя сельская женщина с общим средним или средним профессиональным образованием. Проработала какое-то время по специальности, но была вынуждена либо сменить работу, либо исполнять неквалифицированную, либо стала безработной. Она приняла решение помочь сироте и заработать стаж для выхода на пенсию. Муж поддерживает желание жены взять ребенка. Иногда он является инициатором создания приемной семьи, но чаще это решение принимает женщина. Доход такой семьи не так велик, чтобы отказаться от пособия на ребенка, но оно не является основным источником дохода. Большинство приемных родителей дают домашний очаг, окружают любовью и заботой сразу двух детей. Таких семей в республике 62. В 22 приемных семьях воспитываются по пять и более детей, в 14 семьях - по четыре ребенка, в 26 - по три. Так, в деревне Таежная Боградского района есть приемная семья Грачевых. Мама, Людмила Михайловна, заведующая малокомплектной сельской школой. Чтобы сохранить в селе школу, она сама взяла на воспитание пятерых подростков и показала пример другим сельчанам. Сегодня здесь организовано уникальное крестьянское (фермерское) хозяйство «Курочка-ряба» и школа работает. В селе Московское Усть-Абаканского района создано 30 приемных семей. Детей берут в приемную семью независимо от национальности.

В Абакане есть республиканский детский дом «Малышок», язык не поворачивается назвать его сиротским учреждением. Красивое, уютное, чистое, с любовью обставленное внутри здание. Рядом расположена воинская часть. Военные негласно взяли детский дом под свою опеку, помогают, чем могут. Руководство детского дома вместе со своим учредителем, Министерством образования и науки, обдумывают идею перепрофилировать детский дом в центр усыновления детей. Скоро здесь появятся дети от нуля до четырех лет. Не секрет, что подбор потенциальных родителей - дело сложное. Здесь мало одного желания взять детей-сирот в семью. Государство должно быть уверено, что в ней ребенка будут любить и оберегать от всех невзгод, смогут дать ему достойное воспитание и образование. Поэтому в «Малышке» планируется создать серьезную психолого-педагогическую службу.

Мы развиваем и другие формы семейного устройства детей. В 2006 году планируется принять республиканский закон о патронатном воспитании. А пока же в черногорском детском доме «Теремок» открыта республиканская экспериментальная площадка по патронатному воспитанию детей. Конечно, как и везде, мы в Хакасии еще далеки от полного решения проблемы сиротства, детской безнадзорности, подростковых правонарушений и преступлений. Однако опыт и формы решения проблем заслуживают внимания.

Фото автора

Абакан - Аскиз - Казановка, Республика Хакасия

  • Саяны возле деревни Казановка