Воронежская область

Василий ДЕРЕВЯНКО, директор Новомарковской школы:

- Разумеется, наше отношение к инициативам президента в целом положительное. Учителя, особенно в небольших сельских школах, сегодня получают мало и нигде не могут заработать дополнительно. В этих условиях хорошо уже одно то, что на положение педагогов обратили пристальное внимание. Но, с другой стороны, президентского поощрения удостоится лишь часть российских учителей, причем минимальная часть. И как выбрать лучших, до сих пор непонятно.

Например, наша школа базовая, на хорошем счету, по сельским меркам крупная - 205 учащихся. У нас работают 30 педагогов. Допустим, один из них получает грант. Хорошо? Да, и для авторитета школы престижно, и для него вроде бы тоже хорошо. Но справедливо ли будет получение премии только одним этим учителем? Ведь, на мой взгляд, его деятельность неразрывно связана с деятельностью других его коллег. Физик, получивший грант за хорошую работу, потому хорошо работает, что предварительно с его классом хорошо поработал учитель начальной школы. А еще в этом классе отличный математик, что тоже немаловажно. И классный руководитель прекрасный, и так далее. С другой стороны, наоборот: математику помогает физик, а над дисциплиной в классе работают все учителя, классный руководитель, да еще и родители. Другими словами, школа - это коллективный труд всех: учителей, технического персонала, родителей и даже общественности. Особенно если это сельская школа. Поэтому выделить кого-то конкретного я бы не рискнул.

И как его вообще выбирать, по каким критериям? Пока это непонятно. Естественно, что работа должна оцениваться по качеству знаний учащихся. Показателем в какой-то мере могут быть результаты ЕГЭ. Но это не абсолютный показатель. Потому что эксперимент еще не закончен, он продолжается, и пока не отработаны до конца все механизмы. Более объективный показатель - это победы учеников в олимпиадах. Но и это еще далеко не все. Надо учитывать отношение родителей, их оценку. Одним словом, проблем очень и очень много. Президентские поощрения не должны стать яблоком раздора в педколлективе.

И я бы не стал называть счастливчиком грантополучателя. По-хорошему, эту премию надо делить между всеми учителями школы. Может, в разных долях, но между всеми. Тогда будет правильно.

Сергей МОСКОВКИН, учитель начальных классов Коммунаровской школы:

- Президентские инициативы, несомненно, дадут импульс развитию образования. Но они не отвечают на все вопросы. Главная проблема касается непосредственно президентских грантов. Как добиться объективности при определении лучших учителей и сделать так, чтобы деньги попросту не разошлись по «любимчикам»? Выбор лучших должен быть понятен каждому, но пока так и не ясно, как этого добиться на практике.

Елена АКСЕНОВА, заместитель директора по учебной работе Панинской школы:

- Критериев отбора лучших учителей нет, и добиться объективности в этом вопросе нельзя. Настолько по-разному работают люди, что взять и всех разом сравнить, а потом оценить невозможно. В городе - одни условия, в райцентре - другие, в большом селе - третьи, а маленькая школа маленького села отличается от них всех вместе взятых. Да, есть, бесспорно, новаторские школы, но и про нас тоже забывать не надо. Если один учитель из всего района получит президентский грант, а другие что? Чем хуже? У нас в школе почти тысяча детей и много учителей, отдающих все силы детям. Но многие почти уверены, что большинство из них этих премий не увидят.

Екатеринбург

Ирина ВОЛКОВА, директор гимназии №104:

- Какие критерии будут работать при отборе «лучших»? Сравнение зачастую бывает очень некорректное. Как можно сравнивать, например, результаты работы учителя обычной школы и гимназии (которые тоже по статусу являются общеобразовательными учреждениями), если у этих учителей изначально в классе разные дети? В гимназию отбирают сильнейших детишек, а в школу приходят все без отбора. Ясно, что показатели здесь будут неравные, но это же не значит, что учитель обычной школы хуже.

Елена ПАВЛЮЧЕНКО, учитель русского языка и литературы школы №61:

- Хорошо, что возникла сама идея о поощрении лучших учителей. Печально, однако, что предложенные критерии выбора, на мой взгляд, формальны. Почему, например, лучший учитель непременно должен и кружки вести, и классным руководителем быть, и нагрузку иметь не менее 18 часов в неделю? А вдруг педагог кружок не ведет, но в должности классного руководителя ему нет равных. Или, наоборот, ведет кружок так, что ребята к нему приходят толпами? Я знаю таких учителей, ученики у которых просто влюблены в предмет и борются за первые места на олимпиадах. Но педагоги эти могут быть беспомощны как классные руководители.

И почему лучший учитель непременно должен иметь полную нагрузку? А если у него 16 часов вместо 18. Учитывается ли вообще время, которое учитель тратит на подготовку к уроку (к примеру, на проверку тетрадей, чтение дополнительной литературы). Да и можно ли навязывать школе критерии сверху? А уж если и задавать ориентировочные критерии, то они должны включать в себя самое главное.

В предложениях министерства отсутствует наиважнейшее требование к учителю - интерес ребят к предмету. Ведь знание предмета и интерес к нему не всегда совпадают. В одной гуманитарной школе заставляют зазубривать наизусть 20 стихотворений Лермонтова. Вызубрили. Но Лермонтова для них уже нет.

Выяснить отношение школьников к предмету совсем несложно путем анонимного анкетирования. Особенно важно это для учителя русского языка и литературы: ведь формальное знакомство с художественным произведением без эмоционального впечатления от него не оставляет никакого следа.

Необходимо особо оговорить одно из основополагающих требований к словеснику: его ученики должны быть начитанными, иметь интерес к чтению. Наши школьники не начитанны во многом не потому, что с этим так уж сложно справиться, а потому, что этого от учителя никто не требует.

Чтобы дети полюбили читать, нужно дать им список действительно интересных книг, рассказать о них увлекательно, эмоционально и, конечно, систематически контролировать каждого. Например, устраивать конференции по прочитанным произведениям, или учитель сам может побеседовать с учеником после урока, спросить его мнение о том или ином произведении.

Нужно решить, что главное - формальные требования к учителю (количество разных нагрузок, часов) или его умение пробудить в учениках интерес к предмету.

Инна ЛЕСКОВА, библиотекарь школы №127:

- Мне кажется, что критерии отбора учителей - соискателей президентской премии слишком жесткие: стаж не менее трех лет, работа на полную ставку, наличие высшей или 1-й категории, своих мастер-классов, публикаций и использование современных образовательных технологий. Говорят, что выдвигать тех, кого удастся подогнать под критерии, будут общественные органы, состоящие из независимых экспертов, родителей и выпускников. Насколько я знаю, формирование экспертных советов у нас в области еще не завершено.

Кроме того, кто возьмет на себя смелость количественно выразить качество преподавания конкретного учителя. А потом привязывать зарплату к «качеству»? Все это очень непростые вопросы.

А как будут чувствовать себя счастливчики, ставшие обладателями такой астрономической для них суммы, среди бедствующих коллег? Не внесет ли это благое намерение разлад в учительские коллективы?

Итоги

Президентские инициативы, безусловно, дадут импульс развитию образования. С этим согласны практически все учителя. Над критериями отбора работали не только специалисты Минобрнауки, но и все профессиональное сообщество. По-другому и быть не могло. Ведь нужно было учесть все многообразие специфики работы педагога, особенности различных регионов нашей страны. Нынешние критерии, думаем, стали более гибкими, четкими, внятными, учитывающими все высказанные в ходе обсуждения пожелания, а также все особенности педагогической работы. Теперь главное - чтобы о них узнали в каждой российской школе, в каждом регионе, во всех общественных и гражданских организациях, которым и придется выбирать лучших учителей, чтобы впоследствии ни у кого не возникало сомнений, а те ли люди названы достойнейшими.