Нынешнее положение самого массового общеобразовательного учреждения страны - не столько результат его хронического недофинансирования, сколько последствия свертывания государственной помощи аграрному сектору страны. Если в советское время большинство сельских школ были объектами многоканального финансирования (бюджет, помощь сельхозпредприятия, прибыль от деятельности ученической производственной бригады), то сегодня практически все они финансируются из бюджета муниципального образования.

Многие проблемы сельской школы - следствие непродуманного реформирования аграрной и социальной сферы села в начале 90-х годов. Показательный пример: в 1998 году вице-премьер Валентина Матвиенко констатировала на годичном собрании РАО, что передача в 1992 году финансирования социальной сферы с федерального уровня на местный была ошибкой, но проблема до сих пор не решена. И лишь через пять лет в регионах России приступили к реализации федерального закона, который позволил вернуть ответственность органов государственной власти субъектов РФ за финансирование учебных расходов школ и в первую очередь за заработную плату учителей.

Стратегически верным шагом в реформировании села может стать развитие школы. В послевоенные годы в районах, пострадавших от фашистской оккупации, первым делом восстанавливали школы, потому что понимали: только образованные люди могут обеспечить подъем села. Школа - важнейшее звено в системе жизнеобеспечения. Ее наличие в том или ином населенном пункте дает жителю ощущение полноты, стабильности, целостности мира, а отсутствие - порождает чувство ущербности, обделенности, бесперспективности.

Как известно, сельские школы разные. В одной обучается всего один ученик, а в другой - более 1000. Различны и территории их расположения: поселок городского типа, пригород, центральная усадьба хозяйства, отдаленная деревня. Различаются школы и по уровню образования (начальные, основные, средние (полные), и по правовому статусу. На селе преобладают школы муниципальные, статус негосударственных имеют единицы. Появились гимназии, лицеи, школы с углубленным изучением отдельных предметов, но их немного. Активно развиваются общеобразовательные учреждения «школа-детский сад», действуют (к сожалению, без нормативного закрепления их статуса) школы полного дня, школы-комплексы, агролицеи и другие.

В последние годы в российском образовании появился новый термин - «мелкая школа». Это означает, что внимание руководителей, ответственных за модернизацию образования на селе, сегодня приковано прежде всего к малочисленным школам, точнее - к реструктуризации их сети.

За последние десять лет государственная власть в лице муниципальных органов не всегда эффективно, ответственно и справедливо распоряжалась предоставленным ей правом управления развитием образования в своем районе. Не секрет, что в большинстве сельских регионов многие проблемы социальной сферы решались путем сокращения расходов на образование. Не случайно многие местные власти, имеющие дотационные бюджеты, восприняли постановление о реструктировании сети школ как фактическое разрешение центра на оптимизацию расходов.

В Центральной России, в Поволжье идет насильственное насаждение такого варианта реструктуризации, как создание достаточно крупных учебных центров, в которые из сел и деревень будут свозить учеников. Однако социально-географические, экономические условия различных регионов кардинально отличаются. И если власти Ярославской области могут профинансировать приобретение автобусов, ремонт дорог, то в соседней, Костромской области решение этих задач проблематично.

Реакция учителей и родителей на намерение муниципальных властей закрыть малочисленные школы, не имея при этом хороших дорог и безопасного транспорта, неоднозначна. В одних регионах педагогическое сообщество организованно противостоит «политике оптимизации». В других дальновидную позицию заняли главы муниципальных образований, не форсирующие процесс закрытия малочисленных школ. В третьих учителя восприняли свертывание сети пассивно, как неизбежное явление, что во времена, когда можно активно защищать свои права, вызывает удивление. Учителя должны понимать, что преобразования, связанные с сокращением сети школ, - бомба замедленного действия, поскольку они заранее исключают возможности саморазвития сел и деревень.

Если в массовой практике будут реализованы рекомендации правительственного постановления, то каждая четвертая основная общеобразовательная школа на селе будет закрыта. Почти каждая седьмая средняя - реорганизована в основную. Школьные здания будут проданы или растащены. Но ведь надо смотреть не только на 2007 год, когда ожидается сокращение учащихся. При увеличении числа детей строительство новых школ маловероятно. Погоня за сиюминутной выгодой завтра обернется безвозвратной потерей школьных зданий, не говоря уже о потере территорий.

Обучение детей в отдаленной школе создает немало проблем социального и воспитательного плана. Сегодня в каждой пятой школе не обеспечена безопасность детей во время подвоза. Две трети опрошенных учителей признали факт задержки транспорта. Еще 60,7% сказали, что не выделены специалисты для работы с детьми, которых подвозят к школе.

Ученики, обучающиеся в «укрупненной» школе, остаются в стороне от внеклассной работы, трудовой деятельности, коллективных дел, возрастает их бесконтрольность, уменьшается безопасность, не организованы их питание, досуг, ограничены возможности дополнительного образования. В числе причин непосещения детьми школы 14% учителей указывают на ее отдаленность.

Утверждение о том, что в сельских школах качество образования намного хуже, чем в городских - во многом поверхностное суждение. Если проанализировать, кто из выпускников городских школ поступает в вузы, то окажется, что это в основном выпускники гимназий и лицеев, где образование частично платное. Причем плата осуществляется как за счет государства, так и за счет родителей. С учетом этой платы, особенно в крупных городах, затраты на обучение ребенка в сельской школе почти в два раза ниже. Более того, в России немало сельских районов, где число поступающих в вузы составляет 60-70% от выпуска. Но это те районы, где региональные власти уделяют большое внимание укреплению материальной базы школ, вводят региональные доплаты педагогическим работникам.

Беспокоит то, что модернизация образования на селе сводится в основном к реструктуризации сети школ. Нет честности и открытости в отношениях между учительством и властью.

Разнятся оценки осуществляемых мер. К примеру, создание в самарском селе школы, где одиннадцать (!) девятых классов, чиновники называют сказкой, а учителя - детским гетто. Создание передвижной лаборатории, обслуживающей по определенному графику малочисленные школы, которые остаются самостоятельными юридическими лицами, учителя называют «сказкой», а чиновники - «второй моделью реструктуризации». Вызывает сомнение научная обоснованность и продуманность эксперимента, согласно которому вместо директоров пяти-десяти школ остается один. Он руководит всеми школами, входящими в сеть и расположенными на значительном расстоянии от базовой. Реально ли это? Эффективна ли работа филиала без руководителя? Не об этой ли грошовой экономии в образовании на фоне неизбежных социальных потерь писал Е.М.Примаков в своей книге «Восемь месяцев плюс»?!

Региональные руководители по-разному видят последствия свертывания сети сельских школ. Отсюда и «набор» управленческих решений. Одни пытаются подавать формируемые на селе инвариантные модели образовательных учреждений как модели реструктуризации. Другие настойчиво держат курс на укрупнение школ. Третьи слепо следуют разработанным в центре моделям, многие из которых совсем не вписываются в реалии сегодняшней сельской жизни.

А между тем власти надо серьезно задуматься над проблемой кадрового обеспечения общеобразовательных учреждений, ибо движущей силой всех реформ был и будет сельский учитель. То, что педагог, воспитывающий новое поколение граждан, получает за свой труд зарплату, равную прожиточному минимуму, - признак упадка государства. Перспективы развития села неотделимы от развития школы, об этом забывать нельзя.

Марина ГУРЬЯНОВА, Владимир ОРЛОВ, научные сотрудники Института социально-педагогических проблем сельской школы РАО