- За время существования центра реабилитацию прошли 287 детей, - говорит она. - Горько, но факт, дети у нас в основном из семей, где родители пьющие. Представьте себе, что, живя в сельской местности, многие из них не знают, что такое сметана, творог. Нам рассказывают случаи, когда дети дерутся с домашними животными за кусок вареной картошки.

- Тамара Николаевна, а как ребенок попадает к вам?

- Мы работаем в связке с органами опеки, управлением социальной защиты, инспекцией по делам несовершеннолетних. Проводятся акции обследования семей, проверяется их материальное положение. Сегодня по району 132 ребенка находятся в трудной ситуации и нуждаются в помощи нашего центра, у 15 из них положение критическое, то есть пребывание детей в семье опасно для их жизни и здоровья.

- Как долго дети могут жить в центре?

- Не более года, - вступает в разговор заместитель директора Римма Шустер. - У центра нет сиротского статуса. Наша задача - помочь ребенку вернуться в социум, повысить мотивацию к учебе. Соседство детского сада и центра не случайно - дети лучше адаптируются в таком союзе. Ведь кто такие ребята из неблагополучных семей? Изгои. Их избегают, потому что от них плохо пахнет, они вечно голодные. Зная, что родители пьют, они комплексуют, становятся агрессивными, а агрессия вызывает отторжение. Получается замкнутый круг. Нам поначалу было очень трудно: родители, учителя не понимали, зачем нужно такое соседство. Но сегодня ситуация иная: большинство принимает позицию - эти дети не должны себя чувствовать брошенными.

- В течение года дети живут в центре, а что потом?

- За это время мы должны определить судьбу ребенка. Есть четыре пути: опекунство, семейно-воспитательная группа, детский дом и возвращение в семью. Безусловно, два первых предпочтительны для ребенка. За время существования центра пятеро ребят были отданы под опеку и пятеро - в семью. Это - неплохой показатель. Возвращение же в семью биологических родителей, если все в ней осталось без изменений, - больная тема. Были случаи, когда мамы кодировались, пересматривали свое отношение к ребенку и налаживали быт, но в основном маленький страдалец возвращается в те же условия, из которых попал к нам. Это - страшно. Он словно глотнул немного свежего воздуха и опять ныряет в смрад пьянок и драк. Детский дом - мера крайняя. Я ничего не имею против детских домов, но все же это учреждение, где у ребенка нет модели семьи, он не может узнать, что это такое на социально-бытовом уровне.

В центре есть бассейн, спортивный зал с тренажерами, музыкальный зал, мастерская текстильного сувенира, душевые, столовая, спальни, игровые. Везде красивые обои. Все в зелени. Как дома. Для многих детей понятие дома постигается именно здесь. Недаром они по прошествии времени начинают спрашивать воспитателей: что нужно для того, чтобы остаться подольше в этих стенах? Это главная оценка деятельности коллектива детского сада и центра. И все-таки самая заветная мечта педагогов: чтобы у всех ребят, попадающих в центр, этот период был только временным и не повторялся никогда. Чтобы дети обретали родителей. И чтобы родители осознали наконец, что безусловная ценность их жизни - в собственных детях.

Лаголово, Ленинградская область