В 1996 году стартовал совместный учебный проект по подготовке руководителей профсоюзных кружков. В роли первопроходцев выступили Брянская и Тамбовская области, позднее к проекту подключились Башкортостан, Чита, Воронеж. На очереди новые кандидаты. Зачем нужны кружки, работающие по шведской модели, российским учителям? Прежде всего для того, чтобы быть грамотными в правовом отношении, знать и применять законы, ориентироваться в сложных жизненных и профессиональных ситуациях. А для чего еще? На этот и другие вопросы отвечает Анна ГОЛУБЕВА, председатель Брянской областной организации Профсоюза работников народного образования и науки РФ.

- Анна Ивановна, вы помните, как все начиналось?

- В 1995 году, когда был подписан договор о сотрудничестве, в Брянск приехали Ларс Бенгстон, секретарь по международной работе Профсоюза учителей Швеции, и Николай Алексеевич Колобашкин, секретарь из российского ЦК профсоюза, чтобы изучить возможности реализации проекта на базе нашей организации.

В то время ситуация в области была непростой: учителям в массовом порядке месяцами задерживали зарплату. Остро стояла проблема мотивации профсоюзного членства, поэтому мы решили более активно заниматься информационной работой, ведь анализ показывал, что не всегда члены профсоюза знают о нашей деятельности. К тому времени мы уже стали выпускать небольшие информационные бюллетени. Ларс предложил нам организовать работу кружков. На первый семинар, который прошел в апреле 1996 года, мы пригласили 25 председателей профсоюзных организаций из 11 районов области. На семинар приехала международный секретарь Профсоюза учителей Швеции Анн-Кристин Ларссон и методист Шил Кампе, вдвоем они показывали нам кружок как форму работы. С этого и началась реализация проекта.

- Люди не удивлялись, что им предлагают кружки?

- Поначалу название настораживало, потому что возникала параллель с прошлым, с кружками политзанятий. Но когда люди увидели, как эти кружки работают, и поняли, что это неформальное общение, где все на равных, проблема была снята. Мы адаптировали шведский опыт применительно к своим организациям, внесли свои дополнения и особенности. Думаю, что потом, видя результаты нашей работы, шведские коллеги и для себя почерпнули много нового.

- Сколько кружков нынче работает в области?

- Более семисот. Но поскольку стоит задача создать кружок в каждой первичной организации, нам предстоит увеличить их количество до 1150.

- Что педагоги говорят о работе кружков?

- Учителям такая форма работы нравится, потому что, во-первых, они получают правовые знания, становятся грамотнее, во-вторых, на занятиях обсуждаются конкретные ситуации, возникающие в каждом коллективе. Что интересно, в сельских школах кружки работают лучше, чем в городских, потому что там учителям трудно добраться до райцентра, получить необходимую информацию. На занятиях кружка удается разобрать самые разные вопросы и снять остроту ситуации, а мы помогаем информационными и методическими материалами.

- Кто в сельской школе берет на себя роль руководителя кружка?

- Как правило, это председатель первичной профсоюзной организации, но есть среди руководителей учителя истории, обществоведения, права. При необходимости на занятия приглашают психологов, экономистов, работников органов соцзащиты, управленцев.

- Как относится власть к подобной форме просвещения? Ведь учитель становится сведущим в законодательстве и может уверенно отстаивать свои права.

- В самом начале реализации проекта произошел такой случай. На совещании, которое проводило областное управление образования, начальник одного роно стал ворчать: непонятно, зачем они собираются и что обсуждают. Теперь таких вопросов не возникает. Некоторые руководители присутствуют на занятиях в первичках, пользуются нашими методичками, читают газету «Мой профсоюз». Иногда их специально приглашают на занятия кружков, чтобы прояснить ту или иную ситуацию.

- Как вы относитесь к тому, что премия имени Яковлева присуждена Профсоюзу учителей Швеции?

- Считаю, что это справедливо, и рада за своих коллег из шведского профсоюза.