Уважаемый Владимир Владимирович!

Обратиться к Вам нас вынуждает нынешнее положение российской школы, которое можно охарактеризовать как национальное бедствие. Решением федеральных властей изменен порядок финансирования школ. Согласно Федеральному закону от 7 июля 2003 года № 123-ФЗ, оно переведено с местного уровня на региональный. Эта, казалось бы, чисто техническая процедура кардинально изменила всю систему школьного образования и буквально потрясла учительские коллективы.

Теперь финансирование школ определяется размером субвенций, которые регионы выделяют местным бюджетам. Размер субвенции каждой школе зависит от количества учащихся, причем федеральный минимум на ученика городской школы составляет 5500 рублей, сельской - 9990 рублей. Региональный бюджет должен установить размер субвенции на уровне не ниже федерального минимума. Хорошо известно, что подавляющая часть регионов живет за счет дотаций и существенно поднять размер субвенции не в состоянии.

В результате подобного нормативного финансирования школы поставлены перед фактом резкого сокращения своих бюджетов, и это в середине учебного года.

Местные отделы образования уже лихорадочно подсчитывают, сколько сельских школ нужно закрыть в этом году, сколько учителей уволить, как перекроить школьную сеть. Директора школ планируют сокращение количества классов и, соответственно, увеличение их наполняемости, уменьшение нагрузки учителям, определяют кандидатов на увольнение. Школу лихорадит, а общественность и государственная власть пребывают в полном спокойствии.

Изменения в Закон РФ «Об образовании» приняты в июле 2003 года, когда в школах страны уже было утверждено штатное расписание на будущий учебный год по старой системе оплаты труда. Региональные власти определяли свои нормативы финансирования школ в конце года. Неужели в Правительстве РФ не знают, что учебный год не совпадает с финансовым?! Почему в очередной раз школу режут по живому?!

В лучших традициях российской бюрократии учительство России, да и общество в целом, поставлено перед фактом. Никакого гласного обсуждения такого принципиального вопроса, как порядок и размер финансирования школ, не было.

Вероятно, инициаторы очередной новации надеялись таким образом повысить материальное благополучие сферы образования. На деле же все получилось с точностью до наоборот. Финансовое обеспечение школ существенно уменьшилось. Это особенно затронуло хорошо работающие учебные заведения, в которых много учителей с высшими разрядами, где внедряются экспериментальные учебные курсы. Теперь для того, чтобы уложиться в отведенные жесткие нормы, необходимо увольнять часть учителей, увеличивать наполняемость классов путем их объединения, сворачивать внедрение программ развивающего обучения. Похоже, наше правительство наряду с нефтью нашло еще один источник пополнения бюджета - резкое уменьшение расходов на содержание школ.

Непонятен сам принцип новой системы финансирования школ. Все школы разные, как же можно их механически «подстричь» под одну гребенку? Что это за «коллективизация» народного образования? Вообще же механистический подход к школе, к гуманитарным и социальным проблемам стал за последние годы господствующим в действиях государственной власти. При таком подходе человек - это статистическая единица, малая величина, бездушная и бесплотная, которой в случае «высшей государственной необходимости» можно и пожертвовать.

Особенно ярко «арифметический» подход к сложным гуманитарным вопросам демонстрирует Министерство образования. Значительная часть министерских новаций ориентирована на количественную, а не на качественную сторону образования: сокращаются или вводятся отдельные школьные предметы, урезаются учебные программы, уменьшается количество часов преподавания, предлагается отмена оценок по некоторым предметам. С другой стороны, там, где модернизация затрагивает качественную сторону образования, министерство исповедует принцип заимствования отдельных элементов западной школьной системы, искусственно вырванных и не связанных с глубокими культурными традициями и самой философией российской школы. Попытка с наскока перейти на 12-летнее образование завершилась провалом, однако наше доблестное министерство не отчаивается и с маниакальным упорством внедряет Единый государственный экзамен, не обращая никакого внимания на массовые протесты ученых, работников высшей и средней школы, общественности.

Похоже, Министерство образования занято бесконечной модернизацией школы лишь для того, чтобы создать видимость активной деятельности. Подобное бездумное реформирование школы есть свидетельство абсолютной некомпетентности и безответственности.

Мы не говорим, что российской школе не нужны никакие преобразования. Они ей необходимы. Но любые изменения должны быть самым тщательным образом обоснованы, всесторонне изучены, экспериментально апробированы, согласованы с учительским сообществом и общественным мнением страны в целом. Этот путь длителен, но он необходим для принятия разумных и взвешенных решений.

Школа - консервативная социальная система. В ее консерватизме заложен глубокий смысл: сохранение культурных традиций, нравственных норм, моделей социализации личности. Ежегодно вносить новшества, бесконечно модернизировать систему образования - убийственно для школы. К сожалению, в действиях министерства и федеральной власти в целом мы не видим понимания фундаментальной роли школы в жизни общества, ответственного подхода к ее проблемам.

Бывший министр образования Владимир Филиппов на совещании в Тюмени заявил о том, что в 2005 году в России будет введена штатно-окладная система оплаты труда педагогов. То есть учителей хотят перевести на твердый оклад, что совершенно не учитывает специфики их труда. Эта очередная «реформа» - еще один пример механистического мышления чиновников.

В министерстве придумали новое понятие - «оптимизация сети средних учебных заведений», что в переводе с бюрократического языка на общегражданский означает закрытие школ. Усиленно подсчитывается, сколько учеников будет через 5-10 лет, сколько должно быть школ. Вроде бы все эти подсчеты нужны, но по умонастроению и образу действий министерства они скорее напоминают сводки ликвидационной комиссии.

Удар будет нанесен прежде всего по сельским школам. Большинству из них в скором времени грозит закрытие. Причем начало массового закрытия сельских школ начнется уже в этом году, так как денег на их содержание по новой системе финансирования нет. Министерским чиновникам нет никакого дела до того, что сельская школа - это не просто учебное заведение, это основа сельской жизни, сельской цивилизации. Закройте школу, и село за короткое время умрет. Сокращение сельских школ неизбежно, но делать это надо разумно, постепенно, а не тем обвальным способом, как предлагает Министерство образования.

Массовое сокращение учителей - это не просто планы, это уже вполне конкретные действия. Таким образом наше государство сокращает свои расходы. Где же сокращение чиновничества, о котором постоянно говорят? На деле чиновничья рать растет и крепнет, в том числе за счет сокращения учителей. А ведь по логике цивилизованного государства, при уменьшении учащихся объемы финансирования школы и качество образования должны возрастать. У нас же все происходит наоборот.

Чем руководствуется федеральная власть в своей деятельности, нам абсолютно непонятно. Что это за политика, при которой правительство богатое, а население страны - нищее? Стабилизационный фонд правительства превышает 100 миллиардов рублей, а местные бюджеты на грани выживания, уровень жизни большинства граждан нищенский, финансирование школ урезается, бесплатная медицинская помощь населению сокращается.

Уже более десяти лет массовая российская школа бедствует. Уровень оплаты труда учителя унизителен. В школу уже давно не идут молодые специалисты. Число педагогов и так сокращается в силу естественных причин старения. О каком увеличении финансирования школ сегодня можно говорить? Впору уже кричать: оставьте, ради Бога, тот мизер, что есть. Но не оставляют, продолжают «модернизировать». Нищее учительство, бедные школы - позор страны, считающей себя цивилизованной. Не меньший позор объяснять это кому-то в начале XXI века. Вы говорите об удвоении ВВП, об увеличении конкурентоспособности государства как о стратегических направлениях развития России. А человека-то забыли. Того человека, чей интеллектуальный и культурный потенциал на самом деле и есть богатство любой страны, его национальный продукт. Школа, один из главных производителей этого национального продукта, на грани окончательного развала. Где же государственная стратегия?

Уважаемый Владимир Владимирович! Хотим услышать Ваше мнение о том, какая школа нужна российскому государству. И нужна ли она ему вообще? Что Вы намерены сделать для исправления катастрофического положения российского образования?

Мы живем в провинции, а не в столице. Мы - обычные учителя, а не ученые и государственные мужи. Но в нынешней ситуации мы не можем молчать. Остановить разрушение российского образования, повернуть государство лицом к школе - это наша гражданская обязанность. Уверены, что своим письмом выражаем мнение очень многих своих коллег.

Учителя Дорогобужского района Смоленской области (226 подписей)