Союз театральных деятелей недавно собрал своеобразный «круглый стол», который должен был выработать предложения по сглаживанию острых углов бюджетной реформы. По словам председателя союза Александра Калягина, творческих людей возмутило то, что культуру хотят реформировать так же, как и медицину, не говоря уже об образовании. Театру необходимо вписываться в рыночные отношения, считает Калягин, но весь вопрос в том, каким образом. По мнению театральных экономистов, реформа должна сопровождаться прежним прямым бюджетным финансированием со стороны государства, налоговыми послаблениями, помощью из различных внебюджетных фондов. В этом и должна заключаться государственная политика в области культуры. Вот только эту позицию не разделяют реформаторы, в круг которых не включили тех, кто разбирается в театральном деле, кто мог бы предложить и основные направления реформы, и проекты законов о меценатстве, о творческих союзах, об отраслевой пенсионной системе и так далее. Для театральной интеллигенции такое отношение к ней внове. Раньше, когда работники образования и науки боролись за права всех бюджетников, эта интеллигенция отступала, стоило только чиновникам пообещать сохрание тех или иных благ для творческих организаций. На этот раз ничего подобного не произошло. Творческой интеллигенции дали понять, что она ничем не отличается от других бюджетников. Если закрывают школы и вузы, ПТУ и техникумы, научные институты и центры, то почему должны делать исключение для театров? Для творцов это оказалось шоком, и они наконец решились на публичный бунт.

Не секрет, что наука считается наукой, а образование - образованием только в том случае, если считать их таковыми позволил Минфин. Все нынче определяется с позиции Рубля. Теперь эта мерка применяется и в отношении культуры. Театральные деятели опасались этого. Не случайно руководитель «Сатирикона» Константин Райкин, участвовавший в заседании одного из президентских советов, обратил внимание Владимира Путина на планы Минфина. Президент дал указание разобраться, но разбор, видимо, так и не состоялся, поскольку с 1 января 2005 года закроются все внебюджетные счета тех театров и музеев, которые сумели выжить, зарабатывая дополнительные деньги. Теперь те учреждения, что получают бюджетные средства, все заработанное сверх должны будут тому же бюджету и отдавать. «Сатирикон», например, отдаст 80% денег, которыми располагает, потому что только 20% его дохода составляют бюджетные «вспомоществования», и будет жить, ни в чем себе не отказывая. Вернее, отказывая во всем - в постановках, в новых костюмах к премьерам, в доплатах к нищенским зарплатам артистов и режиссеров. Кроме того, все театры и музеи в зависимости от уровня бюджетного финансирования будут разделены на федеральные, региональные и муниципальные. Самое интересное, что отныне будут упразднены или слиты с другими те учреждения культуры, где насчитывается меньше пяти сотрудников. По мнению Минфина, на них не стоит тратить бюджетные средства. Да и то правда, зачем нужны все эти библиотеки районного масштаба да местные музеи? Бюджету деньги нужны, нечего их распылять!

С деньгами вообще ситуация чрезвычайно интересная. До сих пор все учреждения культуры располагались там, где располагались, считая, что живут и работают на родной, можно сказать, земле. Сегодня им говорят: извините, но земля-то не ваша, а государственная. Кто у нас нынче государство? Получается, что Минфин, который предлагает учреждениям культуры платить за землю. Не можете? Извините-подвиньтесь, вернее, сдвиньтесь со своей земли. Не можете сдвинуться вместе со старинными особняками и дворцами, которые занимаете? Сдвигайтесь без них, они перейдут к тем, кому плата за землю по карману.

Еще более интересная ситуация с арендной платой. В самом деле, почему это театры и музеи должны даром занимать такие замечательные здания? Даешь арендную плату, невзирая на творческий вес и лица! Просто интересно, сколько смогут платить Эрмитаж, Третьяковка, Русский музей, Большой театр и как за неуплату их будут наказывать. Представляете, Большому театру предлагают погасить долги или выйти вон. Куда он сможет выйти и как?!

Есть, правда, другой вариант - учреждения культуры, дошедшие до финансового края, можно будет купить. Например, губернатор Чукотки, прославившийся приобретением британского «Челси», прикупит еще и МХАТ имени А.П.Чехова (правда, тогда он уже станет МХАТом имени Р.А.Абрамовича), а также Таганку и консерваторию впридачу. А что, средства позволяют! Кроме средств, это позволяют сделать еще и новые организационно-правовые формы - автономные учреждения, в которые предлагают преобразоваться учреждениям культуры (а также образования, науки и медицины) авторы реформ. Появятся там собственники-учредители, попечительские советы, решающие все вопросы. Имущество учреждений культуры - АУ! - оценят, в его стоимость войдут земля и здания, останутся за пределами бухгалтерских расчетов лишь талант и творчество коллективов. А кому, извините, талант и творчество нынче нужны, Минфину? Да он, кроме цифр, судя по всему, ничего не видит и не признает. Может быть, он и признает талант и творчество, но только в экономической сфере. На этом фоне смешными и ненужными окажутся традиции российской культуры, все эти оперы, балеты и портреты. К произведениям культуры прикрепят ярлычки с ценами, и они будут определять их ценность. Жаль, что работники культуры вовремя это не поняли...