Окрашенные в белый цвет стенды посвящены дореволюционному периоду. Первая школа на Тамбовщине - народное училище - открылась при активном участии Гавриила Державина, который с 1786 года был здесь наместником. Затем появились реальное училище, духовные училища, высшие учебные заведения. Работали и средние специальные заведения, например, Екатерининский учительский институт основал на свои средства Эммануил Нарышкин.

Самые старые экспонаты составляют кабинет директора гимназии начала XIX века: стол, шкаф, кресло - реальные вещи из учебных заведений того времени. В шкафу Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона. На столе Ботанический атлас, изданный в 1906 году и сохранивший до сего времени почти в первозданном виде глянцевые плотные листы, краски многочисленных иллюстраций, монументальность плотного переплета. Такими подарочными книгами награждались отличники и любители строгой дисциплины. А вот дневник учащегося - мало чем отличается от современного. На полях перечень предметов, изучаемых в гимназии, - латынь или греческий языки, два современных (немецкий и французский), математика, литература... Рядом билет, разрешающий отбыть в губернию, - сохранилась запись, подтверждающая благонадежность ученика. Тогдашним гимназистам разрешалось посещать только церковь. Чтобы попасть в театр, необходимо было обратиться к батюшке, и он писал, что ученица побывала на исповеди, может посетить спектакль.

На уголке стола календарь школьника - маленькая книжка, где записаны именины и семейные праздники, списки книг: взятых в библиотеке, прочитанных, тех, которые необходимо купить... Здесь же конспекты изученной литературы и мудрые мысли. Например, такая: «Никто не застрахован от оскорблений людей, отличающихся глупостью» или «Смерть страшна, но еще страшнее было бы сознание того, что ты никогда не умрешь и будешь жить вечно». Наконец, финансовая страничка, роспись ученического бюджета: сколько получил денег, когда и от кого, на что потратил, кому должен, сколько израсходовал за месяц, за год.

На следующем стенде программа вечера, организованного гимназистами. Гимназические вечера посещали жители города, поэтому такие программки продавались. Слушатели наслаждались хоровым пением, стихами, гимназисты играли на музыкальных инструментах, а в заключение исполняли гимн «Боже, царя храни».

Раздел, окрашенный в красный цвет, посвящен революции, Гражданской войне. Здесь висит портрет Павлика Морозова, красные знамена, вымпелы.

Сталинское правление - время репрессий. Среди фотографий учителей-отличников Центральной Черноземной зоны шесть лиц закрашены черной краской - это «враги народа». Неблагонадежных находили не только среди педагогов, но и в ученической среде. В музее представлено фото девочки, которая в начале войны подружилась с беженкой. Молодая женщина рассказывала ей, какие благородные, культурные немцы, как угощали ее шоколадом. Под впечатлением услышанного девочка написала такой стишок:

«Звезды в небе засияли,

Свет ложится на траву,

Мы Смоленск уж проиграли,

Проиграем и Москву».

Юную «поэтессу» арестовали, она попала за колючую проволоку на четыре военных года. А вот фотография одного из посаженных в 1937 году учителей и справка, выданная спустя 23 года, о том, что с него сняты все обвинения за отсутствием состава преступления.

Необычный документ военного времени - циркуляр, в котором немцы дают характеристику российскому образованию. Оказалось, что русский народ вовсе не темный и безграмотный, а значительно грамотнее немецкого. Больше всего их удивило, что даже в сельских школах дети хорошо знали немецкий язык.

В углу фрагмент класса 40-50-х годов, который у многих еще в памяти: черные парты с откидными крышками и чернильницами-непроливашками. Здесь же, на манекенах, скромное платье учительницы - темное с белым воротничком и такими же белыми кружевными манжетами - и телогрейка ученика.

Завершает экспозицию номер «Учительской газеты» времен перестройки. На первой полосе Михаил Сергеевич Горбачев, выступающий на съезде КПСС. Слово сказано, страна развернулась на 180 градусов, перемены начались и в школе. Отныне судьба учителя не зависит от партийной дисциплины, на смену идеологическому диктату приходит экономический. Но об этом будет рассказано в новых разделах экспозиции, когда день сегодняшний станет историей.