Досье «УГ»

Владимир Михайлович Филиппов родился в 1951 году в городе Урюпинске Волгоградской области. После окончания школы с серебряной медалью поступил в Российский университет дружбы народов на инженерный факультет, позже перешел на физико-математический. С отличием окончив РУДН в 1973 году, отслужил в войсках ПВО, потом поступил в аспирантуру, защитил кандидатскую, а в 1986 году и докторскую диссертацию в математическом институте Российской академии наук.

Председатель профсоюза Владимир Яковлев шутил: «Не завидую тому, кто займет это место. Менять министров, не вникая в суть происходящих событий, - полная бессмыслица. Тут нужен человек неординарный, мыслящий, понимающий». Ко всему прочему, нужен был политически неангажированный человек. Но главное - бурлак от образования, который вытянет тонущую баржу, перегруженную планами реформирования. Филиппов был фигурой компромиссной, его поддержал Российский союз ректоров, фракции Госдумы РФ, профсоюз. Не случайно сразу после прихода Владимира Михайловича громко хлопнул дверью заместитель министра Александр Асмолов, утверждавший, будто новый министр будет работать под диктовку КПРФ. Он, вероятно, имел в виду, что Комитет по образованию и науке Госдумы РФ возглавлял коммунист Иван Мельников. Но Филиппов не был ангажирован коммунистами, и это стало понятно очень скоро, поскольку Мельников спуску министру не давал, критиковал много и часто.

Новый министр образования РФ знал высшую школу, хорошо понимал проблемы средней школы, где работала учителем математики его жена, отчасти - системы НПО и СПО. Все то, чего он не знал, Владимир Михайлович довольно быстро изучил и в скором времени мог весьма компетентно говорить о положении дел на каждой из ступеней образования. Он, пожалуй, был первым министром, который широко распахнул двери ведомства для представителей прессы, отвечал на все их вопросы, даже колючие и неприятные, находил время для того, чтобы раз в месяц проводить встречи в рамках клуба журналистов, пишущих на темы образования, и объяснять политику министерства. Филиппов ничего никому не навязывал, он устраивал множество обсуждений с ректорами, директорами школ, учителями, учеными, институты министерства превращались в «мозговые центры». Перед своим назначением на должность Владимир Михайлович выступал противником реформ в том виде, в каком их предлагали его предшественники. Но он не был чужд новациям. Поэтому с его приходом в министерство в стране заговорили не о реформировании, а о модернизации отрасли. Основной тезис был таким: российское образование нуждается не в коренной ломке и разрушении, а в умном обновлении.

С периодом работы Филиппова связаны реализация проекта информатизации образования, планы создания профильной школы, начало эксперимента по ЕГЭ, который он планировал для расширения права сельских школьников на продолжение обучения на высшей ступени, мечты о 12-летке, которая бы сделала конвертируемыми документы об образовании, подходы к нормативному финансированию, вхождение России в Болонский процесс, поставка новых учебников и книг в школьные библиотеки, спортивного оборудования в школы, начало строительства новых вузовских корпусов, школ, общежитий и многое-многое другое.

Владимир Михайлович успешно работал в тандеме с вице-премьером по социальным вопросам Валентиной Матвиенко. Наверное, поэтому он был министром-«долгожителем»: дольше него никто из предшественников на этом посту не задерживался.

Филиппов останется в истории образования и как министр, сумевший привлечь внимание президента к проблемам образования. Он ездил с Владимиром Путиным по учебным заведениям и умел так построить разговор, что после каждой поездки, после каждой встречи президент принимал решение, изменяющее в лучшую сторону положение отрасли, а главное - учителей. В это время появился термин «образовательная политика», а в РУДН работала созданная Филипповым кафедра сравнительной образовательной политики.

Владимир Филиппов работал на износ, иначе было нельзя. Чуть ли не на следующий день после его назначения состоялась Всероссийская акция протеста учителей, требующих прекратить реформы и погасить долги по зарплате. Филиппов принял отрасль тогда, когда задолженность превышала 14,5 миллиардов рублей. Это была колоссальная сумма, накопленная предшественниками. А еще были долги по коммунальным платежам, стипендиям. Средняя учительская зарплата в стране была ниже прожиточного минимума (560-580 рублей против 663), и лично Филиппова это не устраивало. В 2001 году он добьется увеличения средств в бюджете по статье «Образование» на 50%, при нем будут ликвидированы долги и станет расти зарплата.

Уникальным образом складывалось сотрудничество министра с Профсоюзом работников народного образования и науки. О том, что со своим тезкой Владимиром Михайловичем Яковлевым у Филиппова сложились дружеские отношения, знали все.

Конечно, в силу разных причин Филиппов не мог все время занимать позицию профсоюза, но во многих случаях он ее разделял. Особенно тогда, когда речь шла о повышении зарплаты бюджетников.

Важным совместным делом профсоюза и министерства было проведение закона, предполагающего возвращение ответственности государства за школу и выплату зарплаты учителям с регионального уровня, который теперь называют законом «Яковлева-Путина». Закон бесконечно правили чиновники, и, вероятно, он еще долго курсировал бы из одного кабинета в другой, если бы Филиппов постоянно не убеждал президента в необходимости его принятия. Когда Владимиру Яковлеву оставалось жить буквально часы, Филиппов привез ему в больницу подписанный президентом закон. Врачи сказали, что эта радостная новость немного продлила ему жизнь.

После ухода из министерства Владимир Михайлович согласился на предложение председателя Правительства РФ Михаила Фрадкова стать его помощником. Одновременно Филиппов оставался президентом РУДН, был главой его попечительского совета. Но работа в аппарате правительства постепенно стала ему неинтересной, ведь ему, лидеру, приходилось играть роль наблюдателя и советчика. В результате он покинул кабинет в Белом доме и занял другой, ректорский, в родном РУДН. Его избрали практически единогласно. Сегодня многие спорят, стало ли это понижением для бывшего министра. Но на самом деле это оказалось повышением, потому что нет ничего важнее практической работы, когда ты многое можешь сделать и видишь конкретные результаты своих усилий.

Возвращение в РУДН стало для Филиппова возвращением в родной дом. Но будет ли он до конца карьеры только ректором - вопрос. Потенциал Владимира Филиппова велик настолько, что он мог бы занять в масштабах государства должность и повыше. Самое главное, чтобы государство это поняло и оценило.