Федеральный закон №122-ФЗ от 22 августа 2004 года отменяет или вносит изменения в те законодательные акты, которые непосредственно касаются изменившихся полномочий органов государственной власти субъектов Федерации и местного самоуправления. Канцеляризмы в названии ни словом не задевают учащуюся братию, но профсоюзы с толком и расстановкой прочли содержание документа и ужаснулись.

На финансирование из федерального бюджета отныне могут рассчитывать лишь федеральные государственные образовательные учреждения, а из компетенции субъектов Федерации вопросы в области высшей школы полностью исключены. Это не только нарушает конституционные свободы граждан (конкурсная основа при поступлении теперь гарантируется только в федеральных вузах), но и противоречит действующим законам страны (вопросы образования должны находиться в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов)! В частности, для читинских студентов это означает, что социальный стипендиальный фонд, существующий третий год за счет отчислений области, города и самих вузов и сcузов, будет ликвидирован. Но если бы центр лишь «оттянул» на себя заботу о будущих специалистах, свою ответственность Москва сократила до минимума.

Власти ластиком прошлись по Закону «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», и в задачи государства перестало входить «недопущение сокращения числа студентов, обучающихся за счет средств федерального бюджета». Исчез и пункт, обязывающий тратить на высшее и профессиональное образование ежегодно не менее 3% национального дохода. А словосочетание «социальная защита» заменили ни к чему не обязывающей «социальной поддержкой», вычеркнув при этом даже упоминание об улучшениях условий быта, отдыха и медицинского обслуживания. О содержании общежитий тоже ни слова. Однако «в пределах имеющихся внебюджетных средств образовательные учреждения могут оказывать социальную поддержку нуждающимся студентам». Спасибо, смилостивились. Только вот возможности для вузов заниматься предпринимательской деятельностью (откуда еще внебюджетные средства?!) значительно сократились. Видимо, закон создавался фрагментами, поэтому одна статья другой не указ.

Поражает и дискриминационный характер нововведений. Даже если коммерческое образовательное учреждение имеет госаккредитацию, все права его учащихся на льготы, установленные законодательством страны, отменяются. Неужели кто не с нами (не в федеральном вузе), тот против нас? Впрочем, и тем, «кто с нами», гордиться особо не чем - государство снимает с себя даже обязательство компенсировать инфляционный рост расходов на питание и охрану здоровья студентов (соответствующих статей в Законе «Об образовании» с августа этого года не существует).

И, наконец, самый болезненный вопрос - стипендии. Соотносить их размер с величиной прожиточного минимума федеральный бюджет отказался. Обещает по 400 рублей каждому. И не заглядывайте на цены, и не надейтесь на областную казну, ведь у субъектов Федерации уже нет права устанавливать более высокие размеры социальных выплат. Все будем и равны, и бедны одновременно... Министр финансов прямо высказал свою точку зрения на происходящее: студент должен работать! Однако труд у нас не всякий в почете. После безрезультатного митинга 20 октября многие работники бюджетной сферы перестали доверять президенту Путину. Помнится, на встрече с магнитогорскими металлургами несколько лет назад Владимир Владимирович сказал, что «целью и смыслом всех реформ и действий по укреплению государства и власти, конечно же, должен быть человек... Государство не должно забывать о своем долге перед населением и быть только наблюдателем». В душу народа запала первая фраза.

Чита