- Прежде всего профсоюз выражает категорическое несогласие с тем, что предлагаемые изменения в действующее законодательство, значительно снижающие уровень гарантий населения на получение образования и фактически ликвидирующие систему трудовых, социально-экономических гарантий и льгот работников отрасли, рассмотрены и в основном одобрены Правительством РФ без широкого обсуждения и - в нарушение закона - без рассмотрения в рамках Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Изменения коснулись Закона РФ «Об образовании», федеральных законов «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», «О государственной поддержке молодежных и детских общественных организаций», «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ».

Изменения затрагивают все уровни управления образованием (федеральный, субъекта РФ, муниципальный) и касаются разграничения расходных полномочий в вопросах финансирования образовательных учреждений; регулирования трудовых отношений и установления норм труда; компенсационных выплат на книгоиздательскую продукцию; порядка предоставления социальной поддержки работникам образовательных учреждений по коммунальным услугам; социального обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Отменяются установленные федеральным законом льготы для специалистов сельской местности - повышенные на 25% ставки (оклады), право педагогических работников на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением, а также единовременное пособие на хозяйственное обзаведение молодым специалистам.

Предлагается признать полностью утратившими силу законы РФ «О социальном развитии села», «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях», федеральные законы «О компенсационных выплатах на питание обучающихся в государственных, муниципальных образовательных учреждениях, учреждениях начального профессионального и среднего профессионального образования», «О льготе на проезд на междугороднем транспорте для отдельных категорий обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях», «О сохранении статуса государственных и муниципальных учреждений и моратории на их приватизацию», постановление Верховного Совета РФ «Об упорядочении платы за содержание детей в детских дошкольных учреждениях и о финансовой поддержке системы этих учреждений».

Все эти предложения затрагивают ключевые вопросы государственной политики в сфере образования и требуют правовой экспертизы, глубокого детального анализа и оценки социальных и правовых последствий их принятия.

Намерения Министерства финансов РФ привести все социальное законодательство в соответствие в Бюджетным и Налоговым кодексами, а также с федеральными законами по разграничению полномочий между всеми уровнями власти, разработанными под руководством Дмитрия Козака, отражают одностороннюю позицию финансово-экономических ведомств, игнорирующих социальную значимость этих кардинальных изменений.

Из законодательства в области образования исключаются все нормы и даже целые законы, действие которых ежегодно приостанавливалось при принятии федерального бюджета, начиная с 2001 года.

Таким образом, отменяются государственные гарантии финансирования образования (в долях бюджета и его расходной части), нормы оплаты труда в соотношении с промышленностью, доплаты на питание обучающихся, на проезд иногородних студентов к месту обучения и так далее.

Исключаются обязательства по финансированию студенческих практик. Отменяется норма, предусматривающая оплату отпусков для сдачи сессий, госэкзаменов и защиты дипломов, а также право бесплатного пользования услугами лечебных подразделений вуза для научно-педагогических работников.

Изменения, вносимые Правительством РФ, свидетельствуют о том, что государство отказывается признавать образование приоритетной сферой.

Отменяется предусмотренная законодательством возможность установления налоговых льгот для образовательных учреждений, а также для юридических и физических лиц, вкладывающих свои средства в развитие образования.

Будет исключена возможность дополнительного финансирования федеральных образовательных учреждений из региональных или местных бюджетов, а также установления мер поддержки преподавателей и студентов вузов за счет этих средств.

Крайне серьезную опасность для развития бюджетной сферы представляют изменения, касающиеся разграничения полномочий разных уровней власти в вопросах оплаты труда. Нормы федеральных законов и Трудового кодекса РФ в части регулирования оплаты труда бюджетников предполагается распространить только на федеральные государственные учреждения. То же самое касается Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда».

Это означает, что каждое муниципальное образование, формируя объем расходных обязательств, будет планировать затраты на оплату труда работников, исходя не из потребности в соответствии с установленным законом уровнем оплаты труда, а из возможностей собственной доходной базы и объема финансовой помощи из вышестоящего бюджета. В расходные обязательства федерального уровня, уровня субъекта РФ не будет входить обязательство по финансированию дефицита нижестоящего бюджета с целью обеспечения федеральных норм в области оплаты труда.

Следовательно, практически отменяются федеральные минимальные государственные гарантии по уровням оплаты труда работников всех профессионально-квалификационных групп в сфере образования и других бюджетных отраслях.

Негативный социальный эффект от реализации предложенных поправок трудно переоценить. По мнению экспертов не только ЦК профсоюза, но и Минтруда РФ, предлагаемый порядок в области оплаты труда не позволит провести очередную индексацию ставок и окладов работников образования как минимум в трети всех субъектов Федерации. И это при том, что в промышленности ежегодный прирост среднего уровня заработной платы составляет 20-25%.

Возникает парадоксальная ситуация: чему, сколько и как учить - решает Федерация. Это предусматривает федеральная нормативно-правовая база: базисные учебные планы, Типовое положение о школе, ЕГЭ, который предполагает единые требования к объему и качеству подготовки выпускников. А вот сколько все это будет стоить и где взять средства - будет решать муниципалитет.

Федеральный закон № 123, принятый по инициативе Президента РФ, установил ответственность государства за финансирование общего образования. Предлагаемые же поправки снова лишают школу государственного статуса и муниципализируют систему общего образования. Будущее страны отдается на откуп нищим муниципалитетам ради снятия нагрузки с федерального бюджета. А зачем он в таком случае нужен - только для содержания армии и прокуратуры?! Но если у нас не будет нормального образования, то армия и прокуратура вряд ли помогут.

Перечисленные негативные последствия затронут не только систему общего образования, которая едва более-менее рассчиталась с долгами перед работниками. Пострадают системы НПО и СПО, которые только сейчас переходят на уровень субъектов Федерации, а также высшая школа, так как у регионов уменьшатся возможности финансирования даже действующих целевых программ в области высшего профессионального образования.

Не меньший отрицательный эффект мы получим от внесения поправок, предлагающих разгрузить федеральный бюджет, а заодно и все остальные, от обязательств по финансированию образовательных учреждений, «успешно вошедших в рыночные отношения». То есть тех, чьи внебюджетные доходы превышают 50% в общей сумме поступлений.

Эти поправки вкупе с отменой ФЗ «О сохранении статуса государственных и муниципальных образовательных учреждений и моратории на их приватизацию» могут привести к значительному уменьшению основных фондов государственной системы образования. Такой печальный опыт мы получили в начале 90-х годов, когда значительная часть зданий, особенно дошкольных учреждений, была перепрофилирована. Сейчас финансисты, которые и не думали просчитывать возможные социально-экономические риски, предлагают более глубокие изменения. Преобразование учебных заведений, в том числе в коммерческие организации, не только освобождает государство от необходимости их финансирования, но и переводит образование совершенно в другую плоскость - в плоскость коммерческой услуги, что просто несовместимо с понятием конституционно гарантированной услуги. Раньше специалисты Минфина это понимали. В Концепции реструктуризации бюджетной сферы они справедливо отмечали, что изменение организационно-правовых форм не может распространяться на учреждения, оказывающие конституционно гарантированные услуги. Но предлагаемые ими законопроекты таких ограничений не содержат. Молниеносное принятие этих поправок без глубокого изучения последствий и обсуждения со специалистами заинтересованных ведомств будет крайне разрушительным не только для отрасли, но и для страны в целом.

Особую озабоченность вызывают предложенные Минфином поправки в Бюджетный кодекс РФ, которые ставят объемы обязательств по финансированию бюджетной сферы только в зависимость от возможностей бюджетов и предполагают отказ от их определения на основе минимальных социальных стандартов. Например, предполагаемая отмена всех социальных льгот по селу не будет компенсирована их принятием на региональном уровне. Эти расходы исключаются из объема федеральных трансфертов, а насколько они будут дофинансированы из перераспределенных налоговых источников, никто, кроме Минфина, не считал. Да и будут ли они поддержаны регионами, это уже их дело. Федерация не передает эти льготы как государственные полномочия вместе с материальными и финансовыми ресурсами, а просто сбрасывает с себя.

Мы вынуждены констатировать, что в основном одобренные Правительством РФ законопроекты, формально декларируя цель реформирования межбюджетных отношений, фактически снимают с федерального уровня ответственность за реализацию конституционных гарантий в области образования, перекладывают на субъекты РФ и муниципалитеты федеральные мандаты без обеспечения их дополнительными доходными источниками, открывают путь к приватизации образовательных учреждений, дальнейшей коммерциализации образовательной сферы, отменяют все федеральные льготы педагогическим работникам в сельской местности, студентам и обучающимся, в том числе сиротам. Это, по нашему мнению, неизбежно приведет к существенному снижению перечисленных гарантий.

Попытка Минфина привести все социальное законодательство в соответствие с Бюджетным и Налоговым кодексами, «законами Козака» по разграничению полномочий, проводится, с нашей точки зрения, с чисто экономических (бухгалтерских) позиций, без всякого понимания или оценки социальной значимости этих изменений. Создается впечатление, что разработчики вообще не представляют себе термина «социальное государство».

В сегодняшней ситуации нельзя не вспомнить слова председателя Конституционного Суда России Валерия Зорькина, оглашавшего одно из постановлений КС: «Российская Федерация, как социальное государство, не вправе произвольно отказываться от взятых на себя публично-правовых обязательств... Законодательство не вправе произвольно менять установленные правила и обязано обеспечить предсказуемость законодательной политики в социальной сфере!».

Мы обязаны сказать правду о сути предполагаемых реформ и их последствиях членам нашего профсоюза, общественности. Сделать все, чтобы заставить власть отказаться от реализации предложений, которые носят антисоциальный, глубоко непродуманный, пагубный характер для образования, детей, студентов, работников отрасли, будущего страны.

P.S.

Совет Ассоциации профсоюзов работников непроизводственной сферы направил в адрес руководителей страны заявление, выразив свое несогласие с политикой правительства в отношении бюджетников. Руководителей территориальных организаций профсоюзов Ассоциация призывает к активным действиям.

Обсудив доклад Галины Меркуловой, участники пленума решили поддержать заявление Ассоциации и объявить о проведении 10 июня Всероссиской акции работников образования.