От переговоров до забастовок

- Галина Ивановна, эксперты «Учительской газеты» назвали вас победителем в такой сложной номинации, как «Политик года», хотя профсоюз - организация неполитическая. Может быть, дело в том, что у профсоюза есть своя политика, без которой он не может быть успешной организацией?

- Вы правы. Наша политика заключается в отстаивании интересов - трудовых, материальных, экономических, профессиональных, социальных и прочих - рядовых членов профсоюза и образовательной корпорации в целом.

- Политика профсоюза носит наступательный характер? Ведь вы не можете соглашаться с ухудшением положения работников образования и науки, с принятием документов, ущемляющих их права?

- Политика и в самом деле должна быть наступательной, ни в коем случае не оборонительной. Ведь по Конституции РФ главный человек в государстве - гражданин, поэтому нам нужно зорко следить за тем, как он чувствует себя в этом государстве, на что имеет право и как его может реализовать.

- Галина Ивановна, а чем, собственно говоря, политическая деятельность профсоюза отличается от деятельности той или иной партии, того или иного политического объединения?

- Я бы сказала так: нас отличает последовательность. Политическая деятельность в принципе основана на защите интересов той или иной группы граждан. Сегодня партия защищает интересы пенсионеров, завтра - военных, послезавтра - репрессированных и так далее. То есть каждый раз выбирается определенная позиция, реализация которой может дать некий политический капитал. В этом смысле политики держат «нос по ветру».

- А вы не можете себе такое позволить?

- Вот именно. Мы последовательно защищаем свой класс, а по сути дела, интересы всех граждан страны. Разве, улучшая положение педагогов, мы не отстаиваем интересы семей, которые хотели бы дать своим детям качественное образование, а также интересы самих детей, чей успех в жизни напрямую зависит от того, какие знания, умения и навыки они получат в образовательных учреждениях? Конечно, мы защищаем права и интересы граждан, причастных к системе образования, прямо или опосредованно. Но кидаться сегодня на защиту одной группы, а завтра - другой мы не имеем права, нас никто на это не уполномочил.

- Всем на определенном отрезке времени нужны попутчики или союзники, соратники. Можете ли вы сотрудничать с той или иной политической партией? Скажем, «Единая Россия» сегодня создала комиссии по реформе образования. Можете ли вы подписать соглашение о том, что в документах, которые они разработают, не будет пунктов, ухудшающих положение педагогов? Для вас возможны такие контакты?

- Видите ли, мы никогда не заключали соглашений, которые могли бы нас очень тесно связать с какой-либо политической партией. Ведь профсоюз - внепартийная организация, мы не можем брать на себя выполнение тех обязательств, которые есть у политических партий.

- Но ведь, помнится, было у профсоюза соглашение с партией «Яблоко». Значит, все же могут быть сделаны исключения?

- Это соглашение было очень жестко ограничено. Оно содержало три пункта. Во-первых, мы договаривались о совместной работе над законом, возвращающим школы в лоно государства, во-вторых, о том, что будем вместе его отстаивать. В-третьих, если «Яблоку» удастся сделать что-то полезное для системы образования, мы брали на себя обязательство проинформировать об этом членов своего профсоюза.

- И никакой иной политики?

- Ни-ка-кой!

- Неужели «Яблоко» не заикалось о том, что в обмен на поддержку интересов учительства профсоюз мог бы вести агитацию среди педагогов?

- Не буду говорить конкретно о «Яблоке», это были очень интеллигентные партнеры, не настаивающие ни на чем, но нам постоянно приходится сталкиваться с партиями, которые как раз и ставят подобное условие: мы - вам, а вы - нам. Я всем отвечаю: мы не можем вступать в такие формальные отношения.

- Но однажды на выборах в Государственную Думу РФ вы все же объявили, что вам близки «Женщины России». Все же для женщин сделали исключение, вступили в формальные отношения?

- Это был политический шаг, который нас ни к чему не обязывал, потому что никаких договоров и соглашений мы не подписывали.

- Зачем он был нужен?

- Дело в том, что мы не могли, как некоторые другие профсоюзы, вступать на выборах в соглашения с объединениями работодателей, но должны были показать, что мы - сила и можем выбирать себе партнеров, не входящих в разряд чиновников. «Женщины России» по всем этим показателям нас устраивали, тем более что мы тогда провели опрос среди членов профсоюза. В школах основная масса работников - женщины, и они были готовы оказать поддержку такому неполитическому объединению, хотя оно и называло себя партией.

- То, что эксперты «Учительской газеты» признали вас «Политиком года», очевидно, означает, что люди оценили ваши усилия в борьбе против 122-го закона. Как вы думаете, что для них оказалось более значимым: то, что профсоюз проводил акции протеста, или то, что он шел на переговоры с властью?

- Боюсь ошибиться, но мне кажется, эксперты оценили то, что профсоюз использовал все варианты борьбы в комплексе. Ведь мы прежде всего настаивали на переговорах, заставляли правительство реанимировать работу Российской трехсторонней комиссии. Сделав пять шагов навстречу переговорам, мы вынужденно пошли на проведение протестных акций - митингов, шествий, даже забастовок, чтобы показать властям: вы не думайте, что имеете дело с небольшой группой лидеров профсоюза и поэтому можете вести себя так, как вам заблагорассудится, принимать или не принимать во внимание выдвигаемые требования. Акции очень хорошо давали властям понять, что за профсоюзными лидерами (а вы знаете, что работу вели руководители трех профсоюзов - образования и науки, культуры и здравоохранения, объединенных в Ассоциацию профсоюзов непроизводственной сферы) стоят сотни тысяч бюджетников, именно их интересы мы отстаиваем, именно их мнение мы выражаем.

- Профсоюзы часто упрекают в том, что они давят на власть акциями, запугивают забастовками. В этом есть доля истины?

- Никакой доли истины здесь нет и не может быть. Ведь перед тем как решиться на забастовку в масштабах России, мы сто раз все взвесили, перебрали разные варианты и пошли на это, когда возможности переговоров были исчерпаны. Власти заводили их в тупик, и мы вынуждены были прибегнуть к крайним мерам. Если бы чиновники выполняли все условия социального партнерства, социального диалога, обусловленные законодательством, никаких акций и в помине бы не было. Потому что мы понимаем, какие нравственные муки испытывают выходящие на забастовки учителя, какой прессинг управленцев им приходится выдерживать, принимая такое решение.

- А чем кончилось противостояние профсоюза и власти?

- Я считаю, что профсоюз одержал определенную победу. В рамках Российской трехсторонней комиссии правительство подписало официальный документ, в котором взяло на себя обязательство выполнять программу мероприятий, сглаживающих в 2005 году процесс перехода к новой системе распределения финансовых полномочий. В этом документе прописаны определенные гарантии того, что положение учителей в 2005 году не ухудшится. Для нас это очень важно, потому что теперь мы можем настаивать на выполнении конкретных обязательств, принятых правительством. У нас есть официальное право. Помните, был пресс-релиз, который мы подписали в знак согласия с тем, что все записанное в нем будет реализовано? Так вот позже мы внесли все эти пункты в решение Российской трехсторонней комиссии в качестве программы на 2005 год. Нас поддержали предприниматели, с нами согласилось правительство.

- То есть можно сказать, что ваша политика в 2004 году привела к положительному результату?

- Подтверждением этого становится то, что люди, руководящие территориальными организациями профсоюза, одерживают победы на выборах, остаются на своих постах на новый срок. Делегаты отчетно-выборных конференций одобряют их работу. По сути дела, нашу общую работу, потому что все решается не в Москве, без поддержки членов профсоюза нам вряд ли удалось бы добиться многого.

- Руководители отрасли отдают себе отчет в том, что сделал профсоюз?

- Мы встречаемся с министром образования и науки РФ Андреем Александровичем Фурсенко, с руководителем Федерального агентства по образованию Григорием Артемовичем Балыхиным, с руководителями региональных управлений, и все они отмечают, что без профсоюза добиться повышения зарплаты для работников образования с 1 января 2005 года и увеличения стипендии студентам было бы намного трудней.

- В марте состоится съезд профсоюза. Какие глобальные решения он должен принять, на ваш взгляд?

- Что значит «глобальные»? На этом съезде мы должны определить то, какими будут наши следующие шаги, какой будет наша политика в грядущем пятилетии с учетом того, что произошло сейчас в законодательстве.

- Для вас происшедшее было неожиданностью?

- Честно говоря, нет, потому что линия реформирования тянется вот уже несколько лет, логика преобразований понятна. Я помню, как еще при жизни Владимира Михайловича Яковлева на одном из пленумов ЦК профсоюза мы разделили темы выступлений: он говорил о сегодняшнем дне, я - о будущем, о том, как будут разделяться бюджетные полномочия, что ожидает территориальные организации профсоюза и как к этому готовиться. То, что мы предвидели, прогнозировали, в результате произошло. Но наши территориальные организации оказались к этому готовы в большей степени, нежели территориальные организации других профсоюзов. За последние годы они сумели выстроить систему взаимоотношений с региональными властями, именно поэтому не меняются сегодня многие лидеры на местах. Это очень опытные люди, которые смогут удержать ситуацию, защитить учителей.

- Но многие из территориальных лидеров в солидном возрасте, вас это не беспокоит?

- Это беспокоит и меня, и самих лидеров, ведь они не бессовестные люди, для которых главное - удержаться в кресле. Некоторым приходится трудно, они готовят себе смену, учат молодые кадры. Но я говорю им: «Дорогие мои, если вы чувствуете в себе потенциал, силу, то продолжайте работать, потому что только вы в процессе работы грамотно и четко можете передать эстафету». Мы слишком много сил потратили на сложнейшую борьбу, на построение партнерских отношений с властью, чтобы лидеры просто так все бросили и ушли. Мы не должны потерять тот авторитет профсоюза, который создавался усилиями территориальных организаций и их лидеров.

Фото автора