На этом фоне понимаешь, как сильно представлена психология в образовании, где трудятся более 60 тысяч специалистов. Кроме того, в России появилось сегодня свыше 700 специальных центров. Эта цифра свидетельствует о том, что служба структурирована, что психологи имеют обширное пространство для своей деятельности и влились в систему образования как профессиональное сообщество.

Основные тенденции становления и развития службы практической психологии образования можно в полной мере проиллюстрировать на примере Москвы. В столице активно формируется такая служба, которая обеспечивает разноуровневую психологическую помощь всем субъектам образовательного процесса. При этом правомерно говорить о двух основных структурных элементах этой службы - о психолого-медико-социальных центрах помощи детям и подросткам и о штате школьных психологов, работающих непосредственно в образовательных учреждениях различных видов. Мы строго реализуем региональную модель службы практической психологии, и я должен сказать, что центром этой региональной модели стал городской научно-методический совет, создание которого было продиктовано необходимостью соорганизовать все звенья этой службы: педагогов-психологов и психологические службы образовательных учреждений всех видов и типов, психолого-медико-педагогические консилиумы, медико-психолого-педагогические комиссии, образовательные учреждения для детей, нуждающихся в специальной психолого-педагогической и медико-социальной помощи, профильные лаборатории и иные подразделения окружных учебно-методических центров, вузы и институты повышения квалификации, органы управления образованием. А главное - мы прекрасно понимаем, что без создания совета оказалось бы принципиально невозможным выстроить целостную систему психологическую работу различных субъектов образования. Не случайно совет возглавила первый руководитель Департамента образования столицы. Благодаря этому выстроена управленческая вертикаль города, есть специалисты во всех десяти округах, которые отвечают за психологическую службу, в самом Департаменте образования появилось управление, отвечающее за эту работу. Благодаря этому удается соединить управленческие структуры системы образования с тем собственно научным, кадровым потенциалом и теми практическими учреждениями, которые действуют и осуществляют психологическую работу в системе образования города.

Одним из динамически развивающихся структурных элементов психологической помощи в Москве сегодня бесспорно стала система психолого-медико-социальных центров.

Треть этих центров появилась сравнительно в последние три года, и тут мы наблюдаем очень интересные тенденции. Именно в системе центров психологической помощи возникают перспективные точки роста, как служба ранней помощи - выявление и коррекция недостатков развития, психологическая служба для больных детей и детей-инвалидов в системе школ надомного обучения, служба в системе школ открытого типа, служба экстренной психологической помощи. Например, во всех десяти округах Москвы создаются антикризисные подразделения, главная задача которых - решение проблем детской беспризорности и безнадзорности.

Не могу не сказать, что служба экстренной психологической помощи показала себя как система быстрого реагирования на чрезвычайные обстоятельства, требующие незамедлительной психологической помощи пострадавшим в кризисных ситуациях. Чрезвычайные ситуации в Москве в 1999-2002 годах, в Волгодонске в 1999 году, на Северном Кавказе, в поселке Видяево в 2001 году, по существу эти направления деятельности службы мы рассматриваем как важнейший ресурс системы национальной безопасности, потому что тот тип межведомственной работы, та востребованность психологов в экстремальных ситуациях показали значимость их работы. Теперь уже никому не надо объяснять, кто такой практический психолог, что он делает в чрезвычайной ситуации и почему его конкретная помощь нужна тем или иным категориям людей. В этой связи нужно специально отметить работу центра экстренной психологической помощи Московского городского психолого-педагогического университета, возглавляемого Екатериной Викторовной Бурмистровой. Именно этот центр взял на себя координацию деятельности психологической службы в чрезвычайной ситуации, связанной с террористическим актом на улице Мельникова в октябре прошлого года, благодаря чему служба успешно справилась с весьма нелегкой задачей, поставленной действующим в то время оперативным штабом, московским правительством и Департаментом образования города Москвы. Более того, тесное взаимодействие центра с антикризисными подразделениями позволило обеспечить психологическое сопровождение детей, педагогов и родителей, пострадавших в результате этой террористической акции. Психологическую помощь в это время оказали более чем тысяче человек. Замечательно то, что это была не разовая помощь, именно служба практической психологии образования продолжает осуществлять работу с пострадавшим контингентом людей в разных чрезвычайных ситуациях. Под постоянным наблюдением специалистов антикризисных подразделений образовательных учреждений для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи сегодня находятся тридцать один ребенок, оказывается консультативная помощь родителям и близким родственникам.

Важно то, что методы и технологии, наработанные службой, востребованы и в повседневной жизни (проблема суицида, агрессивного поведения, нелады в семье, в школьном коллективе). Для оказания помощи этим людям на базе центров МГППУ организован срочный «Телефон доверия», мобильная психологическая выездная помощь, которая работает, в сущности, как «Скорая психологическая помощь».

Для того, чтобы реально оценивать процесс развития службы практической психологии столичного образования, в городе создана эффективная система мониторинга - это огромное достижение системы образования. Кстати, данные опроса, в котором участвовали 1730 московских психологов, показывают, что за последние пять лет количество психологов в городе увеличилось в четыре раза и сейчас составляет примерно 2000 человек. В системе образования - школы, дошкольные учреждения, специальные школы и психолого-медико-социальные центры города - детская популяция равняется 2 миллионам человек. То есть на одного психолога приходится почти тысяча детей.

Следует отметить, что кадры школьных психологов до недавнего времени рекрутировались из людей с педагогическим образованием, однако в последние годы подготовлено большое количество людей, обладающих профессиональными знаниями, они оставляют сейчас основную группу школьных психологов. Результаты мониторинга позволяют нарисовать обобщенный портрет психолога, охарактеризовать особенности деятельности этого специалиста и внести коррективы в подготовку студентов. 19,6% психологов в образовательных учреждениях имеют стаж до одного года или год, 38,6% - от года до трех лет, это самая многочисленная группа, 15% - от трех до пяти лет. Эта особенность кадрового состава определяет основные проблемы психологической службы города. По существу мы сегодня вновь говорим (и Департамент образования поддерживает нашу точку зрения), что необходима серьезная работа по подготовке и повышению квалификации психологических кадров для системы столичного образования. Характерно, что основную долю клиентов, с которыми наиболее часто приходится работать в школах, составляют школьники младших и средних классов, дети 7-12 лет. На втором месте - старшеклассники (дети в возрасте 12-18 лет) и родители, причем обе эти категории имеют равное количество обращений. На третьем - педагоги. Реже всего психологи работают с детьми в возрасте от 3 до 7 лет, то есть дошкольниками, со студентами и малышами - от рождения до трех лет, хотя мы знаем, что психология раннего детства имеет исключительное значение для формирования и становления личности.

Интересно, что дети, нуждающиеся в помощи, следующим образом попадают к школьному психологу: по направлению школы примерно в 29,7%, по инициативе родителей - в 32,6%, по собственной инициативе - в 26% случаев. Таким образом, наиболее часто инициируют визит к психологу родители, которые сталкиваются с определенными проблемами в поведении ребенка - неуспеваемость, отклонения в интеллектуальном и личностном развитии, в поведении, в здоровье и так далее. Работники школы, почти так же часто, как родители, направляют ребенка на консультацию к психологу. Довольно часто дети по собственной инициативе обращаются за квалифицированной психологической помощью. Все это свидетельствует о том, что увеличивается информированность городского населения о деятельности, а в итоге - о росте психологической культуры горожан в целом. Получив консультацию квалифицированного психолога-практика, педагоги и родители далее самостоятельно взаимодействуют с ребенком, корректируя его развитие. Очевидно, что консультационно-просветительское направление работы школьной психологической службы - прежде всего работа с семьей, с молодежью, с ее проблемами и трудностями - имеет исключительное значение и вносит существенный вклад в повышение эффективности образования. Именно психологии образования должно говорить «спасибо» за повышение качества взаимодействия «учитель-ученик-родитель», за то, от чего, собственно, зависит эффективность процесса обучения и воспитания детей.

Основным, на мой взгляд, достоинством нашей городской службы стало прочное научное руководство. Например, второй центр, который создан в МГППУ, - центр практической психологии, его бессменным руководителем работает Ирина Владимировна Дубровина, фактически разработал основы региональной модели.

Вместе с тем несмотря на существенные прорывы в развитии службы практической психологии в образовании, не могу сказать о нескольких реальных проблемах. Конечно, это низкая зарплата работающих специалистов - об этом говорят примерно 80%, недостаток в оборудовании - это отмечают 72% опрошенных, проблемы с помещениями, которые испытывают 60%. Кроме того, существует такая специфическая проблема, как карьерный рост, которая заботит 34% психологов. Нас не может не тревожить уход из школ и центров высококвалифицированных психологов, это происходит потому, что местная школьная администрация и коллеги-педагоги не понимают роли, места и значения психологической работы, потому что нет нормативно-правового обеспечения деятельности как отдельного психолога, так и психологической службы в целом.

Можно выделить две основные группы причин сложившейся ситуации, как внешних по отношению к службе, так и внутренних, присущих ей факторов. Среди внешних причин - слабое научно-методическое обеспечение, отсутствие четких действенных механизмов взаимодействия структурных элементов службы между собой, несовершенство вертикали управления, нормативно-правовой базы, регламентирующей деятельность службы как в целом, так и отдельных ее структурных элементов. Отсутствие на практике четких механизмов взаимодействия между всеми подразделениями службы приводит к несогласованным действиям, дублированию, к перекладыванию на психологов ответственности за педагогический брак, делегирование ему административно-управленческих обязанностей, методологических функций и так далее. Внутренние причины - отсутствие четко разработанной методологической основы деятельности службы, вариативных моделей многоуровневой службы психологической поддержки системы образования, неудовлетворительный уровень подготовки практических психологов и так далее.

Сами практические психологи на первое место ставят переподготовку и повышение квалификации школьных психологов - 96 с лишним процентов опрошенных, на второе - оснащение диагностическими и коррекционными методами - 96%, затем идет методическая помощь более опытных специалистов, работа с преподавателями. Почти 67,7% психологов отмечают важность изменения организационных форм работы, в том числе формулирование целей и задач службы, четкое определение прав и обязанностей психологов в школе, критериев оценки их деятельности и содержания.