В 60 - 70-е гг. XIX века кадры военных педагогов готовили Учительская семинария и педагогические курсы при Московском училище военного ведомства и 2-й петербургской гимназии. Эти первые военно-педагогические учебные заведения были ликвидированы после преобразования в 1882 г. военных гимназий в кадетские корпуса. 18 лет подготовка преподавательского состава не проводилась. С сентября 1900 г. она возобновилась на педагогических курсах кадетских корпусов.

Для преподавания в них привлекались лучшие педагогические кадры, «особые лица из числа преподавателей петербургских кадетских корпусов, известные своим основательным знанием и педагогической опытностью». В первую очередь принимали военных или гражданских лиц с высшим образованием. На оставшиеся вакансии допускались обер-офицеры, прослужившие в строю не менее двух лет; офицеры и чиновники с административных должностей учреждений и управлений военного ведомства; офицеры-воспитатели военно-учебных заведений, в том числе окончившие воспитательные курсы.

Как правило, кандидаты готовились к преподаванию одного, а наиболее способные двух и более предметов. Двухгодичный курс обучения состоял из общепедагогической и специально-учительской подготовки. Общепедагогическая в первый год обучения заключалась в изучении основ анатомии и физиологии человека, школьной гигиены в связи с гигиеной телесных упражнений; начал логики и психологии в применении к воспитанию; истории развития педагогических идей; составлении рефератов по истории педагогики и психологии; специальных практических занятиях; изучении учебной литературы и посещении уроков учителей-руководителей.

Специально-учительская подготовка на втором году обучения заключалась в посещении уроков; изучении методики предмета; составлении планов и проведении пробных уроков и упражнений; преподавании частей учебного курса; посещении специальных заседаний конференции по обсуждению планов уроков, составляемых кандидатами, исполнению этих планов в классах.

В конце первого года кандидаты на учительские должности подвергались испытанию. Кандидат, получивший отметку «неудовлетворительно» хотя бы по одному предмету, подлежал увольнению. Высокие требования предъявлялись к дисциплине и качеству овладения учебной программой. Кандидаты могли быть отчислены за плохое поведение или «когда они обнаружат неспособность к учительской деятельности или небрежное отношение к установленным на курсах занятиям». В конце второго года кандидат, признанный конференцией успешно подготовленным к преподавательской деятельности, получал особое свидетельство.

По содержанию педагогические курсы для подготовки офицеров к воспитательной деятельности в кадетских корпусах были новым типом военно-педагогического учебного заведения. На них изучали основы анатомии и физиологии человека; школьную гигиену совместно с гигиеной телесных упражнений; начало логики и психологии в применении к воспитанию; исторический очерк развития педагогических идей и современное учение о воспитании.

Слушатели изучали инструкции по воспитательной и учебной части для кадетских корпусов, а также естественную историю и физику применительно к программам курса естествознания в младших классах кадетских корпусов. Программа курсов была рассчитана на 12 месяцев и включала собственно педагогические проблемы и историю педагогики.

Организация обучения на преподавательских и воспитательных курсах была прогрессивной. Занятия проходили совместно, чтобы соединить общепедагогическую подготовку кандидатов на учительские и воспитательные должности кадетских корпусов.

Первый год кандидаты в преподаватели совместно с воспитателями изучали физиологию, гигиену, психологию и историю педагогических теорий, знакомились с инструкциями по воспитательной и учебной частям, участвовали в обсуждении рефератов.

Важное место отводилось рефератам. Для подготовки каждого создавалась научная группа из 5 - 7 слушателей. Реферат представлялся руководителю, в случае хорошей оценки основные его положения печатались, раздавались личному составу педагогических курсов и обсуждались на заседании.

Важным направлением работы был подбор военно-педагогических кадров. В связи с тем, что специальных военно-педагогических учебных заведений в России тогда не было, преподавателей подбирали из гражданских вузов и офицеров из войск. Порядок отбора в военные училища существенно отличался от комплектования военных академий. В военные и юнкерские училища к преподаванию без всяких испытаний допускались профессора, адъюнкты и преподаватели всех военных академий; лица, известные учеными трудами. На основании пробной лекции без экзамена допускались офицеры, окончившие Николаевскую академию Генштаба, Михайловскую артиллерийскую и Николаевскую инженерную академии. Все остальные лица допускались к преподаванию на основе экзамена и пробной лекции.

Так, в 1886 г. для желающих преподавать военную историю и тактику главными предметами были тактика и история военного искусства по программе академии Генштаба. Вспомогательными - воинские уставы строевой, лагерной и полевой службы, артиллерия и фортификация, черчение планов, соответствующих содержанию тактических вопросов. Серьезным испытанием для желающих преподавать в военно-учебных заведениях была и пробная лекция. Выдержавшие испытание получали свидетельство на право преподавания военной дисциплины в любом военном и юнкерском училище. Если преподаватель

3 года не проводил занятия, право преподавания утрачивалось.

Проведенное исследование позволяет констатировать, что использовавшаяся методика отбора преподавателей в военные и юнкерские училища играла важную роль в совершенствовании военного образования.

В высших военно-учебных заведениях к преподавателям предъявлялись еще более высокие требования. Без испытания допускались к преподаванию в военных академиях профессора и преподаватели этих предметов в высших учебных заведениях, а также лица, известные учеными трудами, допускавшиеся к преподаванию без испытания лишь с одобрения конференции, которая могла потребовать от них проведения пробных лекций.

Лица, не удовлетворяющие этим требованиям, подвергались испытанию в виде защиты диссертации на конференции военной академии, которая разрабатывалась 8 месяцев. В случае успеха кандидату разрешалось приступить к подготовке пробной лекции и после ее чтения конференция выносила окончательное решение.

Наряду с конкурсным отбором на должности преподавателей в военные академии России начала XX века была система подготовки при академии Генштаба, инженерной и артиллерийской преподавателей из числа репетиторов - офицеров, которые участвовали в учебно-воспитательном процессе военной академии.

Важное место при этом занимало повышение педагогической квалификации. Основными ее путями были стажировки в войсках; подготовка научных сообщений и трудов; командировки с целью изучения передового отечественного и зарубежного военно-педагогического опыта; посещение учебных занятий; помощь опытных преподавателей; самостоятельная работа; научно-методические конференции, диспуты, съезды; командирская подготовка.

Совершенствование теоретической подготовки заключалось в подготовке научных сообщений, рефератов, теоретических трудов. Многие выдающиеся открытия того времени, получившие мировое признание, были сделаны профессорами и преподавателями военных академий Д. Менделеевым, В. Болдыревым, А. Квистом, Ц. Кюи, Е. Челбышевым,

В. Федоровым, С. Мосиным, Д. Черновым,

А. Петровским, A. Поповым и другими.

Военно-научной работой занимались не только преподаватели, но и офицеры-воспитатели военно-учебных заведений. Ежегодно каждый из них должен был подготовить и представить на обсуждение реферат по одному из вопросов воспитания личного состава.

Важным направлением совершенствования педагогической квалификации преподавателей было их участие в инспекторских проверках других военных вузов. Положительный опыт обучения и воспитания обобщался и рассылался по всем военно-учебным заведениям страны.

Военный преподаватель даже в отпуске за границей обязан был посетить одно из учебных заведений и по возвращении представить подробный отчет, который за вознаграждение от Главного управления военно-учебных заведений мог быть впоследствии напечатан.

Важными путями совершенствования педагогической квалификации были также научно-методические и научно-практические конференции, заседания, постоянно действующих научных конференций, педагогических комитетов и собраний, диспутов, съездов.

Изучение архивных источников позволило выявить важную особенность. По законам того времени преподаватели имели право одновременно проводить занятия в нескольких военно-учебных заведениях одного гарнизона. В одном они были штатными преподавателями, в других - прикомандированными для чтения курса либо приглашенными для проведения отдельных занятий. Хотя в то время преподаватели военно-учебных заведений имели высокое денежное содержание и не нуждались в приработке, видимо, данная тенденция была прогрессивной. Образовательная деятельность военных преподавателей в нескольких вузах развивала их методическое мастерство, способствовала совершенствованию содержания и методики, помогала распространению передового педагогического опыта.

Практика показывает, что сегодня 70 - 75% офицеров-преподавателей высшей военной школы в свободное от занятий время преподают на договорной основе в гражданских вузах. Это помогает им решать свои материальные проблемы, а гражданским вузам - привлекать высококвалифицированных преподавателей. Но военно-учебные заведения из-за нехватки преподавателей вынуждены нанимать на преподавательскую работу гражданских лиц. По современным законам офицерам-преподавателям вести преподавание в гражданских вузах можно, а в военных - нельзя. Видимо, такое положение дел не способствует совершенствованию военного образования.

Еще одна важная тенденция второй половины XIX - начала XX века заключалась в использовании военно-учебными заведениями практики приват-профессорства и приват-доцентства. Ими в Николаевской академии Генштаба были офицеры и генералы Генерального штаба, командующие армиями и округами. В современном образовательном процессе для усиления его практической направленности нужны такие преподаватели, но вопрос о введении такого института даже не рассматривается.

Очевидно, опыт прошлого может подсказать пути решения современных проблем военного образования.