Миф 1. Нищета образования

Действительно, сейчас наше образование финансируется примерно на три четверти от уровня 1991 года. Но идет бурный рост, образование становится приоритетом государственной политики. Когда говорят, что военный бюджет превышает образовательный, - это неправда. Самая большая статья консолидированного бюджета, превышающая расходы на оборону, здравоохранение, социальные нужды, - это образование.

В последние годы преимущественно растут расходы на дошкольное образование. Медленнее - на школьное. Увеличивается финансирование НПО - долгое время эта сфера была запущена. Сейчас начальное профессиональное образование отдается в регионы. Рост расходов на него из федерального бюджета - это, говоря бизнес-языком, предпродажная подготовка. Хуже всего дела обстоят с СПО. Среднее профобразование - одна из самых проблемных сфер, о которой мы практически не слышим при обсуждении реформ. Работодатель не понимает зачем нужно СПО. Практически застыли расходы на высшее профессиональное образование. Сейчас они составляют примерно 700 долларов на одного студента и растут медленно. Между тем по всем социологическим опросам получение высшего образования для населения - одна из приоритетных задач.

Образование финансируется в разных регионах по-разному. В 2000 году, например, уровень дифференциации составлял 14,5 раз между субъектами Российской Федерации: от 40 тысяч рублей на ребенка на Таймыре, до 2,5 тысячи рублей в Курской области. Потом эта разница стала сокращаться, что привело примерно к четырехкратному различию между регионами.

Миф 2. Педагоги - люди бедные

Госкомстат России в прошлом году провел бюджетное исследование всех сфер занятости. Выяснилось, что у 50 процентов работников образования заработная плата ниже 3 тысяч рублей, у 75 процентов - ниже 5 тысяч. Действительно, бедные. Но некоторые вещи заставляют задуматься об истинном положении дел. Средний возраст педагогов сейчас составляет 40 лет. Разговоры о том, что система образования стремительно стареет, отходят в прошлое. Людей до 30 лет уже 21 процент, до 39 - почти 27 процентов. Если приток молодых кадров идет стремительно, значит, официальная зарплата сильно отличается от реальных доходов, получаемых в системе образования.

Мы сравнили доходы в семьях преподавателей и учащихся. Школьные учителя в среднем получают меньше, чем родители их учеников. В СПО доход преподавателя тоже ниже, чем доходы тех, кого он обучает. Зато растут возможности подработок, которые были крайне неравномерно распределены по системе образования - концентрировались в вузах, где подработка зачастую превышала зарплату в несколько раз! С введением единого государственного экзаменау у школьных учителей тоже появилась возможность подработки: репетиторские расходы стали распределяться более равномерно по системе образования, тогда как раньше они концентрировались в основном на переходе из школы в вуз.

Миф 3. Кадровая катастрофа

Я занимаюсь экономикой образования с 1986 года и все время слышу о катастрофе с учительским корпусом: надо готовить больше педагогов, потому что они не идут работать в школу. Между тем статистика приема в государственные вузы дает удивительную картину. В 2002 году прием по специальностям образования составил 431 тысячу человек. Сейчас в системе образования работают 1 миллион 600 тысяч учителей. Если бы все выпускники вузов по направлению «Образование» шли работать в школы, то наш преподавательский корпус менялся бы раз в четыре года. Такого ни одна система не выдержит. Примерно 80 процентов из тех, кто заканчивает педуниверситеты, и не должны доходить до школы.

Не страшно, если выпускается огромное число преподавателей истории, которые не нужны школе и которым не нужна школа. Беда, что не доходят необходимые специалисты - математики и преподаватели иностранного языка. Это те предметы, которые закладывают базовые и коммуникативные навыки. Хотя, на мой взгляд, лучше бы наших детей иностранным языкам в школе не учили. Все равно не выучивают - только перевод денег и человеческих ресурсов. Либо надо учить по-другому, либо не мучить ребенка. При этом идет колоссальная перегрузка. Как экономист, абсолютно не понимаю, как при чудовищном недофинансировании нашей школы детям дается такое огромное количество знаний. Если денег не хватает, то суп обычно делается жидким. А тут «суп» становится все более и более густым. Дети уже стонут от переизбытка образования, причем не очень хорошего.

Катастрофы с количеством педагогических кадров у нас нет. Вопрос в том, каково их качество. По моему глубокому убеждению, всю действующую систему педагогического образования надо закрыть, почистить и только потом открыть снова. Или перевести на принципиально другие рельсы. Потому что система нашего педагогического образования отстает от мирового уровня примерно на три педагогические революции. Учительский корпус перегружен миссионерством и очень не догружен профессионализмом. Это одна из самых больших бед. Так будет до тех пор, пока мы не изменим ситуацию с заработной платой и педагогическим образованием. Надо, чтобы учителей готовили в университетах как специалистов своего дела. А тот, кто желает идти в школу, может доучиваться год по методикам преподавания в специализированных центрах. Так происходит во всех цивилизованных странах.

Миф 4. Поборы или внебюджетные средства?

Сейчас примерно от 5 до 20 процентов поступающих в школу средств - внебюджетные. По-моему, не стоит называть их поборами. Вопрос не в том, чтобы не брать деньги, а в том, чтобы не брать деньги нелегально.

Тут есть другая проблема - в школах учатся разные дети: одни могут заплатить, другие - нет. Как сделать так, чтобы дети, которые беднее, не страдали? Нужно уменьшить для них издержки.

Пора переходить от вопроса поборов к вопросу о том, на что тратить дополнительные деньги, как рационально их использовать, как защитить малообеспеченных детей.