1. Недостаточное нормативно-правовое, экономическое обеспечение профильного обучения. Нет типовых положений об организации сетевого взаимодействия, о ресурсном центре, должностных инструкций тьютора, учителя профильного класса и т.п.

2. В сельских школах из-за недостаточного обеспечения транспортом, горюче-смазочными материалами срываются запланированные мероприятия сетевого взаимодействия.

3. Резко возросла нагрузка завучей, изменилось содержание их работы, а существующее штатное расписание не позволяет держать освобожденного координатора предпрофильного и профильного обучения, тьютора.

4. Возникают трудности с зарплатой «внешкольных работников», оплатой расходных материалов, амортизации оборудования на предприятиях.

5. Нехватка подготовленных учителей для преподавания профильных предметов и элективных курсов, перегрузка учителей, незаинтересованность вузов в сотрудничестве со школами, неумение педагогов вузов работать со школьниками, нестыковка программ колледжей, вузов со школьными программами.

6. Не хватает УМК, лабораторного и технического оборудования для ведения практических работ.

7. Не разработаны нормативные документы по определению предметов, спецкурсов и их оценки (отметки) в итоговых документах.

О том, как организуют профильное обучение в регионах, районах, отдельных школах, «Учительская газета» пишет регулярно. Кстати, как и об отношении детей к нововведениям, к экспериментам, которые придуманы, финансируются, анализируются ради них. Увы, не всегда мнения детей и взрослых на профилизацию старшей школы совпадают. Судя по многочисленным социологическим опросам и исследованиям, ребят привлекает возможность определиться в будущей профессии «с младых ногтей». Однако, просматривая результаты исследования по проблемам организации профильного обучения, проведенного в тольяттинских школах в ноябре прошлого года, замечаешь некоторую тревогу прагматичных подростков. Мнение ученика СШ №19: «Профильное обучение нужно. Оно помогает в выборе профессии, экономит силы и время при изучении тех предметов, которые не интересны и не пригодятся. Но все-таки нужно оставить хотя бы один общеобразовательный класс для тех, кто еще не определился». Еще одно замечание старшеклассника из СШ №70: «Профильное обучение занимательное и интересное, только на подготовку к урокам уходит очень много времени, не успеваю делать домашнее задание». И даже такая критика из 49-й школы: «Пока ситуация не совсем идеальная, нет специальной литературы». Однако позитивно настроенных ребят явно больше, чем пессимистов, - 81% из почти тысячи опрошенных 10-11-классников. Очень важно, что четверть респондентов утверждают: «Учиться стало интереснее».

Возможно, если бы ребята почитали некоторые региональные документы, созданные в ходе эксперимента по профильному обучению, скепсиса у них бы прибавилось. Вот один из критериев, по которым общеобразовательное учреждение может называться «лицеем» или «гимназией»: «Поступление в учреждения профобразования или на работу по профилю обучения не менее 70% выпускников». Получается, что в данном случае областные органы управления образованием поощряют учеников, «правильно» определившихся с профессиональным выбором в стенах школы. Но разве это цель профильной подготовки в старших классах? Возможно, что, «примерив» на себя ту или иную профессию в теории и на практике, старшеклассник как раз решит не заниматься ею больше. Разве это плохо? Замечательно, если человек поймет свою ошибку в школе, а не в вузе! Другое дело, школа должна сделать все от нее зависящее, чтобы ребенок мог «спроектировать свое будущее и сформировать необходимые ресурсы для осуществления осознанного профессионального выбора». Цитата взята из «Основных принципов реализации концепции профильного обучения на территории Самарской области». Вот еще один фрагмент этого документа: «В силу того, что период «проектирования будущего» наступает в возрасте около 14 лет, а единственным предметом, где такие размышления могут перейти из разряда «мечтаний» в разряд целеполагания, является образование, важно вывести учащегося через образовательные ситуации на проживание ситуаций социальных. Это тем более важно, что образ идеального будущего формируется в раннем юношеском возрасте под влиянием успешного настоящего. Поэтому очень важно, чтобы помимо «академического настоящего» у старшеклассника появился опыт реальной деятельности в рамках наиболее общих профессиональных направлений с тем, чтобы он смог примерить на себя не столько профессиональную, сколько социально-профессиональную роль». Мысли, с которыми трудно не согласиться.

Не последнее место в списке проблем, выделенных специалистами сферы образования Республики Саха (Якутия), занимает подготовка преподавателей курсов по выбору. Доцент Рязанского института развития образования, зав. отделом развития Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника Ирина КУСОВА считает, что это «карт-бланш» для музеев, особенно небольших - районных, областных. Именно специалисты из таких музеев смогут дать ребятам квалифицированную подготовку, помогут школам избежать дилетантизма в преподавании. Да и сами элективные курсы можно проводить в музейных залах (а также в библиотечных, в центрах занятости, цехах заводов и фабрик и так далее). Что касается музеев, они полностью готовы взять на себя новую роль, ведь многие музейщики давно сотрудничают со школами. Только теперь это взаимодействие должно стать более системным. Те же лекции, экскурсии, но в рамках курса по выбору или углубленного изучения какого-нибудь гуманитарного или искусствоведческого профиля. Это могут быть занятия по отечественной и зарубежной истории, культуре, литературе, а также экологии. В музеях можно изучать науку, технику, природу! К тому же старшеклассники смогут поближе познакомиться с тайнами музейных профессий. «Опыт Рязанского кремля показывает, - говорит Ирина Кусова, - что большие возможности в этом плане предоставляют традиционные августовские совещания педагогов. Мы выезжаем в школы и с помощью мультимедийного проектора представляем три важных элемента нашей деятельности. Первое - наши новые экспозиции, стационарные выставки. Второе - новые программы, которые разработал музей к началу учебного года. И третье - новые издания, которые могут быть в той или иной степени полезны преподавателям. Такие десанты «высаживаются» у историков, литераторов, биологов, других предметников. Так закладываются основы долгосрочного сотрудничества как минимум на период учебного года».

Вывод прост: проблемы разрешимы. Важно не спешить, продолжать работу в экспериментальном режиме в рамках отдельных регионов. Однако уже существует настоятельная необходимость обмениваться опытом, и не раз в году, а постоянно, дистанционно и во время очных встреч. Нельзя потерять драгоценные крупицы побед и пропустить явные огрехи эксперимента.