- Олег Всеволодович, с чем вы были не согласны, когда начинали разрабатывать свою концепцию воспитания?

- Несогласий было много. Мне не нравилась в старые времена жесткая заданность идеологических норм в воспитании - педагог ощущал некую несвободу. Сегодня свободы много, но и рекомендаций уйма. Например, Закон РФ «Об образовании» требует адаптировать личность к жизни в обществе, формировать в сознании учащихся картину мира, адекватную современному знанию.

- И что вас тут не устраивает?

- А что такое «адаптация к жизни в обществе»? Ведь «картина мира, адекватная современному знанию», может сегодня включать и разнообразный криминальный мир. Я думаю, что именно неразбериха в том, что адекватно в воспитании окружающему миру, а что - нет, и привела к декларациям такого рода: школа должна учить, но не воспитывать. Теперь мы удивляемся, что подростки себя не так ведут, а ведь любое поведение человека начинается с его отношения к людям. В младенчестве - это эмоциональное общение с наиболее близким ребенку человеком, чаще всего с матерью, в дошкольном возрасте - игра, в которой ребенок моделирует доступный ему окружающий мир, определяя свое место в нем. В подростковом возрасте - деятельность, с помощью которой человек обеспечивает себе уважение окружающих, значимых для него людей. Эту ведущую для подросткового возраста деятельность психологи и педагоги называют социально-актуальной. Каждому подростку приходится создавать модель окружающего его социального мира, потому что без этого он не может найти себе место в нем, выбрать и закрепить свою жизненную позицию.

- Есть ли какие-то закономерности в выборе позиции?

- Психологи России, Великобритании, США, проводившие множество исследований, пришли к выводу, что жизненная позиция может быть представлена четырьмя основными вариантами. Первый - гуманистический - предполагает, что человек высоко ценит доброжелательное общение, положительно относится как к себе, так и к другим, способен мысленно поставить себя на место другого, взглянуть на себя и происходящее его глазами, расположен к диалогу, умеет сопереживать, способен к сотрудничеству и взаимопониманию, склонен к проявлению заботы об окружающих, обладает чувством социальной ответственности. В обиходе таких людей называют «человечными». Второй вариант жизненной позиции - эгоцентрический. Эти люди, которым свойственна такая позиция, отличаются тягой к самоутверждению, стремлением к власти, высокой авторитарностью. Их характеризует повышенная агрессивность, склонность к соперничеству. Третий вариант жизненной позиции - социоцентрический (депрессивный) - характерен неустойчивой самооценкой, подозрительностью и острой, сверхнормативной агрессией практически всех видов. Для людей этого склада относительно велика опасность возникновения зависимости от алкоголя, табака, секса, наркотиков, другого человека или иных психологических «костылей», которые помогают хотя бы временно почувствовать себя полноценной личностью, примириться с собой. Четвертый вариант жизненной позиции - негативистский, когда личность не принимает ни себя, ни окружающих, ко всем относится осуждающе, никому не доверяя до конца, что особенно резко проявляется в критических ситуациях. Человек негативистской направленности отличается известной свободой от нравственных обязательств перед окружающими. Таким людям, как правило, свойственна устойчиво низкая самооценка. В жизненной позиции человек может оказаться в результате жестокого жизненного разочарования, особенно в юности или пережитых в детстве систематических стрессов, когда близкие люди, иногда сами того не подозревая, раз за разом не оправдывали его доверия.

- Вы разделили всех людей на группы, но насколько окончательно это деление, возможен ли переход из одной группы в другую, ведь речь идет о поведении людей, а они ведут себя всю жизнь по-разному?

- Жесткого разделения нет, по концепции Ф.Эрнста каждый человек может краткосрочно оказаться в любом позиционном пространстве из четырех. Однако каждый личностно зрелый человек все же обладает тяготением к одной из четырех позиций, соответствующей его внутреннему состоянию. Более того в случае тяжелых стрессов может произойти смена личностной позиции гуманистической направленности на социоцентрическую (депрессивную), а эгоцентрической - на негативистическую. Тем более вероятно смещение жизненной позиции социоцентрической направленности к негативистической. Во всех этих случаях необходима помощь психотерапевта, чтобы помочь человеку перейти из психологически неблагополучной позиции в гуманистическую.

- А как быть обычному педагогу, что может и должен делать он?

- «Сверхзадача» воспитания тут может быть, на мой взгляд, только одна - формирование личности, близкой к гуманистической жизненной позиции, ибо она считается социально-полноценной. Поскольку все дети разные, нужно поддерживать гуманистические тенденции у тех из них, кто склонен к этому, смягчать эгоцентризм и помогать оценивать себя оптимистически тем детям, которые вынесли из семьи негативный и депрессивный личностный опыт.

- Сумеет ли педагог справиться с такой непростой задачей?

- Да. Просто ему нужно не вгонять ребенка в искусственные рамки поведения, придуманные взрослыми, а строить систему воспитания с учетом потребностей развития ребенка на разных возрастных этапах. С определенного момента, как писал Д.Б.Эльконин, ребенок - это всегда два человека, Он и Взрослый. Академик Д.И.Фельдштейн считает: отношение Взрослого мира к Детству многое определяет, от него зависит моральный облик и физическое состояние подрастающих поколений, причем человеческая порядочность не противостоит деловым качествам личности, но существенно их совершенствует, понятия чести и совести в наши дни - не излишество и не пережиток, а непременное выживание не только каждого народа в отдельности, но и человечества в целом.

- Может быть, это и так, но ведь выживание в рыночные времена - это как раз жизнь для себя, накопление личных состояний. Выходит, мы идем в пропасть, где погибнут самые успешные, самые богатые, самые предприимчивые?

- Дело не только в личных судьбах самых успешных, дело вообще в будущем страны, где сегодня происходит системный, психологический кризис - качественная ломка системы жизненных ценностей, социальных установок, миропонимания и образа жизни населения. Есть большое искушение все списать на сложности финансового, экономического и социального свойства. Но трудности не преодолеть, если у преодолевающих не будет никаких идеалов.

Научится государство платить людям за труд достойные деньги, будут неопровержимые аргументы для агитации в пользу самоотверженного труда. Пока же популярен образ человека, который работает главным образом не на общество, а на самого себя. Учитель, врач, работник культуры, интеллигент вообще в эту парадигму не вписываются. Мы ратуем за то, чтобы у нас было как можно больше предпринимателей, бизнесменов, но абсолютно не тревожимся о том, что у нас есть серьезнейшая социально-психологическая проблема, заключающаяся в том, что катастрофически снижается удельный вес интеллигенции. Потери начались сразу после революции, когда более двух миллионов человек (цвет духовности!) были высланы или эмигрировали сами - практически чуть ли не вся русская интеллигенция того времени. Прибавим сюда потери 30-х годов, Отечественной войны, нынешнюю «утечку мозгов» за границу, и получится, что интеллигенция, которая изначально была явлением чисто российским, убывает со скоростью, которая должна не только настораживать, но и пугать. Ведь мы теряем наиболее зрелых, ответственных, самостоятельно думающих людей из всех слоев общества, которые всегда были гуманистически ориентированы. Без них сегодня к власти часто стремятся те, кому такие качества не всегда свойственны.

- Но власть предержащие без устали говорят о своем самоотверженном служении народу. Сегодня образ чиновника - это всегда образ человека, который занимается очень тяжелой и мало оплачиваемой работой, разве не так?

- Всегда, когда слышу о том, как тяжела шапка чиновника, вспоминаю слова поэта-фронтовика Ю.С.Белаша: «...если бы власть была неприятна, невыгодна и непочетна, то начальство стало бы таким же дефицитом, как нынче дворники...». Я недавно смотрел одну телепередачу, в которой один нынешний министр в роскошном коттедже, обставленном дорогой мебелью, рассказывал, что коллекционирует дорогие вина и посуду. У нас появились люди, которые обладают многомиллиардными долларовыми состояниями. Заработать их можно было только путем разных комбинаций, но отнюдь не честным праведным трудом. Государство норовит нас все время в чем-то обмануть: то объявляет дефолты, то повышает тарифы, то забирает сбережения и не видит в том ничего дурного. Чего стоила одна приватизация, которая перевела государственное имущество в частные руки с благословения того же самого государства. С примерами для воспитания, как видите, дело обстоит не так-то просто. Настоящий интеллигент тот, кто способен увидеть мир глазами другого человека, встать на чужую точку зрения и отнестись к ней с уважением и вниманием, который дорожит обществом и общественным мнением. Однако настоящие интеллигенты от власти над другими особого удовольствия не испытывают. Поэтому, думаю, надо «загонять» таких людей во власть, убеждать, что всем нам (и им самим, коль радеют за общее благо) это необходимо.

- А это реально?

- Любое человеческое сообщество, лишенное этических начал и прежде всего заботы о детях, имеет мало шансов оставить здоровое потомство, ему угрожает «тупик эволюции» - исчезновение с лица Земли. В обществе, где человек человеку волк, ничего хорошего не произойдет. Вы думаете, у нас просто так взрываются ядерные реакторы, мы просто так гоним в Ледовитый океан радиоактивную воду, просто так разливается нефть? Все потому, что у нас не хватает добрых людей, болеющих за Землю, за страну, за природу, за жизнь человечества. Вот таких людей, которые нужны при любом государстве, при любом строе, при любом правительстве, нам и нужно воспитывать.

- Иными словами, патриотов?

- Давайте только сначала договоримся, что будем понимать под словом «патриот». Если это гражданин России, то значит, нам надо воспитывать человека с честью и совестью. Такие люди у нас в большом дефиците, ибо нынче главным считаются деньги. Будут деньги, будет все: и образование, и культура, и идеалы. Я смотрел сериал «Бандитский Петербург» - явную идеализацию того, что в нормальном обществе вряд ли может быть идеалом. Слово «бандит» звучало там с уважением, примерно так же, как слово «предприниматель». Но хуже всего то, что мы начинали примиряться с тем, чем занимаются эти люди, не видеть ничего страшного в убийствах и даже проникаться сочувствием к жизни бандитов. «Бригада» шла в самое «смотрибельное время» и ее герои стали для многих молодых людей образцом для подражания. Наказания за правонарушения перестают бояться. Только в Москве более 10 тысяч молодых людей причисляют себя к скинхедам, в столице есть не только два отделения крупных международных скиновских, но и восемь фашистских организаций. Недавно по телевидению смотрел роскошную передачу «Забытый полк», посвященную группе «Альфа». Хороший человек создал ребячий отряд, воспитывает их настоящими гражданами страны. Но какой гимн поют эти ребята? «Русские идут, русские идут, с нами Бог». Похоже на перевод «Готт мит унс», но ведь это фашистская песня. Навряд ли у всех, кто работает с молодежью, сплошь злые умыслы. Но подчеркну: работа с подростками, их воспитание требуют ума, понимания, такта.

- Вы знаете, что конкретно нужно сделать сегодня?

- Очень важно вести психолого-педагогическую подготовку старшеклассников - будущих родителей, от которых на две трети будет зависеть формирование личности ребенка. Надо готовить будущих педагогов к выполнению ими функции не только преподавателя, но и воспитателя, а для этого вернуться к полузабытому школьному самоуправлению по принципам разработанным сторонниками «педагогики сотрудничества» - от С.Т.Шацкого, А.С. Макаренко и В.Н.Сороки-Россинского до И.П.Иванова,Т.Е.Конниковой, В.А.Караковского, С.Соловейчика. Этот шаг неминуемо повлечет за собой пересмотр методики преподавания - придется вернуться ко всему тому, что было наработано отечественной психологией и педагогикой на протяжении двадцатого века. Не случайно мы так долго говорили, что все новое - хорошо забытое старое. Давайте все вспомним.