- Владимир Пантелеймонович, что сегодня собой представляет педагогическая наука, так ли она нужна, а если нужна, то кому?

- Я думаю, что как раз сегодня педагогическая наука нужна всем как никогда. Ведь мы видим, как происходит педагогизация многих сфер жизни. Везде нужны люди, готовящие будущих специалистов. А для этого им необходимо иметь педагогическую подготовку. Если речь идет о школе, то совершенно ясно, что просто овладеть какой-то отраслью научного знания - математикой, физикой, химией и так далее - еще не достаточно, чтобы стать хорошим преподавателем. И здесь нужна педагогическая наука, чтобы обеспечить учителю серьезную подготовку.

- В какой мере связаны академическая и вузовская педагогическая наука, в частности, с наукой в педагогических вузах? Иногда создается впечатление, что в вузах педагогическая наука одна, а в Российской академии образования - другая. Это не так?

- Это и в самом деле не так, но, думаю, все зависит в первую очередь от самих вузов. Возьмем, допустим, Волгоградский педуниверситет: там педагогика - системообразующая дисциплина и имеет своим источником именно ту педагогическую науку, которая разрабатывается в РАО. То же самое могу сказать о Томском педуниверситете, Ростовском педуниверситете. Таким образом, есть много вузов, где педагогика - стержневая наука и их кафедры педагогики питаются академической наукой. Есть и другие вузы, где положение не так благополучно, но, на мой взгляд, это должно ориентировать руководителей в направлении усиления такой работы.

- Заметила одну деталь: Российская академия образования вносит значительный вклад в разработку различных инноваций, направлений реформирования, хотя и очень критически относится к многим нюансам реформирования, академия разрабатывала стандарты, направления развития профильной школы и так далее, но чиновники склонны порой к пренебрежительному отношению к педагогической науке. Дескать, зачем нужна Российская академия образования, если можно поручить все Российской академии наук и она все сделает. Как вы оцениваете такую ситуацию?

- Я эти чиновничьи инсинуации наблюдаю уже давно. Вижу полное непонимание чиновниками самой сути педнауки, когда в ней предлагают отделить фундаментальную составляющую и передать ее в РАН, а прикладную науку - оставить где-то еще. Что в результате может произойти? Погибнет и то, и другое научное направления, в педагогике ведь не может быть настоящей прикладной науки, которая не питалась бы фундаментальным научным знанием, и не может быть фундаментальной науки, которая бы вобрала все свои суждения и свои заключения из воздуха, она должна питаться образовательной практикой. Эта связь просто нерасторжима. Кстати, думаю, и в целом ряде других наук связь между фундаментальным и прикладным - очень прочна, поэтому для меня вообще такое бинарное мышление, где противопоставляется прикладное фундаментальному, не только недостаточно, но и вредоносно.

- Но ведь сегодня есть тесное взаимодействие между РАО и РАН, когда реализуются совместные проекты, идет плодотворное сотрудничество ученых, например, идет совместная экспертиза учебников, проведение исследований в области психологии.

- Сегодня спектр совместных исследований РАО и РАН в самом деле широк, на мой взгляд, только в союзе две академии, их специалисты могут добиться значительных успехов, например, в работе над хорошими учебниками. Ведь наша страна когда-то была лидером в учебном книгоиздании, к этому нам надо стремиться, а не к тому, чтобы разъединять и противопоставлять одну академию другой.

- Между тем кто-то весьма настойчиво распространяет слухи о грядущем превращении отраслевых академий в отраслевые отделения РАН. Чиновники часто говорят, что существование отраслевых академий нерационально. В какой мере РАО осведомлена о таких чиновничьих планах?

- О слухах мы знаем, они до нас доходят. Но в тех документах, которые я читал, такой перспективы нет, в явном виде об этом не сказано. Но такая ориентация у чиновников есть, они ведь не зря говорят о разделении фундаментальной и отраслевой науки. Поэтому наши академии предпринимают определенные шаги: адресовали письма пока председателю Правительства РФ, в которых высказали свою обеспокоенность будущим академий и мнение, что позиция чиновников - ущербна.

- Сегодня на постсоветском пространстве, как считают многие, важно сохранить единое образовательное пространство, в том числе и в области педагогической науки. Во всех бывших советских республиках есть и свои академии образования. Какое место занимает в их содружестве РАО и насколько ее деятельность помогает сохранению этого общего научно-образовательного пространства?

- Я полагаю, что с распадом СССР ни в коем случае нельзя терять те образовательные, культурные, научные скрепы, которые существовали и существуют на постсоветском пространстве. Их нужно всячески поддерживать, что мы и делаем.

- Нам есть чем обмениваться с коллегами, ведь, как известно, реформы идут и в Украине, и в Белоруссии, и во многом там нас обгоняют по части реформирования системы образования.

- По быстроте проведения реформ мы не соревнуемся. Однако могу сказать, что у нас реформы осуществляются по принципу маятника: решаем одно, потом отказываемся и предлагаем другое, потом снова возвращаемся к отвергнутому, и так все время, поэтому движение вперед очень слабо выражено. Полагаю, что в этом смысле реформа образования в бывших постсоветских республиках (скажем, переход к 12-летней школе в Белоруссии) ушла дальше, чем у нас. Там это делается более мягко и спокойно. Мы тонем в бесконечных дискуссиях, у нас постоянно меняется власть в образовании, все время выдвигаются новые задачи, не очень сочетающиеся с тем, что собирались делать еще совсем недавно. Все это наносит большой вред стабильности в образовании, а образование такая сфера, которая особенно нуждается в стабильности. Если сильно раскачивать дерево, то у него могут и корни засохнуть, хорошо бы это помнить всем реформаторам.