Я директор православной гимназии, которой уже 12 лет, но до сегодняшнего дня постоянно возникает вопрос: возможно ли в одном учебном заведении совместить сразу две вещи - церковное образование, воспитание и добротное светское. Когда хотят открыть православную гимназию, всегда появляются две большие опасности. Первая - создать школу церковно-приходского типа или, грубо говоря, богадельню. Тогда в этой школе дети будут зациклены только на церкви, на посещении храма, на молитве, они будут изучать лишь комплекс церковных предметов с небольшим акцентом на светские предметы. При этом от них потребуют и соответствующих одеяний - платки, длинные темные юбки и так далее. Ясно, что у таких детей на первом месте будут стоять церковное служение, а на втором и даже на третьем - получение хорошего образования. Таких православных гимназий в стране сейчас очень много. Вторая опасность - превращение православной гимназии главным образом в школу светскую. Гимназия будет только называться православной, церковным предметам там будет уделяться небольшое внимание, преподаватели говорят так: «Дети сами решат, нужен им Бог или нет, нужно им ходить в церковь или не нужно». Думаю, каждый, кто создает православную гимназию, должен знать об этих опасностях.

Православная гимназия в Смоленске пытается найти в своей деятельности разумный компромисс: и дать хорошее светское образование, но ни в коем случае не уклониться от того, что дети должны быть близки к высшим духовным идеалам. Трудно сказать, какую оценку можно дать нашей деятельности, поскольку оценивают нас очень по-разному. Нас критикуют, и может быть, критикуют уместно, за то, что наши выпускники не всегда идут в духовные учебные заведения. Например, в 2001 году из окончивших гимназию семь поступили в Смоленский государственный педагогический университет. Три выпускника поступили в колледжи, одна выпускница поступила в Смоленскую медицинскую академию, один выпускник пошел в Гуманитарный университет и только три выпускницы учатся на философском факультете Московского богословского университета. В прошлом году из 23 выпускников пятеро поступили в Смоленский педагогический университет, остальные - в Гуманитарный университет, в Медицинскую академию, в Энергетический институт, в Сельхозакадемию, в колледжи, пятеро поступили в московские вузы - МГТУ имени Баумана, в Академию водного транспорта, в академию МЧС, в университет сервиса и Московский авиационный институт. И только трое наших выпускников опять выбрали не светское, а духовное служение. За это нас критикуют все - и «слева», и «справа», и церковные, и светские структуры. Но могу сказать, что и Епархия, и Департамент образования очень мудро и взвешенно осуществляют совместное руководство нашей работой, справедливо полагая, что основные итоги подведет время.

Главная цель православной гимназии - подготовка в будущем ее выпускников в педагогических учебных заведениях для дальнейшей работы в образовании. Только грамотный, духовно богатый человек может реализовывать великую просветительскую миссию в наше сложное время. Что меня беспокоит более всего? То, что в педагогике торжествует близорукий эмпиризм, проверяющий те или иные замыслы в непосредственном опыте и не склонный к более глубокому анализу и осмыслению того, что получает свое «оправдание» в опыте. В преподавании этики или религиозных дисциплин все превращается в откровенный утилитаризм. Надо воспитать человека «неконфликтного», «полезного» и «удобного», поскольку такой человек очень хорош и для общества, и для власть предержащих. Нередко учителя и родители, видя высоту и совершенство христианского учения, стремятся организовать преподавание основ православия в государственных школах. При этом обоснование таково: «Поговорите с ними. А то они стали совершенно неуправляемыми». Это - первая проблема, но есть и вторая, религиозно-философская. В 80-е годы она заключалась в неспособности педагогов вырваться из научных построений советской эпохи, в 90-е - неспособность или нежелание критически разобраться в потоке религиозных форм, которые хлынули в нашу страну из-за рубежа. С западными вариантами русского баптизма мы разобраться сумели. Но появилась действительно реальная опасность - так называемое движение «Нью Эйж», мощное течение современной эзотерической мысли, претендующее на трансформацию человеческого сознания, пропагандирующее абсолютьную свободу человеческого поведения. Гюнтер Рормозер, профессор социальной философии из Германии, один из наиболее глубоких исследователей современной западной культуры, считает, что данное движение - радикальный вызов не только христианству, но и всем ценностям европейской культуры. В наши школы это проникало и проникает под разными названиями: «Здоровый образ жизни», «Познай себя», «Валеология». Педагоги, пропагандирующие взгляды этих школ, видят в христианском, православном воспитании анахронизм, авторитаризм, подавление личности и лишение ребенка свободы, утверждают, что невозможно разрешить противоречие между воспитанием и свободой в христианской педагогике. Но христианская педагогика, имеющая более чем 2000-летнюю историю, такого противоречия не знает. Нельзя мыслить воспитание вне свободы, но она светит человеческой душе не как реальность, не как данная ей сила, но как возможность, как задание. Свобода не дана, а задана, в воспитании ставится задача помочь ребенку стать свободным. Вне развития свободы воспитание ребенка превращается в дрессировку.