Я учусь на своих ошибках

- Катя, как вы относитесь к своей популярности?

- После первого показа сериала «Две судьбы» я ее не ощутила, потому что именно в это время находилась на съемках «Последнего героя». После съемок в течение 36 дней в Панаме вернулась в таком, мягко говоря, расслабленном состоянии, что сначала долго не могла понять, почему на меня так внимательно смотрят в магазине, на улице. Мне казалось, что у меня что-то не так с одеждой или с лицом. И только потом стала ясна причина такого пристального интереса. Происходили и забавные случаи. Как-то вышла купить овощей. Продавец, взвешивая морковку, так искоса на меня поглядывала и, наконец, спросила: «Вам не говорили, что вы похожи на артистку Екатерину Семенову?». «Нет, - ответила ей, - никто не говорил».

- «А вы похожи, только помоложе».

- Кстати, как же вы выдержали в «Последнем герое» месяц с лишним на острове, по сути дела, в постоянных экстремальных ситуациях?

- С большим трудом. Очень хотелось домой, у меня же двое детей, за них беспокоилась. Хотя они меня отпустили охотно, говорили, что мною гордятся. Ну, конечно, для сына приходить в школу и говорить, что его мама принимает участие в «Последнем герое», было высшим наслаждением. Но там срабатывал некий психологический момент. Каждые три дня кому-то приходилось покидать остров не по своей воле. Два дня я думала: «Все, больше не выдержу, так невозможно! Вот в следующий раз предложат уйти мне или сама попрошусь, чтобы отпустили. Но наступал третий день, и я начинала себе говорить: «Я что, такая уж слабая, хуже всех? Нет, не сдамся...». И я продолжала свое участие в этой трудной, но все-таки очень интересной игре. Меня пригласили участвовать в «Последнем герое» еще и потому, что знали как авантюристку.

- Участие в сериале «Две судьбы» вы считаете счастливым случаем?

- Конечно. Хотя чистой случайностью все-таки назвать нельзя. Это, скорее, судьба. Ведь я много лет в этой профессии, у меня и до этого уже был опыт работы в кино.

- У вас есть фильм, который, как говорится, запал вам в душу?

- Это «Увидеть Париж и умереть» режиссера Александра Анатольевича Прошкина. Я сыграла там роль девушки Кати.

- Мне тоже запомнилась эта замечательная картина. Судя по всему, стать актрисой вы мечтали с детства?

- Странно, если бы у меня была другая мечта. Моя мама, Наталья Орлова, художник-мультипликатор, которой я всегда гордилась. Ее мультфильмы смотрели буквально все. За «Тайну третьей планеты» она получила Государственную премию. Среди ее фильмов - «Чудеса в решете» из «Веселой карусели», «Серебряное копытце», «Дом, который построил Джек». Отец, Тенгиз Семенов, работает директором документальных программ на Первом телеканале, он является лауреатом Ленинской премии, плюс у него своя студия, где папа выступает в роли продюсера, а мама - режиссер-аниматор. Они выпускают анимационные и документальные фильмы.

- Вы почувствовали вкус славы, когда вышла «Тайна третьей планеты»?

- Мама говорила, что не собиралась меня увековечивать. Просто я находилась в том возрасте, что и героиня мультика. Мама смотрела на мои повадки, ужимки и прыжки и рисовала обыкновенную девочку. На первых эскизах Алиса, как и я, была с хвостиками, но в картине появилась уже с короткой стрижкой. Потом, правда, когда мультфильм вышел на экраны, меня брали на встречи со зрителями, представляли им как прототип героини. Я выходила на сцену, кланялась, и мне очень нравилось, что все на меня смотрят и аплодируют.

- Значит, вас уже тогда стали готовить к актерской профессии?

- Меня никогда ни к чему не готовили, ничего не заставляли, предоставляя полную свободу выбора и право решать свою судьбу так, как хочу сама, то есть уважали во мне личность. Я росла в «киношном» доме, где живут Эльдар Рязанов, Вера Глаголева, Людмила Зайцева... На Новый год постоянным Дедом Морозом у нас был Александр Белявский. Так что естественно, что мне тоже хотелось стать актрисой. Узнав об этом моем желании, родители отдали меня в театральную школу к Спесивцеву, откуда я поступила в Школу-студию МХАТ.

- У вас так все хорошо начиналось...

- Да, на втором курсе меня пригласили в Московский художественный театр на главную роль в спектакль «Ундина». У меня изначально ничего не получалось, и это понятно, мне же было всего восемнадцать лет, и я еще была незнакома с этой профессией, у меня был абсолютный зажим. Помог Володя Машков, убедивший режиссера Николая Скорика все-таки дать мне шанс и заставивший меня поверить в себя. Также со второго курса я начала работать в театре «Современник».

- Вот так сразу?

- Здесь сыграло свою роль то, что я постоянно крутилась в этой среде, была у всех на виду. В то время я встречалась с Антоном Табаковым. Как-то мы с ним были в Доме кино, и Галина Борисовна Волчек спросила его: «А кто это?». Узнав, что я учусь в Школе-студии МХАТ, попросила меня подозвать и сразу спросила: «Хочешь попробовать сыграть Ирину в «Трех сестрах»? У меня от радости перехватило дыхание. Она предложила выучить монолог и приехать к ней домой. Потом состоялось прослушивание в театре. И я услышала: «Все, мы тебя берем!». Так что в «Современнике» я играла с восемнадцати лет. Двенадцать лет считала его самым лучшим театром, где у меня были прекрасные роли, о которых молодая актриса могла только мечтать...

- Вы об этом говорите в прошедшем времени.

- Потому что потом поняла, что не могу связывать с «Современником» свое будущее и сейчас работаю в МХТ имени Чехова. Два года назад меня пригласил сюда Олег Павлович Табаков. Я подумала, что от таких предложений не отказываются.

- Несмотря на внешнюю суровость, Волчек к вам все-таки относилась хорошо.

- Галине Борисовне не откажешь в чувстве юмора. Помню, я уехала на отдых в Париж и пропустила спектакль, перепутав числа. Когда мне позвонил папа и сказал, что у меня вечером спектакль, я чуть не умерла от ужаса. Представила себе, как артисты, одетые в костюмы, загримированные, готовы выйти на сцену, а я где-то в Париже... Зрителям объявили, что спектакль отменяется из-за болезни актрисы. Так стыдно мне больше никогда не было. Позвонили Галине Борисовне, которая в это время находилась в Праге, и рассказали об этом происшествии. У нее, видимо, было хорошее настроение, потому что она только заметила: «Теперь в Семеновой будет больше драматизма».

- А что за случай был, когда вы заснули во время спектакля?

- А, театр тогда находился на гастролях в Америке со спектаклем «Три сестры». Мы выходили на сцену утром и вечером? за двадцать дней сыграли тридцать два спектакля. Стояла страшная жара. А спектакль продолжается три с лишним часа. В одной из сцен мне надо было лежать в кровати за ширмой. Я долго держалась, дожидаясь своего выхода, но, видимо, жара и усталость сыграли свою роль: я уснула и пропустила условный стук. Очнулась, когда актриса Галина Петрова стала будить меня страшным шепотом: «Катя! Что с тобой?» К счастью, зрители ничего не заметили.

- В художественном театре заняты в каких спектаклях?

- «Священный огонь», «Утиная охота», «Ю», «Антигона». Играю достаточно. Одна «Утиная охота» чего стоит. У нас там замечательная компания: Семчев, Зудина, Пореченков, Скачкова, Хабенский: каждый раз мы играем буквально на одном дыхании.

- Но было и время творческого простоя.

- Все было. И ролей не давали, и не снимали в кино, одно время даже думала вообще уйти из профессии. Работала арт-директором в ресторане. Спасением стало приглашение в сериал «Две судьбы».

- Скажите, а актрисе имеет смысл строить планы, или профессия настолько зависима, что остается сидеть и ждать звонка от режиссера?

- Все зависит от самого актера. Но, по-моему, он должен строить планы, должен бороться за себя. Другое дело, что не все это умеют делать. На Западе есть прекрасная система: агенты для своего подопечного буквально рвут роль, добиваются возможности для него участвовать в различных кастингах. У нас такого, к сожалению, пока нет, и артист вынужден пробиваться сам.

- Далеко не каждая актриса решится иметь двоих детей.

- Я решилась и счастлива, имея таких детей, как Никита и Маша. Сыну уже четырнадцать лет, а дочке восемь.

- Часто сыновей называют в честь дедушек, других родственников.

- Сына я назвала в честь моего друга, замечательного артиста Никиты Михайловского, которого зрители знают по чудесной картине «Вам и не снилось». Когда с ним случилось горе, он тяжело заболел, я как раз забеременела. Я была уверена, что у меня обязательно родится мальчик, и его решила назвать Никитой. Так и случилось. Дочку назвали Машей в честь бабушки моего второго мужа, Кирилла, ее отца.

- Вы хотели бы, чтобы дети пошли по вашим стопам?

- Нет, не хотела бы. Хотя давить на них не буду, пусть сами решают. Никиту сейчас интересует все, чем занимается его отец, Антон Табаков. Теперь он известный в Москве ресторатор с потрясающими организаторскими способностями. Антон для сына - кумир, самый лучший, все, что он делает, - это, по мнению Никиты, правильно. У Никиты от отца культ еды. Он часто приходит к нему в ресторан на кухню, интересуется различными блюдами. У него даже есть свой фирменный омлет, который он постоянно изменяет и совершенствует. Никиту прозвали Пузырем, потому что все передают ему пузыри от воблы, он их очень любит. Эту любовь ему по наследству передал Антон. Если папа, например, решил купить такую вот машину, значит, лучше нее на свете нет. Для Никиты отец - непререкаемый авторитет. Это и хорошо.

- Вы с Антоном долго были вместе?

- Четыре года. Мы с ним познакомились на улице, на крестном ходе в церкви на Неждановой. Потом, через полгода, встретились в Доме актера, когда я уже была студенткой Школы-студии МХАТ. Мы с ним жили в гражданском браке.

- Кто из вас не хотел идти в загс?

- Мы тогда были молодые, мне вообще исполнилось только восемнадцать, и не думали о регистрации брака. Правда, как-то я предложила ему оформить наши отношения, это советовали сделать и мои родители, на что ответил, что у него в паспорте уже просто нет места, до меня он разошелся уже с двумя женами. Сейчас, спустя годы, я жалею, что у меня в жизни не было красивой свадьбы: с белым платьем, фатой и прочими атрибутами.

- Зато у вас была очень красивая свадьба в сериале «Две судьбы».

- И мне это очень понравилось. Кстати, говорили, что мне очень идет белое платье и фата.

- Но вы же могли осуществить все это, когда выходили замуж за Кирилла.

- У нас уже была дочка, и мы решили расписаться. Как назло, нам было назначено явиться в загс в девять часов утра. Разумеется, я проспала, Кирилл еле меня разбудил. Я оделась в какую-то будничную одежду, была похожа на какого-то монстра из фильма ужасов, и в таком виде мы отправились на регистрацию нашего брака.

- А с отцом Маши вы общаетесь?

- Да, общаемся, все-таки у нас общий ребенок, он бизнесмен. Мы с Кириллом так и не смогли построить настоящую семью. Он ревновал меня к профессии, а я не могла ее оставить, стать просто женой, хозяйкой.

- Вы человек влюбчивый?

- Раньше безумно влюблялась, буквально бросалась в омут с головой. А сейчас это чувство посещает все реже и реже.

- Катя, сейчас в вашей жизни есть человек, на которого вы могли бы опереться?

- Надеюсь, что да.