Давайте «пройдемся» по цветам. Ну Паша Белов - мальчик рослый. Значит, ему и быть Гладиолусом, таким же стройным, высоким. А Ванечка Грачев, малюсенький - Ландыш. Анечка Завьялова - конечно, Анютины глазки. Сережа Мамонтов очень энергичен. И текст там также достаточно динамичный, и нужно было с юмором произнести: «аб-лы-сеет голова». Я знаю, что так только Сережа может сказать, выдержав интонацию. Я, наверно, просто интуитивно представляю, вижу картинку. Это и все.

Конечно, «все», если «просто» знать каждого ребенка, начиная с его внешних особенностей и заканчивая возможностями артистическими.

...Мы с Ириной Викторовной Грузиной, завучем, еще не отдышались, не остыли после праздника знаний «Природа родной страны» по теме «Цветы России», а мальчишки уже вносили парты, не с улицы - откуда-то из недр самого учебного помещения. Пока Ольга Александровна «в кулисах», пользуясь случаем, беру блиц-интервью у Ирины Викторовны. «Обратила внимание, что все артисты разные - и по росту, и по комплекции. Почему? Потому, что на сцене был весь ее класс. Пусть маленькую роль, да каждый получил.

- ...Потом у меня только четыре девочки стали цветочками. Потому что не ходили с нами на танцы. Нет, они занимались хореографией и очень серьезно, но такого танца не знали. Пришлось добавлять в сценарий новые роли. Ну абсолютно какие-то математические выкладки получаются. Сейчас вот сижу - Новогодний сценарий я уже набрала - и решаю задачку посложней - как разделить двадцать пять пополам. У меня в классе 14 девочек и 11 мальчиков. А у нас танцуют пары.

...В раздевалке родители помогают детям, подправляют костюмчики, сшитые своими руками. Штанишки, юбочки - в одних тонах. Сегодня особенно хороши головные уборы. Георгин и маки. Роза и Астра. Сирень... на сказочной поляне, в честь праздника соберутся и весенние, и летние, и осенние цветы. Сегодня ребята узнают, какие цветы выросли из слез, какие - произошли от звезд и по ночами переговариваются со звездами, какой цветок родился из солнечного луча...

У наших цветов-второклассников «головки» выглядят где наряднее, где скромнее, но так, будто сделаны одной рукой. В чем тут секрет? «Я всегда прошу родителей, чтобы они в период подготовки к празднику согласовывали между собой и материалы, и размеры, и цвета, - говорит Ольга Александровна. - Негоже, если каждый будет лепить кто во что горазд. Я всегда, с самой первой встречи с родителями говорю: «Давайте дружить семьями». В этом классе у меня действительно нет маленьких, которые были бы младше шести лет на начало обучения. Все дети пришли после семи лет, то есть семи и семи «с хвостиком». И это дети в основном немолодых родителей. Притом единственные дети. А эти родители готовы все вложить в ребеночка. Долгожданного. И еще. Поздние дети достаточно талантливы. У меня удивительные мальчики в этом классе. Уже на начало 1-го класса пришли читающие. И когда мы на уроках чтения начинаем вести обсуждение прочитанного, слышу такие ответы, которые сама порой не ожидаю. Бывает, мурашки по коже бегут, оттого, как это приятно услышать. Когда прочитали короткие рассказы Носова, а потом Драгунского, я попросила на уроке поделиться своими впечатлениями: «Ребята, а что вам понравилось, кто-то из героев или, может, какой-то особенный момент?» Я не задаю вопрос: «сравнить» - Боже сохрани вообще такое слово в первом классе употреблять. Встает мальчик и говорит: «Вы знаете, Ольга Александровна, а мне гораздо больше понравились рассказы Драгунского по сравнению с рассказами Носова, потому что, когда я их читал, я ощущал себя героем этих рассказов, чего не было, когда я читал рассказы Носова. То есть я как будто был в этих рассказах действующим лицом». Это Сережа Мамонтов, сегодня он был Одуванчиком.

- Развернутое, аргументированное высказывание, - переглядываемся мы с Ириной Викторовной, - достойное четвероклассника-хорошиста.

«Когда я пришла в эту школу, - поясняет Ольга Александровна, - начинала в классе коррекции. По специальности я логопед. И потом, когда я сделала первый выпуск, было предложение поработать по специальности. Я уже приготовила себе кабинет и даже занялась обследованием. Буквально через две недели не выдержала. Поняла, что не могу без коллектива детей. Работа логопеда все-таки немножечко другое. Это дети, приходящие из разных классов. Провел с ними индивидуальное занятие и все - разошлись. Помимо этого никакой больше жизни нет». «Как логопед, - вступает в разговор Ирина Викторовна, - она работает со своим классом. Продумала речевые пятиминутки. Все дети четко, правильно говорят. Они великолепны по русскому языку. Вы слышали, как они сегодня рассказывали о цветах, - а это 2-й класс». «Я даже боюсь назвать это собственной методикой, - признается Ольга Александровна, - но это начинается еще с подготовки детей к школе. В начале 1-го класса это происходит на этапе обучения грамоте, то есть только когда мы еще учимся читать и писать».

Родители работают по группам. Мы делимся на четыре части по четвертям. Шесть человек действуют в одной четверти, потом идут «в отпуск», отдыхают. Следующая шестерка принимает детей. Родители организуют экскурсии, покупают книги в подарок детям к каким-то праздникам, подбирают материал. У моего сына в прошлом году в 4-м классе был очень интересный опыт в этом направлении. Нас, родителей, тоже поделили на группы. И каждая готовила рассказ о том, как празднуют Новый год в той или иной стране. Мы, например, были китайцами. Я и сценарий писала. Родители «создавали обстановку». Причем всем группам нужно было быстренько выступить: шла смена декораций. Мы с мужем специально ездили в китайский магазин, в Восточную лавку, чтобы купить бумажные фонарики, а потом до ночи мастерили китайского дракона из огромных колец. Резали из ватмана, красили. Муж, он художник, ночами рисовал декорации к моим праздникам.

- Вот, кстати, - поддерживает Ирина Викторовна, - штрих из жизни учительских детей. В прошлом году к 60-летию Победы класс, в котором учился Паша, ставил спектакль, посвященный Великой Отечественной. Кто будет фашиста играть? Только учительский ребенок. Как вы форму несли по улице, - оборачивается она к Ольге Александровне, - на вас все оглядывались. - И смотрит на меня. - Мама шила рубашку, эмблемы рисовала.

- И все-таки, - настаиваю я на своем, - что главное в работе с родителями?

- Заразить их своим энтузиазмом, - без раздумья отвечает Ольга Александровна. - Убедить в том, что школа нуждается в них, в их помощи. По крайней мере первые четыре года в школе родители должны жить для своих детей. Это главное, эпохальное событие в жизни ребенка. И от того, как сложится его жизнь в начальных классах, зависит вся дальнейшая. Сумеем убедить родителей в этом, и они станут сотрудничать.

- Понимая это, - продолжает Ирина Викторовна, - мы начинаем работать с родителями задолго до поступления в школу. Так, в подготовительном классе встречаем родителей с рассказом, что ждет ребенка, чему мы будем его учить, чему он должен научиться за время этой подготовки. Потом в конце учебного года показываем, чему же тот научился, демонстрируем какие-то творческие работы детей, я имею в виду выступления. И проводим родительские собрания, где рассказываем о школе. В июне учителя встречаются уже по классам. В августе перед началом учебного года - новая встреча. В течение сентября раза четыре встречаемся с родителями. Так за это время уж настолько привыкаем друг к другу. Ну родителям сразу говорим: «Друзья дорогие, вам придется много работать. И не только шваброй. Вам предстоит готовить праздники вместе с ребятами, ездить на экскурсии, ходить в театры. Писать сценарии, шить костюмы. Даже проводить какие-то уроки». Потом, мы работаем все вместе. Скажем, приближается какой-то праздник, 8 Марта, разучиваем песню. Предподаватель живописи предлагаем детям необычное творческое задание. И вот накануне в коридоре, классе, вывешивается галерея портретов учителей и мам. Малыши ходят и узнают своих.

- Еще, - добавляет Ольга Александровна,- очень интересно идет воспитание в детях уважения к нашему педагогическому труду. Потому что такая уж особенность у нас: очень многие выпускники идут работать учителями. Да, в нашем коллективе семеро коллег закончили нашу школу, и многие из них учились у Владимира Абрамовича. И это здорово: не надо ничего объяснять, через творческие дела прошли, через себя пропустили, и они уже знают, от чего отталкиваться, и придумывают сами.

Между тем мы уже путешествуем по школе, малой, как ее здесь называют. Ведь, не удивляйтесь, от 825-й средней до ее начальной путь неблизкий, и дорога непроста. За здание бывшего детского сада Владимиру Абрамовичу пришлось немало побороться. В конце концов здание нам передали. Вы бы видели, что это было: вырванные «с мясом» все розетки, даже гвозди.

Посмотрите, каждый класс (а их всего четыре. - Е.К.) - это лицо учителя. Нет ни одного похожего на другой. Но самый красивый всегда делает Ольга Александровна. Она не в одном классе работала, переходила потом в другие, а кабинеты уже оборудовала так, как ей нравилось. Ничего не забирала. Так что детям действительно хочется приходить сюда, в эту зелень, уют, домашность. У многих дома хуже.

А я еще обратила внимание на великолепные игровые зоны в каждом классе. Здесь можно и уроки делать, и на полу сидеть, и телевизор посмотреть. И дети, когда устают, они просто полежать могут - диванчик тут у них, нездоровится - пожалуйста, приляг. Не случайно малыши хотят здесь оставаться после уроков и играть, пока, как говорится, «за уши» не оттащат. И школьный двор огромный, с садом и чудесными цветущими кленами. Говорят, ребятишкам очень нравится на улице, проводят здесь же различные соревнования. А еще говорят, если в школе пахнет булочками, значит, с ней все в порядке. «Да, у нас столовая великолепная, - признают обе собеседницы. - Нас все ругали, что мы такие вредные: меняли базовые столовые беспрестанно. Нашли хорошую бригаду. Работает, как в ресторане».

А сейчас каждый класс - не просто класс, а, я бы сказала, мини-квартира. Игровая - отдельный отсек. Своя столовая, куда подаются блюда из «большой», - тоже отдельная комнатка. Посуда у малышей своя, и, как замечают педагоги, дети стали меньше болеть. Тут же крохотная кухонька. Микроволновка, тостер и чай - во второй половине дня хочется перекусить. Как дома. Есть в каждой «квартире» и свой туалет. Сразу скажу: все содержится в идеальном состоянии.

«Я хорошо помню, - рассказывает Ирина Викторовна, - как иностранцы из Дании и Англии к нам приходили из «большой» школы. А дорога была такая нехорошая. А потом читала их отзыв. Они писали так: «Какая разбитая дорога, но попали мы в какой-то рай: необыкновенные дети, блестящие глаза учителей, все красивые». Так вот, они все время подходили и спрашивали: «Вы что, каждый день так одеваетесь?»

Но все это могло случиться благодаря тому, что Владимир Абрамович позволил нам быть такими, какие мы есть. Не зажиматься, не бояться огласки, что не так скажешь, не то сделаешь. Разрешают нам все, что мы хотим, что в интересах детей. А наш директор знает, что ничего плохого мы детям не сделаем».

Мы продолжаем осмотр, и я, честно говоря, верю, что очень многие дети вздыхают с сожалением: «Ой, опять каникулы! Опять дома сидеть у телевизора». Пожалуй, вам не хватает только теплого перехода».

«Разве что подземного», - смеются учительницы. Настроение у всех бодрое, новогоднее.

Кстати, Новый год - такой же традиционный праздник, как Праздник знаний. Спрашиваю, какими волшебными делами обрастает он.

- Новый год и у нас домашний, семейный праздник, на который приходят все - мамы, папы, бабушки, братья и сестры. Это даже не вечер - вечерник, причем переходящий за полночь. Поскольку это будет путешествие одних и тех же героев по разным сказкам, я собираюсь готовить с ними все отдельно, по группам. Собьется это все полностью только на самом вечере.

А у нас, учителей, свое костюмированное представление со своими Дедом Морозом и Снегурочкой, ведь нас тут, в начальной школе, всего около 20 человек, и все по-домашнему - традиция. 31-го со своими семьями встречаемся в театре.

Все так и было. Вечерник, переходящий за полночь. И Дед Мороз со Снегурочкой. И культпоход в Дом кино 31 декабря. И каникулы. Ох, уж эти каникулы!