Медные трубы прошли мимо меня

- Раиса Ивановна, недавно вы отметили юбилей. 60 лет - возраст, когда самое время понять, довольны ли вы своей творческой судьбой.

- Скажем так: юбилей не отмечала. В то время я была еще только заслуженной артисткой России, так что сочла неудобным выходить на сцену в этом звании. Все-таки в 60 лет с таким послужным списком, как у меня, многие давно имели бы звание народного. И только спустя какое-то время после юбилея мне позвонил приятель из Берлина и сказал: «Только что по радио передали о присвоении тебе звания народной артистки. Поздравляю!». Вот так я узнала, что обо мне все-таки вспомнили. Ну, что ж, как говорится, лучше поздно... В последние пять лет моя творческая судьба складывается довольно успешно, вдруг стала востребована, предлагают роли и в фильмах, и в сериалах.

- У вас в основном роли таких русских деревенских девушек, женщин. Эти роли вам близки по духу или их предлагают, исходя из вашей фактуры?

- Года два назад для Тамбовского государственного университета снимали специальный полупублицистический - полухудожественный фильм, в котором мне предложили роль Екатерины II. Когда меня загримировали, одели в золотое платье, надели соответствующий парик, то я действительно почувствовала себя царицей. Получилось достаточно убедительно. Но существует определенное амплуа, и я в этом своем амплуа, кстати, очень неплохо себя чувствую.

У меня корни, в общем-то, крестьянские. Я родилась в Казахстане, куда мама попала во время войны. А сама мама - из Рязанской области, Сараевского района, села Бычки, станции Верда. Потом уже мы с мамой переехали в Подмосковье. Но каникулы я проводила у бабушки в деревне. Конечно, помогала бабушке на огороде. Нас, внуков, у нее было много. Она нас выстраивала, давала каждому по грядке с полкилометра, которые мы должны были пропалывать. Характер у нее был строгий, мы ее слушались беспрекословно.

- Скажите, а что еще умеют делать ваши руки?

- Да как вам сказать... У бабушки я пасла корову, научилась ее доить. Немного вяжу. А вот стряпать совсем не умею. Недавно меня пригласили на «Кулинарный поединок», который ведет Дмитрий Назаров. Моим соперником оказался профессионал, работающий в ресторане. Она меня, понятно, обставила. За двадцать минут мне едва удалось приготовить мясо с кабачками, а моя соперница приготовила четыре различных блюда. Но было приятно, что зрители в основном болели за меня.

- В театральный институт поступили после школы?

- Нет, после школы я закончила Рязанское музыкальное училище по классу баяна. Когда училась, попала в Рязанский театр на спектакль «Ромео и Джульетта». И влюбилась в исполнителя роли Ромео, на меня напали любовные страдания. На этом моя карьера музыканта закончилась, даже не начавшись, потому что решила поступать в театральный институт. Мне тогда было двадцать лет. Вот так Рая Рязанова из Рязани стала актрисой.

- А если бы не влюбились в Ромео и не поступили в театральный, кем бы могли стать?

- Наверное, я могла бы стать хорошей учительницей. Причем не была бы каким-то ментором, скорее в меру строгая и в меру хулиганистая. Уверена, что ребята относились бы ко мне хорошо.

- Вы получили приглашение в «Табакерку».

- Было такое. Мне позвонили из театра и предложили роль в современном спектакле по пьесе молодого драматурга Александра Коровкина «Кукла для невесты». Честно говоря, для меня это было неожиданностью. До этого я играла только в антрепризе. А после окончания ГИТИСа никогда не работала в репертуарном театре, только снималась в кино.

Приглашение в «Табакерку» для меня было огромной неожиданностью. Ответила абсолютно честно: «Я ничего не умею». В ответ услышала: «Да вы просто придите, мы прочитаем пьесу, а там видно будет». Прочитали, мне пьеса понравилась. Для актера «Табакерки», ученика Олега Павловича Табакова, Саши Мохова, это, по сути дела, был режиссерский дебют. И как он решился пригласить в спектакль актрису без опыта работы в театре, до сих пор не понимаю. Он возился со мной, буквально, как со студенткой. Мы разбирали каждую сцену. Саша учил меня ходить по сцене, смотреть, слышать, видеть, говорить... Он мне сказал: «Рая, у нас в «Табакерке» дорогие билеты, поэтому зритель должен слышать каждое твое слово». Я очень старалась. Роль, кажется, получилась.

- Вы почему-то говорите только о последних годах. Но на вашем счету много картин, удачных ролей. Одна Тоня в фильме «Москва слезам не верит» чего стоит.

- В эту картину я попала, когда мне было уже 35 лет.

- Как 35? Да на экране вы совсем девчонка!

- Значит, гримеры постарались.

- После выхода картины на экраны вы проснулись знаменитой. Наверное, поклонники вам проходу не давали?

- Да нет, ничего такого не было, всегда жила спокойно, так что, как говорится, медные трубы прошли мимо меня. Женщины часто говорят, что любят моих героинь, наверное, когда они смотрят на экран, то в них видят себя. На творческих вечерах дети любят дарить мне цветочки. Спрашиваешь, за что мне цветы, и слышу в ответ: «А вы очень похожи на мою маму».

- А мужчины в любви объясняются?

- Вот чего нет, того нет. Ни разу ни один мужик не сказал: «Раиса Ивановна, мы любим вас!».

- Вы были единственной претенденткой на роль Тони?

- Ну что вы. Эту роль могли сыграть столько прекрасных актрис: Галина Польских, Людмила Зайцева, Наталья Андрейченко, Нина Русланова... По разным причинам этого не произошло. Так уж случилось, что в конце концов утвердили мою кандидатуру, видимо, я устроила и режиссера, и худсовет.

- Во время съемок как складывались ваши отношения с Верой Алентовой и Ириной Муравьевой?

- На съемках у нас была очень дружная команда, ни у кого никакой звездности не было. Я бывала у Иры дома, она меня даже научила печь пирожные «картошка». Володя Меньшов здорово, очень умело всеми нами управлял. Мы все влюблены были в материал, в своих героев и героинь. Время съемок вспоминается как самое чудесное.

- Вы не ожидали, что картина станет, как говорят, культовой, получит «Оскара»?

- Да что вы, никому это и в голову не приходило. Мы просто снимали фильм.

- А как вы попали в картину?

- У меня к тому времени уже было несколько фильмов, в том числе и главные роли. Позвонили из «Мосфильма» и предложили почитать сценарий. В коридоре студии прочитала его, сказала, что мне понравилось. Услышала вопрос, какая из героинь ближе, и ответила, что Антонина. Меня поблагодарили, и я ушла. И только через какое-то время меня пригласили на фото- и кинопробы. Когда стали искать грим, поняла, что роль Антонины буду играть я.

- Ваша Тоня в картине оказалась самой счастливой. У нее у одной из трех подруг сложилась крепкая, дружная семья, она вырастила троих детей. А ваша личная жизнь сильно отличается от жизни этой вашей героини?

- Почему-то зрители часто отождествляют актера с его героем, забывая, что он играет специально написанную роль. У меня жизнь сложилась абсолютно по-другому. Единственное, что похоже, это то, что я тоже в молодости выходила замуж по любви. У моей Антонины трое детей, она живет с любимым мужем, у нее квартира, дача, машина, то есть у нее все, о чем может мечтать обычная женщина. У меня только один сын, с мужем мы прожили лишь два года и разошлись.

- Просматривая в очередной раз картину, не завидуете своей Антонине?

- Нет, не завидую. Мне хочется верить, что я ее все-таки немного переросла. Ее счастье более приземленное, хотя ей этого хватает, и она о большем не мечтает. Мое же счастье в другом.

- Кто же был вашим избранником?

- С Юрой Перовым мы вместе учились в институте, он пришел после армии сразу на второй курс. Он был москвич, жил недалеко от института. Сначала всем курсом бегали к нему пить кофе, потом вдвоем готовили какие-то этюды. Вскоре он предложил выйти за него замуж. Мы сыграли свадьбу, а через год, когда учились на третьем курсе, родился Данила.

- Наверное, в том, что расстались, повинен другой мужчина? Ибо такую женщину, как вы, разлюбить невозможно...

- Ну, вы скажете... Тем не менее вы правы. Я влюбилась в режиссера, у которого снималась.

- Чем же он вас взял?

- Наверное, умом. С ним было очень интересно общаться, я могла его слушать часами.

- Вы рассчитывали выйти за него?

- Да ни на что я не рассчитывала, потому что он был уже женат. И как в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром», наши отношения продолжались в течение десяти лет, пока потихоньку не сошли на нет.

- Но ведь одной, без мужского плеча...

- Да бросьте... Я привыкла без него обходиться. Все, что надо, делаю сама, в случае чего - сын помогает. Потом я ведь тоже росла без отца, меня мама одна поднимала.

- Отец с Данилой общался?

- Вначале по глупости я заявила мужу, что не дам ему встречаться с сыном. Но одна моя приятельница сказала мне: «Давай не дури. Вы можете сходиться и расходиться, это ваше дело, но лишать ребенка отца ты права не имеешь. А не дай Бог, что случится с тобой?». И я ее послушалась... Потом, когда бывший муж решил жениться во второй раз, он познакомил меня со своей невестой. Она оказалась потрясающей женщиной. Муж уже умер, но мы с ней до сих пор дружим. У нее растет дочь, сводная сестра Данилы, они общаются.

- Одно время вы снимались все-таки не очень много. Как же выживали?

- Да по-разному. Материально было очень тяжело. Ставки мизерные, жить приходилось от картины до картины. Помогали на киностудии имени Горького, посылая в какие-то творческие поездки, на фестивали.

- Для меня, например, было откровением, когда узнал, что во время перестройки вам приходилось зарабатывать и частным извозом...

- Было такое. Но сначала это произошло совершенно случайно. Как-то меня остановила женщина, попросила подвезти. Я согласилась. Когда она выходила из машины, оставила на сиденье деньги. Разумеется, для меня они лишними не были. В дальнейшем я уже сама стала искать пассажиров.

- Они вас не узнавали?

- Некоторые узнавали. Тогда было стыдно. Был случай, сел молодой мужчина с мальчиком. Посмотрел на меня и сказал: «Вы так похожи на актрису Рязанову». Я не нашлась, что ответить и промолчала. Когда он выходил, спросил: «Я вас не обижу, если заплачу вам?» и оставил деньги.

- Водительский стаж у вас большой?

- Уже большой, права получила в 1968 году, но постоянно езжу с 1980 года. Меня научил водить машину муж, у нас тогда был старый «Запорожец». Из всего потока я единственная сдала на права с первого раза.

- Данила живет вместе с вами?

- Нет, у него своя семья, у меня внуку уже четырнадцать лет.

- Как же вы не убедили сына не становиться актером? Он не мог не видеть, какая это трудная профессия.

- Данила все это видел, но, наверное, свое взяли гены, все-таки он из актерской семьи. Помню, приехала со съемок, и он мне заявил: «Мам, помнишь, ты мне говорила, что хорошо бы мне поступить в институт до армии? Так вот, я поступил в Школу-студию МХАТ, на курс Александра Калягина». Для меня это, признаюсь, было неожиданностью.

Вот уже больше десяти лет Данила работает в театре «Содружество актеров Таганки» у Николая Губенко. На первом канале недавно прошла картина «Моя граница», где он сыграл главную роль - Сергея Нестерова.

- Невестка тоже актриса?

- К счастью, нет, она журналистка. Кстати, когда мой внук был совсем маленьким, кто-то у него спросил, почему все в семье актеры, а мама - журналистка. На что внук ответил: «Потому что она умная». Вот так.

- Вы можете вспомнить самый счастливый день в жизни?

- Да у меня таких дней очень много. Я, к примеру, просыпаюсь, солнышко светит, и мне уже хорошо! Сейчас я очень занята, у меня много работы, частые встречи с людьми, кто-то помогает мне, кому-то помогаю я, мне кажется, это и есть счастье.