Где трое, там и пятеро

Наталью Савостьянову, которая воспитывала двух сирот - Олю и Колю Рыгиных, постановлением главы местного самоуправления Урывского сельсовета освободили от обязанностей попечителя и лишили опекунского пособия на подопечных.

Село Урыв находится примерно в 50 километрах от Острогожска. Оля Рыгина родилась в 1988 году, Коля - годом позже. Отца ребята никогда не знали и не видели. С мамой им тоже не повезло: выпивала, за детьми не следила, даже в школу отправила, когда Оле уже было девять лет. Через год ребятишек у матери отобрали, лишив ее родительских прав. Когда Оля и Коля покидали отчий дом, сильно жалеть им было не о чем: одна общая комната с земляным полом, где ютились и мать, и дед, и дети, и домашняя скотина, - вот так они жили.

Человеком, пожелавшим взять на себя обязанность растить и воспитывать сирот, стала их тетя и крестная мама Наталья Савостьянова. Жила она тоже в Урыве, вырастила своих троих детей, и для Оли с Колей нашлись в ее сердце любовь и доброта. Так как ребятишки уже год отучились в Урывской сельской школе, Наталья Михайловна просила районных начальников оставить Олю и Колю при ней, в селе - пусть, мол, и живут со мной рядом, и в школу нашу ходят! Но начальство ей в этом отказало, потому что сиротам положено учиться в интернате. Поэтому во второй класс Олю и Колю определили в Острогожскую школу-интернат. Здесь они учились и жили, а на каникулы, в выходные и праздники ездили к тете. Она их одевала-обувала, лечила, если болели, заботилась о них, одним словом, наконец-то появилась у сирот мама.

Надо бы от лица государства и общества сказать ей большое спасибо за то, что воспитывает она детей, что не пошли они по «кривой уголовной дорожке». Так ведь?

Ну государство и сказало свое веское слово! Сначала от лица администрации Урывского сельсовета, потом - от лица районного отдела по образованию, а значит, и всей администрации Острогожского района, возглавляемой Александром Болдыревым.

Мать у детей отобрали дважды

В 2000 году Наталью Михайловну официально назначили опекуном Оли и Коли и стали выплачивать на детей опекунские пособия. А второго декабря 2004 года постановлением главы Урывского сельсовета Савостьянову освободили от исполнения обязанностей попечителя и прекратили выплачивать на детей денежные средства. Причина - непредставление отчета о расходовании опекунских пособий. Наталья Михайловна обращается в суд (ее поддерживают работники школы-интерната), и суд 18 февраля 2005 года восстанавливает Савостьянову попечителем. При этом в суде установлено, что непредставление отчетов не может быть причиной для освобождения от обязанностей попечителя, и что никаких действий, противных интересам опекаемых, попечитель не совершала, и что, наоборот, она всячески заботится о здоровье детей, об их «психическом, духовном и нравственном развитии». Также судом установлено следующее: «Доводы представителя отдела по образованию Науменко В.Ф., что дети будут находиться в школе-интернате на полном государственном обеспечении, не подтверждаются материалами дела. Так, согласно справке за 2001-2005 учебные годы школа-интернат несовершеннолетним Рыгиной Ольге и Рыгину Николаю не выдавала никаких вещей. Дети не находятся на полном государственном обеспечении. Установлено, что попечитель Савостьянова Н.М. обеспечивает детей необходимыми вещами, школьными принадлежностями, обеспечивает их отдых, питание, проезд, проживание в период каникул, в выходные дни»...

Таким образом, 18 февраля суд возвращает детям опекуна, а по сути дела возвращает им мать! Вторично отобранную государством!

Почему так унижают детей и женщину, взявшую на себя обязанности по их воспитанию? Почему к началу ноября Савостьяновой так и не выплатили долг по опекунским пособиям за период с декабря прошлого года по апрель года нынешнего?

Но это еще не все. Власти Острогожского района вынудили Олю и Колю уйти из школы-интерната и продолжить учебу в Урывской школе. С 1 сентября дети учатся там, и никого не интересует, что Оле уже 17, а она только в девятом. Что в Острогожске девушка хотела закончить школу экстерном, а теперь не получится. Что в школе-интернате она учила английский и право, а в Урыве преподают немецкий. А ведь Оля после школы собиралась поступать на юридический.

И ведь ни капельки не стыдно...

К кому только дети не обращались: и к бывшему начальнику районного отдела образования Александру Ветрову, и к Василию Науменко - сотруднику отдела, курирующему вопросы опеки и попечительства, и к главе администрации Острогожского района Александру Болдыреву, и к начальнику Главного управления образования области Якову Львовичу. Даже президенту Путину написали письмо! Просьба одна: позвольте нам доучиться в школе-интернате! Президент не ответил, а в остальных случаях ответ примерно одинаковый: пособия на детей, находящихся под опекой, но проживающих в школе-интернате, не выплачиваются. А если вы хотите, чтобы вам выплачивали, то учитесь в Урывской школе. Или (последний вариант): учитесь в Острогожской школе-интернате, но ваш опекун получит деньги только за выходные и каникулы - то есть за то время, которое Оля и Коля будут проводить вне интерната.

А все потому, что брат и сестра не только учатся в интернате, но и (о, ужас!) едят здесь четыре раза в день (хотя приходящим детям положено только два раза) и ночуют, используя казенные кровати и спальные принадлежности! Они ТУТ ночуют, а опекун ТАМ деньги за них получает! Вы представляете?! «Огромадную» сумму получает - две с половиной тысячи в месяц на каждого!

И хотя в собственном официальном письме специалисты главного управления образования разъясняют, что опекунские перестают выплачивать только в случае, если ребенок находится на полном государственном обеспечении, и хотя судом установлено, что Оля и Коля, учась в интернате, не находились на полном гособеспечении, а одевала, обувала и содержала их крестная мама, - тем не менее детей из школы-интерната выжили. И долги по опекунским пособиям не вернули.

«Если ты притесняешь сироту, воспламенится гнев Мой, и будут дети ваши сиротами». Это цитата из Библии. Имеющий уши да услышит.

Я попросила прокомментировать ситуацию Владимира Сабаду - начальника отдела социальной защиты детей Главного управления образования администрации Воронежской области:

- Обычно если опекунское пособие назначается, то опекуны забирают ребенка к себе, устраивают его в детский сад или массовую школу. Да, они могут поместить подопечного в школу-интернат, но тогда приостанавливается выплата опекунского пособия.

- Между тем Савостьянова в 2000 году признается попечителем, и деньги ей выплачиваются до 2004 года, при этом дети находятся в интернате.

- Да, но это было неправильно. Было, если можно так сказать, по-человечески, но не по закону.

Острогожск, Воронежская область