Как утверждает сам Андрей Константинович, он за принятие в первом чтении закона «О собраниях, митингах, демонстрациях и пикетированиях» не голосовал (тоже позиция - и перед профсоюзом вроде бы чист, и партию власти не подвел отрицательным результатом). Но как говорят депутаты-одномандатники, Исаев был тем человеком, который ввел их в заблуждение: выступая перед ними как зампредседателя ФНПР, он сказал, что профсоюзы этот нужный законопроект поддерживают.

На заседании Президиума Исаеву предстояло доказать, что профсоюзный лидер, вступив в партию власти, все-таки может заботиться об интересах членов профсоюза. В полной мере ему это не удалось, зато Андрей Константинович достаточно широко проинформировал Президиум о той ситуации, которая сложилась на сегодняшний день в законодательной деятельности, связанной с социальной защитой россиян.

- Как известно, в Государственной Думе продолжает действовать группа «Солидарность», которая состоит из 30 депутатов, выразивших готовность к активному сотрудничеству с ФНПР. Мы надеемся использовать их потенциал для продвижения важных для нас идей.

Мы находимся в преддверии принятия очень непростых решений, касающихся социальной политики. Надеюсь, в июне этого года мы рассмотрим поправки в Трудовой кодекс. Напомню, проект закона о внесении изменений и дополнений в ТК РФ был принят в первом чтении еще Государственной Думой третьего созыва. Тогда была создана экспертная группа из представителей Комитета, профсоюзов, работодателей и Правительства РФ, которая рассматривает все поступающие поправки, и только после этого они выносятся на голосование депутатов. Поэтому в первом чтении был принят тот перечень поправок в Трудовой кодекс РФ, который не вызывал возражений ни у одной из трех сторон. Они носят в основном технический характер, убирают различные несуразности и несоответствия. Сейчас предстоит гораздо более тяжелая работа, потому что ко второму чтению остались поправки, по которым у профсоюзов, работодателей и представителей правительства есть серьезные разногласия.

Хрестоматийно известна ситуация со

142-й статьей ТК РФ, которая предоставила работникам право прекращать работу в случае задержки заработной платы, но не дала ответа на два вопроса: должны ли участники акции находиться на своем рабочем месте и как должна оплачиваться подобная приостановка? По поводу первого вопроса есть постановление пленума Верховного суда РФ. Он рассмотрел эту ситуацию и вынес решение о том, что работник не должен находиться на рабочем месте в момент приостановки работы.

Это логично, потому что человек полностью лишен средств к существованию и должен найти возможность прокормить свою семью. Что касается второго вопроса, то на него Верховный суд РФ намеренно не дал ответа, хотя мы не только призывали его к этому, но и предлагали две схемы: оплату в полном объеме и в размере 2/3 среднего заработка, исходя из того, что это простой по вине работодателя. Обе позиции Верховный суд РФ не принял во внимание, отложив рассмотрение вопроса до решения Госдумы.

Нам предстоит вести довольно серьезную полемику со своими оппонентами. В частности, они считают, что приостановка работы - это форма забастовки, что абсурдно, так как работу может прекратить один человек.

Мы хотим усилить позицию профсоюза через Трудовой кодекс. Президент поставил задачу преодоления бедности. Главный ключ к решению этой задачи - качественный рост заработной платы. А добиться его без усиления позиции профсоюза невозможно.

Что реально мы можем сделать? Более жестко прописать уровень ответственности работодателя за организацию и проведение коллективных переговоров, усилить позицию профсоюзов и расширить раздел, который называется «участие работников в управлении организацией».

Вероятно, в конце мая мы проведем «круглый стол» с участием профсоюзов, чтобы обсудить дальнейшую тактику, и в июне постараемся этот законопроект принять.

Должен ли коллективный договор распространяться на работников, не входящих в профсоюз?

На сегодняшний день жесткую позицию по этому поводу занимает Международная организация труда. Раньше положения коллективного договора распространялись у нас только на членов профсоюза и уполномочивших его лиц, но при этом каждый имел право заключать отдельный колдоговор. Мы добились того, что коллективный договор в организации может быть только один. МОТ «со скрипом» согласилась с таким положением вещей, но поставила определенное условие: в этом случае он должен распространяться на всех работников, в том числе не входящих в профсоюз.

Мы пытаемся обойти жесткую позицию МОТ. Я предложил два варианта записи. Первый - договор распространяется на членов профсоюза и тех, кто в установленном порядке уполномочил его представлять свои интересы. (Возникает вопрос: должны ли эти люди платить профсоюзу за защиту их интересов и на каких условиях?)

Второй вариант - отдельные положения и приложения к коллективному договору могут распространяться на отдельные группы работников. Поскольку члены профсоюза вполне отдельная группа работников, то в отношении них могут быть записаны отдельные положения в колдоговоре или в приложениях к нему.

Будут ли приняты поправки в закон «О профессиональных союзах»?

У нас есть проблема, связанная с 25-й статьей. Конституционный суд РФ признал ее первую часть, которая защищает профсоюзных работников от увольнения, не соответствующей Конституции.

Госдума приняла в первом чтении поправку в Закон «О профсоюзах», приводящую его в соответствие с 374-й статьей Трудового кодекса РФ. К сожалению, мы получили отрицательное заключение Правительства РФ и, что хуже всего, президента. Они поддержат предложенные поправки только в том случае, если мы уберем из 374-й статьи ТК положение о согласовании увольнения за неоднократное нарушение.

Мы решили так: пусть в чистом виде остается статья 374 ТК РФ, пусть продолжает работать вторая часть 25-й статьи Закона «О профессиональных союзах», которая предусматривает согласование вынесения взысканий профсоюзным работникам. Мы примем поправки в Трудовой кодекс, а после этого проведем совещание, чтобы понять, какие существенные изменения надо внести в Закон «О профсоюзах».

Кроме того, нам нужно готовить поправки в Закон «Об экстремистской деятельности», согласно которому прокурор может приостановить деятельность профсоюза на срок до полугода. Это нарушение Конвенции МОТ, где прямо сказано, что деятельность профсоюза не может быть приостановлена в административном порядке. Соответствующая поправка о том, что подобное решение может быть принято только судом, внесена мною в Госдуму.

Как относиться к снижению Единого социального налога?

Надо настаивать на замене ЕСН системой социального страхования. Это абсолютно грамотный и правильный подход. В предыдущей Думе я в течение двух лет откладывал рассмотрение любых вопросов по социальному страхованию до тех пор, пока не будет принято решение Российской трехсторонней комиссии, пока профсоюзы и работодатели не займут совместную позицию о возврате к нормальному социальному страхованию. Такой позиции нет до сих пор. Зато возникли предложения по снижению Единого социального налога. Какие аргументы приводят сторонники этого снижения?

Они довольно весомы, потому что сегодня ЕСН - самая налогооблагаемая статья расходов предприятия, составляющая 35,6% от фонда оплаты труда. Для сравнения: налог на прибыль равен 24%. Это означает, что у нового среднего бизнеса есть непреодолимый соблазн уводить зарплату в тень. Отработано огромное количество самых разных схем, не говоря уже о грубой «обналичке», которая существует вместе с фирмами-однодневками. По экспертным оценкам, от 30 до 50% заработной платы выплачивается «черным налом».

Это порождает несколько проблем. Во-первых, не действует в полном объеме Трудовой кодекс РФ, потому что этот документ может регулировать только легальные трудовые отношения. Во-вторых, при этом не действуют коллективный договор и соглашение, за работников не платят адекватный взнос в пенсионную систему, в результате они остаются без пенсии. В-третьих, не выплачивается подоходный налог, а это означает снижение финансовых возможностей субъекта Федерации по установлению заработной платы работникам бюджетной сферы.

Аргументы «против» тоже понятны, потому что ЕСН отчисляется в конкретные внебюджетные социальные фонды, средства из которых идут также на вполне конкретные цели. Минфин РФ заявил, что потеря внебюджетных фондов при снижении ЕСН будет полностью компенсирована за счет других налогов и в первую очередь за счет повышения экспортной пошлины на нефть, налога на добычу природных ископаемых.

Наша задача - добиваться того, чтобы при этом не снизились социальные гарантии трудящихся.

Какие пенсии нас ожидают?

Львиная доля ЕСН - 28% - идет сегодня в Пенсионный фонд. Деньги делятся на две части: 14% - отчисления, составляющие базовую часть пенсии, и мы добились того, что они не будут уменьшены. Сокращаются с 14 до 6 процентов те отчисления, которые идут на формирование страховой и накопительной части пенсии. В этом случае «выпадение» доходов Пенсионного фонда составляет 161 миллиард рублей с учетом индексации, которая должна быть проведена по закону в 2005 году. Минфин РФ дал слово, что эти деньги будут в качестве дотации перечислены Пенсионному фонду из федерального бюджета.

Вторая, более серьезная проблема, связана с накопительной частью пенсии. На сегодняшний день есть две возрастные группы: граждане 1953-1967-го и более поздних годов рождения.

У первой группы два процента из 14% отчисляются сегодня на накопительный счет. Теперь предлагается оставлять эти деньги в страховом взносе. В пользу этого предложения приводят следующие резоны: на сегодняшний день услугами частных компаний для размещения средств воспользовались 700 тысяч человек. Из них соответствующего возраста - 300 тысяч. В распоряжении государства оставили средства более сорока миллионов человек. Деньги, оставшиеся в Пенсионном фонде и направленные им во Внешэкономбанк, это не накопительная, а, по сути дела, уменьшительная часть, потому что доходность бумаг, в которые вложены эти средства, составляет 7% годовых, тогда как уровень инфляции - 12%.

В этой ситуации мало кто из граждан, родившихся в 1953-1967 годы, реально выиграл. Было бы лучше, если бы эти деньги становились страховой частью пенсии, которая постоянно индексируется. Она не накапливается, а идет на выплату текущих пенсий.

Но у этой проблемы есть и другая сторона: людям была обещана хорошая прибавка к пенсии (во всяком случае 300 тысяч разместили средства в частных компаниях), а теперь им говорят: правила игры меняются. В Государственной Думе, видимо, будут идти ожесточенные дебаты о судьбе этих средств, о том, каким образом людям будут компенсированы их потери, если правила изменятся. При этом у тех, кто родился в 1967 году и позже, накопительная часть будет существенно увеличена к 2008 году - до 8%.

Рассматриваются и другие варианты. Минфин и Минэкономразвития предлагали, чтобы 4% от заработной платы отчислялись в накопительную часть пенсии у всех работников. Мы выступили категорически против, потому что это фактически увеличение подоходного налога. Сейчас будет предложена система добровольного отчисления - любой работник, независимо от возраста, может, написав заявление, отчислять на свой накопительный счет 4%, а государство добавит ему еще 2% от фонда заработной платы, как премию из бюджета, но не более 2000 рублей в год. Однако для работника, получающего крупную зарплату, это вообще копейки. А для тех, кто зарабатывает 100 тысяч рублей в год, эта сумма примерно сопоставима с отчислениями в 4%. Есть и более радикальное предложение - государство будет добавлять не 2%, а просто 2000 рублей в год. Все эти варинаты сейчас обсуждаются, потому что отчисляемые суммы очень малы и ничего в жизни пенсионера решать не будут.

Единственным гарантом увеличения пенсий и заработной платы выступает президент, потому что он поставил перед Минфином довольно жесткую задачу - обеспечить рост реальных доходов пенсионеров. Алексей Кудрин дал слово, что Минфин в течение пяти лет гарантирует выплату соответствующих дотаций из федерального бюджета. Предполагается, что в течение этого времени произойдет рост зарплаты, который восполнит «выпавшие» доходы социальных фондов.

На мой взгляд, от сокращения ЕСН могут проиграть работники внебюджетных отраслей, потому что возникнет проблема с оплатой трех первых дней больничного листа за счет работодателей. (У бюджетников работодатель - государство, и оно будет платить. Но экономия бюджетов субъектов РФ на сокращении ЕСН составит 40 миллиардов рублей, и эти деньги нужно пустить на повышение заработной платы). Совершенно очевидно, что произойдет резкое сокращение количества больничных листов, а это значит, что Фонд социального страхования получит дополнительные средства. Мы, во-первых, отменим норму о том, что работник, проработавший меньше трех месяцев, получает 600 рублей (она была введена отдельной записью только на 2004 год). Во-вторых, мы восстановим оплату этих дней в полном объеме. Теоретически можно будет говорить о восстановлении санаторно-курортного лечения. У нас есть и другое предложение, менее радикальное, - освободить оплату больничных листов от подоходного налога. Это было бы очень логичным, потому что сегодня больничные листы - единственный вид социального пособия, которое облагается подоходным налогом. Минздрав наше предложение поддерживает, Минфин - против.

В первом чтении рассматривается закон «О профессиональных пенсионных системах». Он находится в ведении Комитета по финансовым рынкам и кредитным организациям. Тем не менее мы договорились, что посмотрим поправки, касающиеся работников бюджетной сферы, для создания профессиональных систем, которые обеспечивали бы и досрочный выход на пенсию, и накопление дополнительной пенсии.

Какой МРОТ нам нужен?

Первый вопрос - это размер МРОТ. Есть законопроект о его поэтапном повышении до уровня прожиточного минимума, принятый Государственной Думой во втором чтении.

Изначально позиция Правительства РФ была глубоко негативной, отрицательный отзыв дали все министерства и ведомства.

Переговоры с Михаилом Зурабовым показали, что новое правительство и новые министерства готовы обсуждать различные варианты принятия этого закона. По предложению Российской трехсторонней комиссии размер МРОТ должен увеличиваться не менее чем на 10 процентных пунктов в год.

Моя же позиция такова: «вырвать» у правительства любой план повышения. Основная проблема заключается в том, что на все наши предложения оно отвечает молчанием.

Поэтому, если мы сумеем добиться от правительства любых предложений, сформулированных конкретно (например, за какое время оно собирается повысить МРОТ до величины прожиточного минимума), это будет большое продвижение вперед. Потом мы сможем их корректировать. Главное, чтобы динамика была закреплена.

Еще один важный момент - с учетом мнения профсоюзов бюджетной сферы скорректирован законопроект об установлении почасовой минимальной зарплаты во внебюджетном секторе экономики. В чем его смысл? Сегодня МРОТ - единая конституционная норма для всех. Но во внебюджетном секторе экономики, за исключением двух отраслей (сельское хозяйство и легкая промышленность), зарплата выше прожиточного минимума. Если она устанавливается на уровне МРОТ, это значит, что налицо уклонение от уплаты налогов. (Например, зарплата генерального директора «Норильского никеля» - 600 рублей в месяц). Если бы мы добились повышения минимальной часовой ставки во внебюджетном секторе экономики, это вынудило бы работодателей большую часть зарплаты показывать легально, а значит, возрос бы подоходный налог. Следовательно, увеличилась бы возможность субъектов РФ платить зарплату бюджетникам.

Ввести два разных МРОТа, как это предусматривали отклоненные нами законопроекты, мы не можем. Поэтому предлагается для внебюджетного сектора ввести дополнительную норму - минимальную почасовую заработную плату, чтобы в месяц выходила сумма, превышающая МРОТ. Мы предлагаем установить ее в размере 10 рублей в час (1680 рублей в месяц). Законопроект направлен на заключение в Правительство РФ, но пока никаких ответов не поступало.

Какой может быть зарплата бюджетников?

На сегодняшний день никаких официальных предложений правительства об увеличении зарплаты бюджетников не существует. Был жуткий законопроект, подготовленный бывшим министром труда и социального развития Александром Починком, который даже постеснялся внести его в профильный комитет Госдумы. Официально Минтруд ничего не представлял, поэтому и обсуждать, по сути дела, было нечего. По этому вопросу состоялся разговор с новым министром здравоохранения и социального развития Михаилом Зурабовым и его заместителем Евгением Гонтмахером. У них более осторожный подход, чем у Починка. Гонтмахер, в частности, высказал предположение, что ЕТС не будет отменена с 1 января 2005 года. Только в здравоохранении стартует эксперимент по введению отраслевой тарифной сетки, который будет наложен на реформу системы медицинского страхования. После того,как будут подведены итоги эксперимента, с 1 января 2006 года, очевидно, реализуется переход к отраслевым системам оплаты труда в других бюджетных сферах.

Следующая проблема, с которой мы сталкиваемся: с 1 января 2005 года по закону о разграничении полномочий между федеральным центром и регионами ни один орган государственной власти не вправе принимать решения, затрагивающие бюджет другого уровня. Государственная Дума не может вмешиваться в расходную часть регионального бюджета. С этим напрямую связан вопрос об установлении заработной платы бюджетникам. Что мы предполагаем делать в этой ситуации?

Мы не можем принять решение об установлении с 2005 года обязательной для всей России сетки по оплате труда. Но мы можем записать в федеральном законе, что субъект РФ устанавливает зарплату не ниже федерального стандарта. Затем нам придется превратить сетку в федеральный стандарт, ниже которого регион не имеет права устанавливать зарплату работникам образования, здравоохранения, культуры. Если субъект РФ не может этого сделать, то Федерация должна будет возмещать дотационным регионам выпадающие доходы.

Это вопрос, к решению которого пока никто не приступал.

Тем не менее мы договорились, что в мае на заседании комитета заслушаем предложения министра здравоохранения и социального развития РФ Михаила Зурабова по реформированию оплаты труда работников бюджетной сферы.

Я задавал вопросы Алексею Кудрину, пытаясь выяснить, что планирует Минфин РФ в качестве расчетных ориентиров для разработки бюджета на 2005 год. Он сказал, что есть прямое поручение президента и заработная плата бюджетников будет проиндексирована. Конкретные суммы при этом не назывались.

Но когда мы утверждали бюджет на 2004 год, Госдума приняла постановление о том, что по итогам работы в первом полугодии правительство обязано внести предложение об индексации зарплаты бюджетников. Поэтому в июне мы будем ставить этот вопрос перед правительством и настаивать на индексации в этом году. В лучшем случае зарплату повысят с 1 октября 2004 года на 12% (коэффициент инфляции). Но шанс добиться этого весьма невелик.

Немного о льготах, которые предлагают заменить деньгами

Принято решение о том, чтобы льготы на оплату жилищно-коммунальных услуг не трогать, потому что рассчитать их стоимость в целом просто физически невозможно. Остаются льготы для ветеранов труда, Великой Отечественной войны, инвалидов, чернобыльцев и так далее. Для всех остальных Правительство РФ предлагает заменить льготы на денежные компенсации в размере от 300 до одной тысячи рублей в месяц. Предполагается, что в бюджете 2005 года на эти цели будет предусмотрено 164 миллиарда против сегодняшних 48 миллиардов. По понятным причинам ветеран труда, живущий в деревне или в малом городе, не использует льготы на проезд или на установку телефона. Такие ветераны выиграют при замене льгот денежными выплатами. Проиграют инвалиды и жители крупных городов. В связи с этим мы активно продвигаем предложение, которое предоставит людям возможность выбора: получать деньги или льготы по нынешней схеме. По расчетам Министерства здравоохранения и социального развития, 90% льготников предпочтет денежные компенсации.