Юрий ИГНАТКИН, председатель профсоюзного комитета МАИ:

- Наша профсоюзная организация работает в тесном контакте с ректоратом и службами института. В заседаниях профкома неоднократно принимали участие ректор Александр Матвеенко, проректоры, главный инженер, начальники отдела охраны труда и экологии, баз отдыха и другие работники вуза.

Мы всецело поддерживаем курс Московского городского Совета профсоюза на усиление информационной поддержки профсоюзной работы. Для нас это одна из главных забот, потому что члены профсоюза должны быть оперативно проинформированы о состоянии дел в образовании, о возможных негативных последствиях принимаемых реформ, параметрах федерального и регионального бюджетов. Первичные профсоюзные организации подписываются на «Мой профсоюз», «Поиск», во всех подразделениях есть стенды, мы распространяем информационные выпуски Московского совета профсоюза. В числе немногих вузов МАИ сохраняет институтскую многотиражную газету «Пропеллер», которая в этом году отметит свой 75-летний юбилей. Маевцы всегда в курсе дел, происходящих в вузе и нашей профсоюзной организации.

В институте работают десять комиссий: организационно-массовая, производственно-экономическая, социального страхования, охраны труда, содействия семье и школе, жилищно-бытовая и другие. Одна из важнейших - производственно-массовая комиссия, которая работает над проектом коллективного договора, а после его принятия контролирует выполнение, заботится о социальной поддержке всех категорий сотрудников МАИ и прежде всего о повышении заработной платы, сохранении кадрового состава. Правда, несмотря на все наши усилия, уровень заработной платы остается низким.

Кроме старения кадров (средний преподавательский возраст превышает пенсионный), институт ощущает отсутствие притока молодых преподавателей, разрушение научных и педагогических школ, снижение качества образования. Чем объясняется такое положение, которое складывается не только в МАИ, но и в целом в высшей школе России?

Если в прежние годы бюджет не наполнялся и на просьбы профсоюзов об увеличении зарплаты чиновники в правительстве спрашивали: «У кого отнять деньги - у армии, у медиков, у милиции?», то сегодня им не нужно задавать таких вопросов: при существующих ценах на нефть, при значительном профиците бюджета у правительства есть все возможности для увеличения зарплаты преподавателям.

Зарплата всех работников высшей школы составляет около одного процента от госбюджета, ее повышение в несколько раз не приведет, как утверждает министр финансов Алексей Кудрин, к росту инфляции, преподаватели не станут вывозить капитал за границу, покупать иностранные футбольные клубы, яхты и недвижимость за рубежом. Деньги останутся в стране и приведут к оживлению отечественной промышленности.

Российский союз ректоров, профсоюзы неоднократно предлагали приравнять преподавателя вуза к госслужащим, увеличить ему зарплату, надбавку за степень, пенсию, но правительство не желает перераспределять финансовые потоки, увеличивать госбюджет за счет доходов от добычи нефти и газа, то есть эксплуатации природных ресурсов. Не реализуются и предложения о выплате всем гражданам страны ренты, доходы от добычи ископаемых идут в карман олигархов. На наш взгляд, идет умерщвление образования и делается это не без подсказки западных соседей, которым не нужна образованная Россия, не нужен конкурент на рынке наукоемкой продукции и, в частности, космоса и авиации.

Каждый вуз выходит из трудного материального положения по-своему. Во многих высших учебных заведениях производится доплата преподавателям из централизованного источника, куда стекаются все внебюджетные средства. У нас в МАИ децентрализованная система, которая заключается в том, что большая часть средств остается в подразделениях, а в центр передается небольшой процент. Такая система стимулирует развитие второго платного образования, хоздоговорной научной деятельности. Часть средств из централизованного фонда МАИ идет на финансирование безотлагательного ремонта туалетов, крыш корпусов, закупку научного оборудования. Иными словами, деньги частично возвращаются подразделениям.

В связи с тем, что из бюджета стали поступать средства на оплату коммунальных услуг, по настоянию профкома ректорат принял решение о том, чтобы часть внебюджетных средств, в том числе за платное образование, направлялись на дополнительную зарплату преподавателям (600 рублей) и работникам УВП (300 рублей). По мере наращивания внебюджетных средств эти суммы должны увеличиваться. На наш взгляд, следующим шагом должно быть создание внебюджетного фонда для стимулирования молодых преподавателей, как это делается в других вузах, например, МГУ, где молодым преподавателям, остающимся в вузе после защиты диссертации, производится ежемесячная доплата в течение нескольких лет.

Существенным резервом для увеличения зарплат становятся внебюджетные средства, зарабатываемые кафедрами. К сожалению, эти средства не всегда прозрачны для коллектива, и это положение надо менять. Тем более что многие сотрудники научных групп находятся в тяжелом положении, хотя в институте продолжается оказание помощи (выделение кредитов научным подразделениям) из централизованного фонда в случае задержки или временного отсутствия финансирования. На эти цели в 2003 году было выделено 1 млн. 112 тысяч рублей, в 2004 году - 1 млн. 844 тысячи.

Профсоюзная организация должна прежде всего заботиться об улучшении условий труда. Этим занимается комиссия охраны труда, работающая в тесном контакте с отделом охраны труда и экологии МАИ. Ежегодно подписывается соглашение, включающее в себя перечень неотложных работ, финансирование которых осуществляется как из централизованных средств, так и за счет средств подразделений - деканатов, кафедр и т.д. Основные работы, проводимые в рамках соглашений, - ремонт системы отопления, канализации, кровли, полов.

В МАИ появляются прекрасные отремонтированные помещения, аудитории, но предстоит большая работа по ремонту калориферной системы отопления в аудиториях, систем горячего водоснабжения, туалетов, замене лекционных аудиторных досок. Все это очень прозаично, но тем не менее важно, потому что от этой прозы зависит качество учебного процесса, эффективность научной работы. Чтобы давать отдачу, люди должны трудиться в нормальных условиях.

Понятно, что эффективность труда во многом зависит от того, в какой мере сотрудники института имеют возможность для восстановления работоспособности, оздоровления. Комиссия социального страхования профкома вместе с социально-бытовым отделом МАИ и отделом загородных баз уделяют большое внимание сохранению и развитию собственных баз отдыха, куда направляются основные средства. Благодаря этому все базы даже в самые тяжелые времена не только сохранились, но и развивались. Сегодня базы окупаются на 80-90%, до 20% они получают дотации института. Большую помощь оказывают научные конференции, проходящие на базах в Яропольце и Алуште, а также учебные практики, которые проводит факультет № 6.

На южной базе «Алушта», имущество которой к настоящему времени выкуплено институтом у Украины, оборудовано уже 25 номеров повышенной комфортности со всеми удобствами. В выкупе «Алушты» участвовали многие сотрудники, кафедры, выпускники МАИ. Думаю, следующие поколения маевцев оценят этот благородный шаг. На подмосковной базе отдыха «Ярополец» есть 22 таких номера, они пользуются повышенным спросом и приносят большую часть дохода, особенно в межсезонье. Значительный ремонт выполнен на базе «Суворово», там оборудован спортивный корпус с двумя тренажерными залами, бильярдами, столами для настольного тенниса, борцовским и танцевальным залами. Большая работа проделана профкомом и администрацией института для открытия пансионата с лечением «Ярополец-Суворово», уже получена лицензия на оказание медицинских услуг, подобран штат врачей, открыты кабинеты физиотерапии, массажа, есть сауна. Ежегодно в летний период открывает свои двери бывший пионерский лагерь «Ястребок», ставший базой для отдыха детей сотрудников института. Теперь мы имеем еще и базу «МАИ-Волна» на берегу Истринского водохранилища. Следует отметить и такой факт - некоторые подразделения МАИ, зарабатывающие средства на втором платном обучении, вносят спонсорские взносы на реконструкцию институтских баз. Эти коллективы понимают, что отдых - наше общее и важное дело. Ежегодно на базах МАИ лечатся и отдыхают более 2000 сотрудников и членов их семей. Популярность маевских баз отдыха объясняется низкой стоимостью путевок. Так, стоимость проживания в «Алуште» в простом номере в первую смену составляла в 2004 году 180 рублей в день. В «Яропольце» дети сотрудников имеют скидку в 50%, а стоимость одного дня для ребенка в «Ястребке» в 2004 году составила 90 рублей.

Отдых детей дотируется соцстрахом и правительством Москвы через Московский городской совет профсоюза, всего на эти цели за четыре года получено более 8 миллионов. Начиная с 2003 года дотации путевок на санаторное лечение из Фонда социального страхования прекратились, и путевки стали дотироваться за счет институтского фонда социальной поддержки (ФСП) в рамках коллективного договора, на что было истрачено за два года более 2,2 миллиона рублей. За 4 года дотационными путевками с лечением воспользовались 843 сотрудника МАИ. В 2004 году 735 путевок было продано в маевский санаторий-профилакторий.

Наиболее острая проблема для многих - жилищная. Поэтому нелегкая задача у жилищно-бытовой комиссии, которая занимается перерегистрацией очередников и постановкой их на учет. За последние годы 37 семей сотрудников МАИ улучшили жилищные условия за счет квартир, выделяемых через Совет ректоров Москвы, и за счет беспроцентного кредита, предоставляемого институтом в рамках коллективного договора.

В настоящее время вводится в строй новый жилой дом по Факультетскому переулку, где очередникам планируется выделить 57 квартир: 28 однокомнатных, 15 двухкомнатных, 14 трехкомнатных. Сегодня на очереди стоят 77 семей маевцев, и в будущем институт планирует строительство новых жилых домов.

Александр ТРОШИН, профессор:

- Первым принципиальным успехом МАИ я считаю то, что в вузе идет ремонт, строятся новые корпуса и даже жилые дома. Второе достижение - это сохранение всех имеющихся площадей, институт не потерял ни одного метра. Наконец, третье - в МАИ созданы все условия для тех энергичных людей, которые могут и хотят зарабатывать деньги, их поощряют и стимулируют. Если бы все заработанные деньги отбирали в централизованный фонд, такой картины не было бы. А у нас деньги, которые зарабатывает кафедра, на кафедре и остаются, за исключением небольшой налоговой ставки в фонд вуза. В связи с этим возникают прекрасные условия для того, чтобы мы «вкалывали». Кто больше работает, тот лучше и живет.

Владимир МЕЛЬНИКОВ, профессор:

- Мне кажется очень важным то взаимопонимание, которое достигнуто между профкомом и ректором. Именно поэтому нам удается делать серьезные достижения в области социально-экономического положения преподавательского состава и сотрудников института. Мы последовательно ведем работу по увеличению размеров различных доплат, и ректорат идет нам навстречу, ибо мы все понимаем, что это мероприятия, помогающие омоложению педагогических кадров.

Александр МАТВЕЕНКО, ректор Московского авиационного института:

- Уже идет 12-й год рыночной экономики, но некоторые люди этого не сознают и все еще требуют: дайте нам деньги из централизованного фонда то на ремонт, то еще на что-то. Чтобы отремонтировать в МАИ туалеты, аудитории, коридоры и прочие помещения, нужно минимум 1,5 миллиарда рублей. Долгие годы нам вообще не давали никаких денег, в последнее время дают по 420 миллионов рублей. Сами мы зарабатываем 500 миллионов. Но сколько бы денег нам ни давали, сколько бы мы ни зарабатывали централизованно, средств все равно не хватит. Поэтому мы проводим политику долевого участия, строя отношения так, что те в институте, кто больше работает, больше и получают. Я рад, что на многих факультетах скоро появятся строительные, охранные и уборочные студенческие отряды. Там, где такие отряды есть, ремонт обходится всего в 25% от стоимости, нам приходится лишь покупать материалы и грамотно оплачивать работу студентов.

Думаю, такая политика разумна. Не могу согласиться только с тем, что все должны отчислять равные налоги в централизованный фонд. Нельзя уравнивать тех, кто работает много, самоотверженно, и тех, кто этого не делает. Например, на экономическом факультете преподаватели получают не 3,5 тысячи рублей в месяц, а 9-12 тысяч рублей. Никто не мешает следовать этому примеру.

В последнее время, на мой взгляд, мы грамотно ведем экономическую политику. Сдается жилой дом, в котором МАИ получает квартиры на 10 миллионов долларов. Мы даем на строительство нового учебного корпуса 10 процентов средств - внебюджетных средств, заработанных самим вузом. Нам разрешили истратить 300 тысяч долларов из тех же внебюджетных средств на выкуп базы отдыха в Алуште. Эти деньги мы должны были бы отдать в федеральный бюджет и таким образом расстаться с ними, но мы добились разрешения использовать их на приобретение базы. 300 тысяч долларов из внебюджетных средств внес экономический факультет, сумевший привлечь еще и благотворительные взносы выпускников.

Сам вуз тоже может и должен зарабатывать средства. Я очень рад, что полтора месяца назад взлетел и сделал в Балашихе 54 полета новый самолет «Китенок» МАИ-223. Как инженер не могу не сказать, что с двигателем в 115 лошадиных сил самолет «Авиатика» давал скорость около 100 километров в час, а «Китенок» дает 150-160 километров в час. Все дело в том, что у «Китенка» другая конструкция - это моноплан оригинальной схемы с оторванным от фюзеляжа крылом, так называемая «парасоль». Сегодня мы разворачиваем участок композитов и сборки этих самолетов. Будем собирать сами, заказывая комплектующие, одно из конструкторских бюро обещало нам поддержку и будет выделять по 100 тысяч долларов в год.

Сегодня главный вопрос в том, каким будет высшее образование. Те материалы, которыми мы располагаем, говорят о том, что, видимо, будет 12-летнее школьное обучение, двухступенчатое высшее образование. Мы добиваемся того, чтобы разработчики и системотехники готовились в институте в течение пяти с половиной лет, чтобы такой срок обучения остался для тех специалистов, которых мы готовим для оборонных отраслей. Мы будем бороться за это.

Речь идет о переходе на платное образование, но на первое место выходят не нормативное госбюджетное финансирование, не ГИФО, а образовательные кредиты. Может быть, такая форма и неплоха. Потому что когда нет распределения, образовательный кредит окажется единственным средством, которое заставит человека отработать там, где это нужно стране. В Китае этот вариант уже опробован. Учителю говорят: отработай в школе 5 лет, а мы тебе спишем кредит. То есть распределение заменяется другим инструментом - деньгами.

Нашу систему образования принято ругать, ей предрекают гибель. Но есть справка, в которой отмечено: в 2003 году удельный вес преподавателей вузов моложе 30 лет вырос до 16% (в 1999 году он был равен 11%). Это очень оптимистический показатель, и мы делаем все, чтобы таких показателей было как можно больше.