Иван Ильин, человек глубоко верующий, обосновал необходимость сопротивления силой этому зверю, убивая тех, кто стал его орудием, но при соблюдении ряда условий признал нужным применение смертной казни.

В День учителя, утром 5 октября, из столицы Северной Осетии на Бесланское кладбище, а затем в школу приехал почтить память погибших генеральный секретарь Интернационала образования Фред ван Люэн, приглашенный Профсоюзом работников народного образования и науки РФ. Вместе с Фредом ван Люэном в Беслан приехали председатель профсоюза Галина Меркулова, руководители профсоюзных организаций Северной Осетии. После встречи с членом Совета Федерации Валерием Кадоховым и главой Правобережного района Владимиром Ходовым делегация посетила бесланскую больницу и семьи погибших учителей. Родственникам педагогов, ставших жертвами теракта, были переданы 750 тысяч рублей, собранных ЦК Профсоюза работников народного образования и науки РФ. Это лишь первый шаг. В дальнейшем совместно с Интернационалом образования российский профсоюз будет отрабатывать программу помощи, рассчитанную на несколько лет.

По осетинскому обычаю в том доме, где кто-то умер, на постель кладут его вещи, и они лежат сорок дней. Потом их раздают. Войдя в комнату, нужно прикоснуться руками к тому месту, где разложены вещи, как бы передавая свое тепло... В квартире Эммы Каряевой, преподававшей в начальных классах, на подушках, что лежат на кровати бок о бок, две фотографии: учительница погибла вместе с дочерью. Могла убежать, но осталась, чтобы спасать детей, помогая им выбраться в окно. Несмотря на пробитую грудь, Эмма была еще жива, ее пытались вынести. Она написала кровью на руке: «Люблю» и показала на обручальное кольцо. «Люблю мужа» - последнее, что хотела она сказать. Эмма вышла замуж этим летом. Алену Дзуцеву, учительницу осетинского языка, после первого взрыва выбросило в окно наружу (бандиты разрешили ей сесть на подоконник). Она забралась в спортзал снова, выбросила в окно около тридцати детей, сама же погибла. Ее дочери только год и восемь месяцев. Она осталась с бабушкой.

Аза Аликова, свекровь Даримы Аликовой, которая вела в первой школе историю, работает в редакции районной газеты «Жизнь Правобережья».

- Поддержка согревает, но боль не скоро пройдет, - призналась она Фреду ван Люэну и другим, кто был с ним. - Тишина стоит во дворах, не слышно детских голосов, мы с этим никак не совладаем. У Даримы был шестой класс. Сама я проработала в первой школе девять лет. Советовала: «Дарима, никогда не говори ребенку, что из него ничего не получится. Надо вселять в него уверенность». Эту методику она восприняла и следовала ей... Однажды старшеклассники сделали для нее медаль из картона с надписью «Любимому учителю истории за любовь к детям, великодушие, искренность». Если бы мне дети когда-нибудь сделали такое, я бы чувствовала себя самым счастливым человеком...

Муж Риты Ногаевой Эльбрус стремился, чтобы дом его был полная чаша. Теперь он думает его продать. Всего, кажется, вдоволь, только нет счастья. В школе погибли жена и дочь. Мать Эльбруса никуда не выходит из комнаты, где лежат вещи снохи и внучки...

Побывав в школе и в семьях, Фред ван Люэн заметил: «Если бы обо всем этом снять фильм, никто бы не поверил, что подобное могло произойти в самом деле».

- Мы восприняли это как нападение на нас самих, - говорит Фред ван Люэн. - Помимо моральной поддержки мы намерены добиться того, чтобы дети погибших учителей получили достойное образование, такое, о котором мечтали их родители. Для этого мы хотим создать совместно с российским Профсоюзом работников народного образования и науки особый фонд. Помимо того, постараемся повлиять на международные профсоюзные организации других отраслей, чтобы и они внесли свой вклад в поддержку семей погибших. Мы делаем все возможное, чтобы образование было составной частью борьбы с терроризмом. До последнего времени возможности образования мало использовались в этой борьбе. Наша организация всегда будет открыта для правительства республики. Если возникнут какие-то проекты, мы можем выступить в качестве посредников. Мы чувствуем обязанность внести свой вклад.

Председатель совета профсоюзов Северной Осетии Римма Гутиева рассказала о том, что уже сделано:

- Мы провели президиум, утвердили комиссию по организации помощи пострадавшим. На сегодня на счет совета профсоюзов поступило свыше пяти миллионов рублей. Кроме того, из многих регионов звонили из профкомов крупных предприятий, просили списки людей, которым они могли непосредственно оказать помощь. Из собранных денег в первоочередном порядке 812 тысяч рублей мы перечислили на счета детей, которые остались без родителей. Профсоюзы изучают желания людей по оздоровлению. У нас есть возможность оздоровить 350 человек на базе профсоюзных санаториев. Сейчас изучаем вопрос о выделении квот для обучения детей-заложников в вузах.

Кроме моральной и материальной поддержки есть еще один вид помощи Беслану, о котором говорили и глава Правобережного района Владимир Ходов, и первый заместитель председателя правительства Северной Осетии Александр Меркулов. Он заключается в том, чтобы формировать на Западе адекватное представление о происходящем на Кавказе. И не называть убийц детей «повстанцами».

Погибшие учителя будут представлены посмертно к правительственным наградам. Будет награжден также рабочий школьной котельной И. Карлов, который ценой своей жизни спас несколько десятков заложников, помогая им скрыться через котельную (об этом сообщает сайт http://www.beslan.ru, открытый родителями и учителями, пережившими трагедию). Государство обязано положить конец террору. Надо выбирать: либо защищать своих женщин и детей, либо соглашаться с тем, что происходит. Другого не дано.