- Весной, летом и осенью прошлого года наш профсоюз все свои усилия направил на корректировку положений 122-го закона и улучшение материального положения работников и студентов. В коллективах велась активная информационно-разъяснительная работа, благодаря которой большинство членов нашего профсоюза смогли разобраться в сложившейся ситуации. В Москве собирали подписи под письмами протеста, были проведены пикеты и митинги. Единственное, чего мы не смогли сделать в октябре прошлого года, - организовать забастовку работников образования Москвы.

Главная причина того, что забастовка не состоялась, кроется в последовательных действиях московского правительства по контролю за уровнем заработной платы в бюджетных отраслях. Так, помимо планового повышения доплат на 25% с октября прошлого года всем категориям работников, Правительство Москвы увеличило на 100% доплаты учителям. И хотя это решение кардинально не улучшило их материальное положение, профсоюз в этой ситуации не имел морального права призвать московских учителей на забастовку.

За пять прошедших лет столичные власти 6 раз принимали решение об увеличении доплат всем категориям работников учреждений образования. Суммарный размер доплат составил 140%. Помимо этого, в соответствии с постановлениями Правительства Москвы и Совета ректоров, проекты которых разрабатывались с учетом предложений нашего горкома, из бюджета города всему профессорско-преподавательскому составу вузов выплачивалась надбавка к зарплате, выделялись средства на поддержание материально-технической базы учебных заведений, ремонт общежитий и другие неотложные нужды. Способность и желание московского правительства решать проблемы работников образования проявились и в его реакции на недавние предложения горкома профсоюза срочно заняться разработкой новой системы оплаты труда и безотлагательно определить сроки и размеры повышения зарплаты в 2005 году. Сейчас эта работа идет полным ходом.

Все эти действия Правительства Москвы не могут не вызывать уважения. Однако горком профсоюза с сожалением констатирует, что перечисленные меры по увеличению надбавок привели лишь к консервации незавидного материального положения московских работников образования, а не к его улучшению. Об этом говорит объективный показатель: соотношение средней зарплаты работников образования и средней зарплаты в промышленности. Этот показатель для детских дошкольных учреждений колебался между 30 и 40%, для общеобразовательных - между 40 и 50%, для высшей школы - между 60-70%. Напомню, что согласно существовавшей статье Закона «Об образовании» это соотношение для работников учреждений довузовского образования должно было равняться 100%, а для работников высшей школы - 200%. Не потому ли была изъята эта статья закона?

С принятием 122-го закона и система оплаты труда, и величина этой оплаты зависят только от Москвы. Поэтому необходимо сформировать не созданную до сих по отраслевую трехстороннюю комиссию; пересмотреть проект так и не подписанного Правительством Москвы отраслевого трехстороннего соглашения; начать реализацию новой системы оплаты труда; добиваться прозрачности и существенного увеличения фонда оплаты труда; внести и отстаивать предложение о дополнении законодательства об образовании в Москве нормой о соотношении средних зарплат работников образования и промышленности, исключенной из федерального законодательства.

За последние 5 лет Московская организация профсоюза провела 115 уличных акций, в которых приняли участие около 100 тысяч человек, собрала 173,5 тысячи подписей под обращениями и требованиями к властям, направила в их адрес 71 тысячу писем и телеграмм протеста. Наш профсоюз, пожалуй, единственный в России находил в себе силы и мужество быть публично недовольным властью. Мы заставили власть выслушивать претензии в своей адрес и корректировать самые одиозные решения. Мы заставили власть уяснить: наш профсоюз способен вывести на улицы десятки и сотни тысяч людей с едиными лозунгами и требованиями. Это, пожалуй, и есть главное, чего добился профсоюз за последние годы.

Борьба за повышение заработной платы и стипендий, отстаивание социальных гарантий - первое, но далеко не единственное направление в нашей работе. Чего же нам удалось добиться и что предстоит еще сделать?

Главное - это развитие системы социального партнерства на всех уровнях. Профсоюз прекрасно осознает, что без партнерских отношений с руководителями образовательных учреждений, администрацией вузов, руководством окружных управлений Департамента образования не будет в коллективах ни нормальной работы, ни устойчивого климата. Установление таких отношений во многом зависит от руководителя учреждения и председателя профсоюзной организации. Руководителей, как известно, не выбирают, и мы будем работать с любым, кто уважает автономность профсоюзной организации и соблюдает нормы Трудового кодекса. Профсоюзный лидер должен обладать крепким профессиональным опытом, быть коммуникабельным и уметь находить выход из самых сложных ситуаций, оставаясь при этом принципиальным. Он должен излучать энергию и уверенность в своих силах и силах профсоюза. Среди наших председателей можно иногда встретить два крайних типа людей: «подкаблучник» и «наполеончик». Ни позиция «Чего изволите?», ни позиция «Всех посажу!» ничего, кроме вреда, профсоюзному движению не принесут. Профсоюзный лидер не имеет права быть чванливым и высокомерным, невосприимчивым к людским бедам и проблемам.

Нормальная работа сегодня предполагает обязательное заключение коллективного договора или соглашения между администрацией и профсоюзом как представителем трудового коллектива. Горком профсоюза с удовлетворением отмечает, что за истекший период число заключенных и зарегистрированных колдоговоров возросло до 70% по сравнению с 30% пять лет назад. Повысилось и качество документов. Вместе с тем необходимо обратить серьезное внимание на два существующих недостатка. Первый - отсутствие записи об обязательном участии представителя профорганизации в работе бюджетной комиссии, которая в каждом учреждении определяет как источники доходов, так и направления расходования внебюджетных средств. Второй - отсутствие или не полный набор приложений, без которых коллективный договор остается во многом декларативным. Между тем, от наличия полномасштабного коллективного договора зависит не только социальное самочувствие работников, но и эффективность профсоюзной помощи при возникновении трудового спора.

Каждые два года совместно с московским правительством и Департаментом образования мы разрабатывали и заключали Соглашения по защите трудовых и социально-экономических прав работников. По инициативе профсоюза заключено и действует еще одно трехстороннее Соглашение: с Правительством Москвы и Советом ректоров вузов по регулированию социально-экономических отношений в учреждениях высшего образования.

Есть, однако, один существенный недостаток: нам не удалось до конца отработать механизм контроля за его выполнением.

Каждый раз, когда пытаешься осмыслить профсоюзную работу, проделанную или предстоящую, невольно осознаешь, какое это удивительное явление - профсоюз: где еще найти общественную организацию, которая практически бескорыстно (потому что трудно назвать корыстью профсоюзные взносы в 1% от зарплаты) поможет в трудную минуту, защитит от нападок ретивых администраторов, предоставит возможность отдохнуть, поправить здоровье и просто сочувственно выслушает? Наши специалисты в области охраны труда и правовой защиты оказали необходимую помощь более чем 6 тысячам человек и почти 800 организациям. Наши юристы 29 раз представляли интересы работников в судах и 29 раз выигрывали дела. Нам удалось добиться установления 30%-й доплаты педагогам, выполняющим обязанности специалиста по охране труда.

Мы часто говорим о том, что профсоюз силен наличием четкой вертикальной структуры и возможностью довести необходимую информацию от самого высокого выборного органа до рядового члена организации. Но при этом иногда забываем, что наиболее действенный метод - профсоюзные собрания. К сожалению (особенно это касается высшей школы), многие забыли, когда последний раз проводились собрания и избирались профорги на кафедрах, в лабораториях и в студенческих группах. Нам жизненно важно вернуть эту практику. Необходимо также уделить особое внимание поиску и обучению кадрового резерва на всех ступенях профсоюзной структуры. Сегодня средний возраст руководителей наших окружных организаций равен 54 годам, а председателей профкомов сотрудников вузов - 58 годам. Эти цифры говорят о большом жизненном и профсоюзном опыте наших руководителей, но для будущего конкретной организации и для профсоюза в целом очень важно, чтобы рядом с ветеранами работали и перенимали их опыт молодые.

За последний год численность городской организации увеличилась более чем на 25 тысяч человек, но пусть эта цифра никого не вводит в заблуждение: весь прирост произошел за счет студентов. Число работников, входящих в профсоюз, начало медленно снижаться. Этот процесс, к сожалению, будет продолжаться по объективным причинам: в Москве в ближайшие годы будет сокращаться количество работников образования. В первую очередь, в государственном секторе отрасли. Для нас это означает, что нужно немедленно начинать работу в негосударственных учреждениях. Кроме того, мы давно не сравнивали общее количество работающих и число членов профсоюза среди них. Некоторых председателей наших организаций перестал волновать разрыв между этими цифрами и в 20, и в 40%. Эта ситуация абсолютно нетерпима. Выход из профсоюза или отказ от вступления в профсоюз должны означать для нас только одно: мы плохо работаем с людьми.

Эффективная работа профсоюза напрямую зависит от состояния и рационального использования профсоюзных финансов. Пока же, к сожалению, наши ресурсы используются не слишком эффективно, распыляясь по тысячам организаций. Хорошо еще, если они расходуются на проведение экскурсий, работу с ветеранами и молодежью, на выписывание профсоюзных изданий. Плохо, когда профсоюзные взносы раздаются в виде мизерной материальной помощи. Но еще хуже то, что в некоторых членских организациях слаб или вовсе отсутствует контроль за расходованием профсоюзных средств, плохо работают ревизионные комиссии. Часто это происходит оттого, что члены ревизионной комиссии просто не знают, что и как делать. Это говорит о неудовлетворительной организации обучения этой категории профактива, о недостаточной помощи первичкам со стороны территориальных и городской ревизионных комиссий.

Пять лет назад отчисления в городской комитет составляли лишь 15% от суммы собираемых взносов, и наша организация была не в состоянии выполнить свои финансовые обязательства перед ЦК профсоюза и Московской федерацией профсоюзов. Посчитав такую ситуацию недопустимой, мы все вместе договорились увеличить отчисления в горком на 5%. В итоге мы смогли довести наши отчисления в МФП до 3% и поднять наш взнос в ЦК с 1% до 2,5%. Мы будем продолжать поиск путей повышения процента.

У московской организации есть одно очевидное достижение: мы стали активно привлекать для выполнения уставных задач непрофсоюзные средства, в частности, путем участия в тендерах и конкурсах. За пять прошедших лет нам удалось получить и направить на эти цели более 43 миллионов рублей. Мы намерены и в дальнейшем использовать любые источники дополнительного финансирования для выполнения социальных программ профсоюза и повышения его привлекательности.

Наш профсоюз - это сотни тысяч людей в детских садах, школах, колледжах и вузах, это тысячи активистов и председателей профсоюзных комитетов. Без них, без их веры в справедливость невозможно само существование нашей организации.

Сила профсоюза - в массовости, единстве и солидарности, в совместных коллективных действиях. Так было и в далеком 1905 году, когда в Москве сформировалось первое профессиональное объединение учителей. Оно тоже боролось за повышение зарплаты, за достойные учительские пенсии, за признание государством первостепенной важности образования. Столетие профессионального движения, которое мы будем отмечать в этом году, - достойный повод провести 1 сентября во всех школах и вузах Москвы уроки и лекции о профсоюзах. Это достойный повод с гордостью оглянуться назад и с уверенностью в своих силах продолжить наше поступательное движение. Мы обязательно достигнем своих целей!