Алексей родом из Воронежа, из коммунарского лагеря «Искра», создавший затем при обкоме комсомола свой одноименный педагогический отряд по той же системе (он существует до сих пор), а в 80-е годы возглавивший школьный отдел ЦК ВЛКСМ и Центральный совет пионерии.

Коммунарство (детско-юношеское движение, выросшее из чисто педагогического феномена Фрунзенской коммуны г. Ленинграда в феномен социально-политический, в массовое движение 60-90-х гг. прошлого века) преодолело в своем развитии искус «взять власть в свои руки», которым явно болеют нынешние движения - «Идущие...» и «Наши». Несмотря на весьма успешный опыт воплощения этого соблазна в виде подготовки и деятельности ряда крупных партийно-комсомольских структур - от районных и областных до республиканских и центральных - и их лидеров («менеджеров», пользуясь терминологией «нашистов»). Преодолело, ибо изначально было замешано на принципах гуманистической, «детоцентристской» педагогики, когда интересы конкретного ребенка или юного человека, его духовного, творческого развития - прежде всего, а «взятие власти» и прочая политика - лишь сопровождающая эту цель «пена», которую надо вовремя остановить, преодолеть, оставить ее на его собственный личный свободный выбор.

Естественно, нас, выходцев из коммунарской системы, ставшей затем образом жизни и общения великого множества людей, не могут не тревожить новые идеологические, политические тенденции в среде детства, юношества, молодежи со стороны новых партий и их «комсомола».

Об этом сегодня наша беседа с Алексеем Васильевичем ВОЛОХОВЫМ, зампредседателя СПО-МФДО, доктором педагогических наук.

- Леша, в ряде регионов страны активисты партии «Единая Россия» в школах под своей эгидой начали создавать детские организации «Медвежата» (по ассоциации с символом партии - медведем). За спиной «Идущих вместе» и «Наших» - тоже взрослые, пятидесятилетние, далеко не юные люди. Как ты оцениваешь этот факт?

- Если говорить вообще о принципе, то я, конечно, против того, чтобы при какой-либо политической партии создавались детские объединения. Мы уже имеем тут примером некий исторический опыт, и второй раз на те же грабли не хотелось бы наступать. Это вредно не только для детского движения, но, что самое важное, убийственно опасно для самих детей. Была уже у нас одна правящая партия, была партия власти, и когда она перестала существовать в этом качестве, то под ее обломками рухнула и единственная в то время в стране детская организация.

- А ведь «перестроечные» решения самих ребят были совершенно противоположные.

- Но никто в них не вник. Хотя пионерская организация самостоятельно, изнутри перестроилась, еще когда в неизменном виде пребывали и партия, и государство, и комсомол. И все равно взрослые детей разогнали.

И вот опять ситуация стабилизируется, опять есть партия власти. Но ведь нужно допускать, что и эта партия, как коммунисты, сменится другой - и опять распускать детскую организацию, которую единороссы сейчас пытаются создать? И так каждый раз манипулировать детьми, как марионетками?

Четырнадцать лет назад мы нашли хорошую формулу. Тогда существовало всего четыре партии, и мы уговорили лидеров этих партий заключить соглашение: детей до 14 лет ни в какие политические движения не вмешивать, как бы этого ни хотелось. До сих пор этот негласный договор в обществе соблюдался.

На мой взгляд, сложилась кризисная ситуация: политические партии, стабилизируясь, начинают думать о резерве. Пока дело дошло до молодежи. Идет дискуссия о «Наших», об «Идущих вместе»... Но дело в том, что при этом политические партии идут по головам уже существующих молодежных объединений. Чем их сегодня не устраивает РСМ - Российский союз молодежи? Почему бы им не работать в его рядах, проводя свою агитацию? В этой организации хорошие социальные программы, успешная молодежь. Есть и другие молодежные организации, почему нужно создавать некое особое массовое движение, которое будет в конце концов единым? Этого можно добиться элементарно, включив административный, государственный, партийный ресурс, финансирование... И можно свести на нет любое общественное движение, которое сегодня не при партии, не при государстве, но выполняет свою значимую социальную роль.

Но самое тревожное: после создания этого единого или единственного молодежного движения не будет ли следующим шагом забота о его резерве, а значит, возьмутся и за детей?

Механизм будет тот же. И детей будут еще и еще раз ломать. Помню, как трудно было нам после роспуска пионерской организации возрождать веру детей в себя, в свои объединения, в то, что в них они могут реализоваться, что это их территория жизни, они тут хозяева. Еще раз, после очередного слома, дети уже вряд ли нам поверят.

А ведь по российскому менталитету детские сообщества - один из самых эффективных социальных институтов. Дети верят в него, тянутся к объединению, общению, самоутверждению... Ведь в основе - «модель» дворовых команд. Практически нынешние детские организации и объединения базируются на этой модели. Если мы начнем их заорганизовывать, ими управлять, тем паче с точки зрения некоей единой организации, этот стержень мы потеряем. А потеряв доверие у ребят, мы его уже не восстановим.

Почему наша Федерация детских организаций продержалась эти 15 лет? Дело, конечно, в том, что мы раньше других почувствовали, что надо перестраиваться, но очень важно то, что у нас была огромная армия людей, которые прошли школу пионерской организации, и они нас поддерживали. Поддерживала нас и семья.

- Часто можно слышать с разных трибун размышления о молодежной политике. А есть ли в стране детская политика? Все эти вопросы детских сообществ, отношений партий к детству, ваши тревоги и опасения на сей счет - есть ли трибуны, где они могут быть вами озвучены?

- На уровне декларации есть. Конечно, никто нам не запрещает все это озвучить и в Государственной Думе, в Комитете по семье и молодежной политике. Есть в Думе и Молодежная палата, где эти вопросы можно поднимать. И в Министерстве образования и науки есть соответствующие структуры. Но другое дело, насколько эти службы могут быть эффективны, чтобы не только выслушать, но и реализовать то, о чем мы ведем речь. Считается ведь, что это мелочи - детское движение, детские объединения...

Хотя конкретные люди, в том числе во властных структурах, которые готовы нас поддержать, безусловно, есть. Но, по всей видимости, время коренных, позитивных рациональных решений по «детскому вопросу» еще не пришло. Что-то должно произойти, ибо в обществе ощущается тревога потери нравственных, моральных ориентиров, утраты связи поколений. Сегодня старшему поколению даже нечего передать детям. Тот опыт жизни уже не пригодится новым временам.

- И тем не менее осенью будет уже 15 лет, как вы существуете и в вашем лице - детское движение в стране. За это время какие выводы ты сделал: какие потери и какие приобретения случились?

- Единственный несомненный плюс: детские организации и объединения вы-жи-ли. Их даже становится больше. Пусть они не объединяют 22 миллиона детей, как это было раньше.

В нашей организации - 79 субъектов, это практически все регионы России и 9 стран СНГ. Это около 5,5 миллиона детей. А нам говорят: у вас всего 3 или 4 процента от общего числа детей, зачем вкладывать деньги в такую мелочь? Но 3% детей - разве это мало? А один ребенок - разве это мало? И кто докажет, что в организации должно быть 22 миллиона?

Кто сказал, что молодежи в политическом движении должно быть 60%? Больше двадцати тоже не будет. Просто есть определенный социальный предел. Но детей-то с потребностью в организации еще меньше. Как и за рубежом, 10-15% - дети, объединенные в общественные объединения, - это уже максимум, предел. Только потому, что сегодня время другое, развивается по-другому: кому-то из детей достаточно телевизора, кому-то - компьютера. И мобильники, и интернет могут собирать и объединять детей. А мы, взрослые, почему-то по-прежнему хотим всех детей в организации загнать, чтобы было массовое объединение, чтобы легче было управлять.

- Ну а каковы ваши перспективы?

- Во-первых, продолжать выживать самостоятельно, учитывая социальную и экономическую ситуацию в стране.

Если говорить о наших собственных планах, то, конечно, будет серьезно меняться содержание работы.

Меня смущает сейчас в отношении детских организаций формулировка, которую мы часто слышали: «Они должны...» Мало того, что ребята сами собрались, сами сорганизовались, сами выжили, нет, это рассматривается как основа к тому, что теперь «вы должны...». Ну почему недостаточно того, что они уже социальную функцию выполняют самим фактом своей самоорганизации?

Детские организации - это прежде всего самостоятельность и свобода, ни в коем случае их нельзя подавлять.

Наша позиция тут непоколебима: пришел - создадим тебе все условия для реализации. А дальше - решай сам.