Чтобы выяснить это, в середине марта руководители профсоюза и Комитета по образованию и науке Госдумы договорились пригласить на «правительственный час» в Думу и.о. министра финансов Алексея Кудрина.

Напомним, что выступить с подобной инициативой на страницах «МП» обещал первый заместитель председателя комитета Олег Смолин. И свое слово Олег Николаевич сдержал.

По его запросу 28 апреля доклад перед депутатами держала зам. министра финансов Татьяна Голикова. Сам министр, пояснила Татьяна Алексеевна, отправился в командировку, а потому прийти на «правительственный час» не мог.

По данным Минфина, задолженность по зарплате работникам образования на 1 апреля составила 0,3 миллиарда рублей. Нет долгов в 74 регионах, в 10 субъектах РФ задержка составляет от 3 до 6 дней, в пяти - от 6 до 12 дней. Это Республика Карелия, Ульяновская, Читинская и Амурская области, Корякский автономный округ. При этом доля заработной платы в бюджетах этих регионов превышает средний уровень по России.

По мнению Татьяны Голиковой, в бюджетах субъектов РФ существуют все возможности для того, чтобы вовремя выплачивать заработную плату. А задолженности образовались по причине ненадлежащего администрирования.

Выплата отпускных работникам образования увеличит ежемесячные выплаты региональных бюджетов на 15% в мае, на 65% в июне и на 20% в июле.

В связи с этим объем финансовой помощи, которую перечисляет субъектам РФ федеральный бюджет, во втором квартале увеличится.

Помимо пяти перечисленных регионов, особо критическая ситуация может сложиться в Костромской, Новосибирской, Мурманской и Ульяновской областях, Карелии, Удмуртии и Кабардино-Балкарии. На сегодняшний день у них нет долгов по зарплате, но ее удельный вес в объеме региональных бюджетов достаточно высок. По словам Татьяны Алексеевны, правительство готово оказать дополнительную финансовую помощь этим регионам и направлять дотации в опережающем порядке. Если же и этих средств окажется недостаточно, то субъектам РФ будут выделены бюджетные ссуды на выплату зарплаты.

Кроме того, в федеральном бюджете заложены дополнительные ресурсы в объеме 5 миллиардов рублей, которые будут распределяться между регионами, в том числе с учетом долгов по зарплате и отпускным.

Выслушав Татьяну Голикову, депутаты задали ей ряд вопросов.

Олег СМОЛИН:

- Каков ожидаемый профицит федерального бюджета за 2004 год с учетом высоких цен на нефть и принятого решения о повышении экспортных пошлин на нефтепродукты? Какую часть этих дополнительных доходов предполагается направить либо на повышение заработной платы, либо на другие социальные выплаты российской интеллигенции? И какова цена известного Указа Президента о повышении заработной платы федеральным государственным служащим?

Татьяна ГОЛИКОВА:

- Мы с вами утверждали бюджет 2004 года и принимали поправки в Бюджетный кодекс по поводу образования стабилизационного фонда. Напомню, что дополнительные доходы федерального бюджета в объеме 83,7 миллиарда рублей - это и есть тот самый профицит, который образуется в связи с более высокими ценами на нефть и зачисляется в стабилизационный фонд.

По предварительным оценкам Министерства финансов, но пока без учета решений по увеличению экспортных пошлин на нефть, его объем может составить до 200 миллиардов рублей. Но точно так же мы с вами принимали решение о том, что стабилизационный фонд является гарантийным. Если цена на нефть упадет, он должен быть гарантом исполнения расходов, заложенных в бюджете.

Предполагается, что его расходование наступает тогда, когда сумма средств, которые в нем аккумулированы, составит 500 миллиардов рублей. Я думаю, что вопрос о возможном расходовании средств стабилизационного фонда мы будем рассматривать, когда приступим к формированию бюджета 2005 года.

Что касается Указа Президента о повышении заработной платы государственным служащим, то там есть запись: указанное повышение должно осуществляться в пределах средств, предусмотренных в бюджете.

Валерий РЯЗАНСКИЙ:

- При принятии бюджета на 2004 год мы говорили о том, что правительство после первого полугодия должно вернуться к рассмотрению вопроса о возможном повышении заработной платы работникам бюджетной сферы. Входит ли это в ближайшие планы правительства?

Татьяна ГОЛИКОВА:

- Да, мы знаем о таком поручении. Естественно, правительство представит всю необходимую информацию и, возможно, решение по этому вопросу будет принято по итогам исполнения бюджета в первом полугодии.

Вы знаете, что сейчас исполнение бюджета идет довольно успешно. Но большей частью это происходит за счет того, что мы аккумулируем доходы, которые складываются в связи с высокой ценой на нефть, и часть этих доходов уходит в стабилизационный фонд.

Мы, безусловно, предложим вашему вниманию и данные по итогам исполнения бюджета в первом полугодии, и данные об объеме средств, которые аккумулированы в стабилизационном фонде, чтобы все ветви законодательной и исполнительной власти принимали взвешенные решения по поводу увеличения зарплаты.

Валентин ИВАНОВ:

- Я представляю Ульяновскую область, которая фигурирует у вас в списках должников. И я удивлен той статистикой, которую вы приводите. Реально в сельской местности в бюджетной сфере зарплата запаздывает не на несколько дней, а на два и даже более месяцев.

Нужно ввести более объективный мониторинг, потому что от этого зависит, какие ссуды и в какое время направлять.

Насколько определенно вы заявили, что ссуды, которые необходимы для покрытия недостатка средств на заработную плату, будут выплачены вовремя?

Татьяна ГОЛИКОВА:

- Доля фонда оплаты труда в бюджете Ульяновской области, по данным за 2003 год, составила 56,6%. По данным за первый квартал 2004 года - 57,6%. Это, конечно, ситуация критическая.

Вы задали вопрос по поводу того, насколько успеет помощь из федерального центра. Здесь все осуществляется в плановом порядке. Если соглашение о предоставлении бюджетной ссуды, за которой обращается регион, подписывается, то она в установленные сроки перечисляется. То есть у вас не должно быть никаких сомнений по поводу сроков и возможностей перечисления средств федеральным правительством.

Проблема в другом. Ситуация, которая складывается в сельских районах и муниципалитетах, это, безусловно, проблема органов власти самой территории, потому что на сегодняшний день ни Министерство финансов, ни Министерство образования и науки в своем мониторинге не может дойти до уровня муниципалитета. В данном случае отношения Минфина выстраиваются непосредственно с бюджетом субъекта. Дальнейшее урегулирование между регионом и местным самоуправлением должны осуществлять сами органы власти субъектов РФ.

Николай БЕЗБОРОДОВ:

- Не секрет, что 60% доходов Курганская область формирует за счет федерального бюджета. На выплату отпускных работникам образования Курганской области уже в мае, июне сего года потребуется 243 миллиона рублей, дополнительно на оздоровление детей-сирот, детей-инвалидов, ребят из малообеспеченных семей необходимо более 5 миллионов рублей. Поступят ли эти средства и если да, то когда?

Татьяна ГОЛИКОВА:

- Задолженность по зарплате по состоянию на 1 апреля в бюджете Курганской области оценивается в 9,2 миллиона рублей.

Финансовая помощь из федерального бюджета перечисляется в установленные сроки. И безусловно, когда наступает отпускной период, федеральный бюджет в опережающем порядке перечисляет финансовые ресурсы.

Что касается летней оздоровительной кампании, то обязательства по этому расходному полномочию на сегодняшний день принадлежат Фонду социального страхования и в небольшой части федеральному бюджету. Все необходимые решения по этому поводу приняты. Поэтому в рамках тех полномочий, которые федеральному правительству установил закон «О бюджете», все средства будут перечислены в полном объеме.

Михаил ЗАПОЛЕВ:

- Татьяна Алексеевна, судя по вашей информации, в этом году проблемы с выплатой отпускных в России учителям не будет. Дай Бог, чтобы это случилось. Но на всякий случай, если это не произойдет, назовите ваш рабочий телефон, чтобы можно было обращаться к вам за помощью.

Татьяна ГОЛИКОВА:

- Пожалуйста, 298-97-06.

Михаил ЗАПОЛЕВ:

- Но я, к сожалению, не получил ответа на вопрос депутата Смолина - какова цена повышения заработной платы госбюджетников? Она измеряется в какой-то сумме. Будьте добры, назовите ее.

Татьяна ГОЛИКОВА:

- Я не могу сейчас назвать эту сумму по той причине, что решения по всем категориям государственных служащих еще не приняты. А то увеличение, которое произошло, на сегодняшний день укладывается в пределы, определенные в законе, потому что оно осуществлено за счет сокращения численности госслужащих.

Итоги «правительственного часа» подвел Олег СМОЛИН:

- У нас ежегодно, но совершенно неожиданно наступает не только зима с замерзающими городами, но и лето с отпусками работников образования и других отраслей бюджетной сферы. И поэтому каждый год мы этот вопрос рассматриваем.

Мы признаем, что в этом году проблема отпускных будет решаться лучше, чем в предыдущие годы. По данным профсоюзов, число регионов - должников по заработной плате сократилось примерно в 2 раза, а размер самой задолженности - в 3 раза. Но, к сожалению, это практически единственный плюс, единственное достижение социальной политики в отношении интеллигенции, которое мы на сегодня можем констатировать.

Все остальные проблемы решаются плохо или очень плохо.

Вот лишь несколько примеров. Как сказала уважаемая Татьяна Алексеевна, и в этом году все-таки будет задолженность по заработной плате и отпускным летом. К тем регионам, которые уже назывались, можно добавить Республику Алтай, Кировскую область, возможно, Приморье и некоторые другие. Причем, по нашим оценкам, только в 72 субъектах РФ из 89 введен в действие закон о государственной ответственности за школу. Профсоюзы называют еще меньшие цифры.

Вторая проблема - это детские сады и учреждения дополнительного образования. Они не переведены на финансирование из бюджетов субъектов РФ, задолженность там еще больше и с отпускными ситуация будет еще хуже. Но по этим учреждениям у нас вообще нет данных.

Третье. Обострилась проблема, связанная с задолженностью по отчислениям во внебюджетные фонды в связи с вступлением в силу новой пенсионной системы. Только по образовательным учреждениям она в стране превышает 4,3 миллиарда рублей. Причем в итоге, когда педагоги, медики, работники культуры пытаются уйти на пенсию, им говорят: «Поскольку за вас не платили социальный налог, пенсия будет не просто бедняцкая, а нищенская».

Четвертая проблема - это оздоровление и отдых. Татьяна Алексеевна, вы не хуже меня знаете, что на зарплату и отпусные, которые мы даем учителю и врачу, можно отдыхать только на даче или на деревне у дедушки вместе с Ванькой Жуковым. Бюджет Фонда социального страхования практически разрушен. По данным профсоюзов, здоровье педагогов, медиков, работников культуры резко ухудшается. 26-процентный единый социальный налог, который ожидается, «угробит» социальное страхование полностью. Значит, нужны компенсации из бюджета.

Проблема пятая - коммунальные льготы. Не знаю ситуации по всей стране, но в моей родной Омской области сельских медиков и учителей пытаются отрезать от тепла, угрожают выселением и так далее. Здесь нет порядка на уровне страны в целом.

Проблема шестая - это тревога профсоюзов и в целом интеллигенции по поводу возможности введения отраслевых систем оплаты труда. Вы, наверное, знаете о законах, которые рассылались в субъекты РФ и которые предлагают оставить регион один на один с интеллигенцией, гарантируя только минимальную зарплату в 600 рублей.

Говорят, в кулуарах новый министр здравоохранения и социального развития Михаил Юрьевич Зурабов высказывался в том плане, что если не найдем деньги на федеральные гарантии, то не будем вводить отраслевые системы оплаты труда. Мы это заявление будем приветствовать. Но если все-таки будут отраслевые системы оплаты труда по прежней схеме, нам не миновать массовых акций протеста и социальной напряженности в стране.

Седьмое - уровень заработной платы. Правительство нам говорит, что индексирует ее в размере инфляции. Ее надо индексировать по росту прожиточного минимума. Зарплата в октябре 2003 года повышена на 33 процента, а прожиточный минимум с декабря 2001 года поднялся на 40 процентов. И в текущем году, по оценкам комитета по социальной политике прошлой Думы, вырастет еще на 16%. Значит, если мы не повысим заработную плату интеллигенции в конце этого года, то средний российский учитель, врач, работник культуры окажется на четверть беднее, чем был три года тому назад.

Восьмое. Невозможно объяснить интеллигенции, почему ей не платят нормальную зарплату при огромных дополнительных доходах бюджета. Об этих доходах частично Татьяна Алексеевна уже говорила. Если бы все деньги, которые за четыре года дополнительно получены бюджетом, были направлены на зарплату, то без напряжения региональных бюджетов мы могли бы повысить ее более чем в два раза. Нас не убеждают заявления экс-премьера Михаила Касьянова о том, что если повысить зарплату интеллигенции, то в магазинах нечего будет покупать. Нас не убеждает заявление министра финансов Алексея Кудрина о том, что мы не можем повышать заработную плату, потому что это деньги от нефти.

Если мы не можем повышать заработную плату, давайте выплатим учителям, врачам, работникам культуры и ученым лечебные деньги, скажем, в размере двух отпускных. Или, например, 13-ю заработную плату. Или годовую премию. Мы всегда можем найти, в какой форме это сделать, если боимся повышать заработную плату напрямую.

Когда-то Де Голь сказал, что культура - это нефть Франции. У нас пока есть и нефть, и культура. Но если мы и дальше будем поддерживать нашу интеллигенцию на прежнем уровне, кончится нефть, не будет ни культуры, ни человеческого потенциала.