Сегодня много национальных школ в регионах. В одной из еврейских школ я увидел приказ директора школы, вывешенный в учительской. В нем было запрещено изучение сказки «Три поросенка» в силу некошерности персонажей. Кстати, в свете этого некошерным оказался и колобок, поскольку замешен на сметане. Когда я этого деятеля спросил, будучи сам евреем: «Что с тобой происходит, ведь ты сам себя загоняешь в культурное гетто?», он на меня обиделся. Потом Бог меня занес на семинар православных физиков. Главная идея этого семинара заключалась в том, что каждый урок физики должен приводить к идее бытия Божьего. Когда я спросил директора школы, как она соотносится с заповедью «Не поминай Господа Бога твоего всуе?», он на меня обиделся. Наконец, два года назад я прочитал в одной из центральных газет статью, что настоятель одного из монастырей под Рязанью договорился с Чубайсом о божеских ценах на энергоносители для своего монастыря. Предполагается, наверное, что для школ и больниц эти цены могут быть дьявольскими, безбожными, какими угодно.

Все это звучит как анекдот, но это скверный анекдот. В основе происходящего лежит очень глубокий, серьезный конфликт не только психологического, но в основном культурологического свойства, который не так прост, как кажется на первый взгляд.

Мне приходится быть экспертом многих новых проектов. Вот директор хочет создать православную школу. Я задаю вопрос: «А в вашей школе предполагается катехизация детей?» Директор этого не знает, поскольку, признается, сама уверовала недавно, и тут же меняет решение - пусть школа будет не православной, а русской. Смотрю программу по литературе, там есть только «Домострой» и «Жития святых». Спрашиваю: а как же языческие былины, а как же эпоха после Петра? Она рвет на себе рубаху и говорит: мы же не американцы, но в школе уже есть организация «Православные следопыты», которые ездили именно в Америку. Снова спрашиваю: что вы, православные, там хотели найти? Выясняется, ничего, просто спонсор дал деньги, вот они и поехали. Хотя в каждом рассказанном случае педагоги ратуют за духовность, ни один не имеет отношения к глубокому, серьезному, духовному, ценностному подходу к религии.

Маленькому городу, где находится будущая православная или русская школа, открытость мира и снятие железного занавеса дали только рост детской преступности, наркоманию и бедность. Понятно, что все это рождает сопротивление, но дьявол всегда предлагает две руки. Не хочешь глобализма, бери фундаментализм. Не хочешь фундаментализма, бери глобализм. Но и то, и другое - от лукавого, но и то, и другое довольно опасно, потому что тут вместо веры отцов восстанавливают вражду отцов друг к другу. Это, я считаю, искаженная духовность. Дьявол начинается там, где ангел с пеной у рта вступает в борьбу за правое дело.

Когда Министерство образования РФ стало лоббировать православие, я ничего не имел против, но в такой многонациональной стране и к тому же поликонфессиональной, мне кажется, более культурным было бы ввести курс «Великие книги человечества», где были бы Библия, Коран, Веды и так далее. Мы ведь должны искать не то, что людей разъединяет, а то, что объединяет. В конце концов Бог глубже наших противоречий. Человечество как одна команда альпинистов: и мусульмане, и христиане, и иудеи поднимаются на одну вершину. В этом смысле содержание нашего образования страшно, оно евроцентрично, наши дети не подозревают, что в 19-й суре Корана написано: пусть все великие соревнуются друг с другом в добре. Приватизировать и использовать в идеологических целях можно все: и христианство, и ислам, и иудаизм.

Евгений ЯМБУРГ, директор московского центра образования № 109, член-корреспондент РАО