Собственно, все началось с того, что профессор МГУ Георгий Иванович Челпанов создал сначала в Киевском, а потом и в Московском университетах свой семинар, где шли занятия по теоретической и экспериментальной психологии. Среди студентов, посещавших семинар, был сын московского купца Щукина - Иван. В разговорах с отцом он восторгался занятиями, но сетовал на дефицит помещений и скудность их оборудования. И вот в мае 1910 года Сергей Щукин пожертвовал для устройства будущего Психологического института сначала 100 тысяч, а потом еще двадцать тысяч рублей. Деньги по тем временам просто громадные. Условий при этом было поставлено два. Первое - институт должен создать сам Георгий Иванович Челпанов таким, каким он ему видится. Второе - Психологический институт должен носить имя покойной жены Щукина - Лидии Григорьевны. Деньги были приняты с глубокой благодарностью. Челпанов отправился сначала в Германию, где осмотрел самые лучшие, самые большие лаборатории, затем в Америку, где знакомился с Гарвардским, Корнельским, Станфордским и другими университетами. За образец взяли лабораторию В.Вундта в Лейпцигском университете. Немецкие коллеги, посмотрев новый институт, писали Челпанову, что у них и в помине нет даже чего-то подобного. И если в начале века отечественная психология добилась поразительных успехов в своем развитии и становлении, то тут немалая заслуга мецената Сергея Щукина, которого современники называли «министром коммерции», который устраивал приемы и домашние концерты, собиравшие высший свет общества. Коллекция живописи, собранная Щукиным, позже украсила Третьяковскую галерею, среди авторов полотен были Гоген, Ренуар, Моне, Тулуз-Лотрек, Сезанн, Дега, Ван-Гог и другие.

Имя Сергея Ивановича Щукина вошло в историю русской культуры и психологии. Его пример достоин подражания для сегодняшних обладателей миллионных долларовых состояний. Вот только последуют ли они этому примеру?