О ее значимости можно было судить по участникам - заместителям глав Минобороны, Минэкономразвития, Минэнерго и руководства крупной компании «Транснефтепродукт» (ТНП), Генштаба, Тыла и видов Вооруженных Сил. Руководители учений были открыты для диалога с прессой, охотно разъясняя суть происходящего. Думается, ключом к его оценке может служить фраза первого заместителя начальника Генштаба генерал-полковника Юрия Балуевского. Он заметил журналистам, что учения - элемент военной реформы, шаг к новой армии России...

Один из трех

июльских дней

Учения проходили 15-17 июля. Пресса была приглашена на второй из трех дней. Их участники и журналисты проследили все этапы «путешествия» горючего от хранилищ и магистрального трубопровода компании до баков танков и БМП. Первой точкой стала линейно-диспетчерская производственная станция (ЛДПС). На подходе к ней по колонне автоцистерн нанесла удар «диверсионно-разведывательная группа». Вместе с военными автомобилистами нападение отразила охрана станции. Водители и ее персонал отработали выдачу горючего в армейские наливники. Затем гостей познакомили с технологией подключения к трубопроводу способом «холодной» врезки. Он позволяет организовать выдачу топлива войскам практически в любой точке магистрали.

В конце этого этапа начальник Тыла Вооруженных Сил - заместитель министра обороны РФ генерал армии Владимир Исаков вручил медали «За воинскую доблесть»: I степени - полковнику Виктору Южакову, II степени - старшему сержанту Александру Ломакину, сержанту Дмитрию Кривовязу, ефрейтору Андрею Бузмакову и рядовому Николаю Суслову. Ценные подарки получили полковник Анатолий Челпанов, старший прапорщик Иван Жмутин, рядовые Сергей Коротаев, Дмитрий Климович и Владимир Попович. А комбата Сергея Савельева замминистра поздравил с присвоением очередного звания, вручив ему погоны подполковника.

У колодца магистрального нефтепродуктопровода участники учений отработали порядок подключения к нему военного полевого трубопровода, оборудования перекачивающей станции. А завершающим пунктом маршрута стал полигон, где были развернуты полевой склад горючего, организована заправка техники - танков и БМП. Специалисты Тыла во главе с генералом армии Исаковым отрабатывали организацию снабжения топливом группировки войск в боевой обстановке.

И вновь заявили о себе «диверсанты». «Подожгли» первый и последний наливники колонны. Ударили из всех стволов. К «горящей» автоцистерне подскочила пожарная машина. Ее расчет окутал наливник толстым слоем пены, а подразделение, оборонявшее полевой склад, ответило огнем, атаковало «противника».

Затем настал черед воинов трубопроводных войск. Они прокладывали полевой трубопровод механизированным способом и вручную. Расчет машины ТУМ-150 делает это практически со скоростью пешехода, а трубопроводная бригада, как пояснили специалисты, способна в короткий срок протянуть «трубу» на сотни километров. У этих войск нет аналогов в армиях других стран. По словам начальника Центрального управления ракетного топлива и горючего Минобороны генерал-лейтенанта Геннадия Очеретина, они способны прокладывать полевые магистральные трубопроводы общей протяженностью свыше 16 тысяч км.

В заключение продемонстрировали новую технику тыла, в том числе проходящую испытания, - КамАЗы, «Уралы» и ГАЗовский бронеавтомобиль, полевые комплексы военной медицины. Лидером популярности из-за изумительного вкуса продукции был размещенный в контейнерах новейший полевой хлебозавод, хотя «гвоздем программы», на мой взгляд, стоило бы считать командно-штабную машину МТ-67. Ее «начинка» резко повышает оперативность и эффективность управления тыловым обеспечением войск в боевых условиях. Были представлены также образцы обмундирования и полевых продпайков, новый электроприбор, который позволит экипажам танков, БМП, самоходных артустановок в любых условиях обеспечить себя горячей пищей.

На следующий день полевая учеба перешла в фазу совместных белорусско-российских тактико-специальных учений с участием подразделений армий двух стран и «Транснефтепродукта».

Читатель вправе спросить: ну и в чем же реформа, облик новой армии?

Давайте разберемся.

С точки зрения военной

Учения уникальны прежде всего тем, что впервые в истории современной России ее армия взаимодействовала с крупной компанией, совместно отрабатывая снабжение горючим группировки войск в условиях «масштабных боевых действий». В реальной войне «цена вопроса», качества выполнения этой задачи - победа или поражение нашей страны и ее союзника.

О важности учений говорит уже тот факт, что они проводились не просто по ведомственным планам Минобороны, а по постановлению Правительства России. В отличие от традиционных войсковых маневров испытуемыми были не воинские подразделения и части, а, по сути, федеральные министерства и госкомпания. Затем к ним присоединились руководители министерств и ведомств Белоруссии.

Как рассказал генерал армии Исаков, решение о взаимодействии тыловых структур военного ведомства с «Транснефтепродуктом» было принято 2 года назад. С того времени Тыл Вооруженных Сил и компания на основании постановления Правительства России вместе работают над организацией условий хранения и выдачи нефтепродуктов. Учения, по словам замминистра, позволили проверить этот шаг, разработанные решения и убедиться, что все сделано правильно.

Досье

Открытое акционерное общество «Акционерная компания трубопроводного транспорта нефтепродуктов «Транснефтепродукт» (ОАО «АК «Транснефтепродукт») основано постановлением Правительства РФ № 871 от 30 августа 1993 г. 100% акций компании закреплены в федеральной собственности.

Управляет и эксплуатирует разветвленную сеть магистральных нефтепродуктопроводов через 9 дочерних трубопроводных обществ. Кроме того, в составе компании 7 специализированных дочерних обществ.

Предоставляет услуги по транспортировке светлых нефтепродуктов (дизельного топлива, бензина, керосина), производимых на 16 нефтеперерабатывающих заводах России и Белоруссии, занимается продажей нефтепродуктов, их краткосрочным хранением, предоставляет услуги по наливу нефтепродуктов на своих наливных пунктах.

Общая протяженность системы нефтепродуктопроводов - почти 20 тыс. км в различные регионы России, Украины, Белоруссии, Латвии, Казахстана, а также в страны дальнего зарубежья.

Объем транспортировки нефтепродуктов в 2003 г. составит более 26 млн. т., из них на экспорт - более 15 млн. т., на внутренний рынок - около 11 млн. т. В 2002 г. - 25,6 млн. тонн, из них на экспорт - 16,1 млн. т., внутренний рынок - 9,5 млн. т. Выручка в 2002 г. - 8,8 млрд. руб., прибыль - 2,9 млрд. руб.

Белорусский этап учений, организованный в соответствии с межправительственным соглашением о тыловом обеспечении региональной группировки войск двух стран, свидетельствует о продолжении интеграционных процессов между Россией и Белоруссией в военной сфере.

Начальник Генштаба генерал армии Анатолий Квашнин поднял на учениях еще одну проблему интеграции - создания единой региональной системы противовоздушной обороны Белоруссии и России. Он отметил, что фактически ее (то, что было в советские времена) и не разрушали, нуждается в доработке юридическая сторона дела. И особо подчеркнул, что у белорусских и российских военных нет никаких разногласий по поводу создания системы.

Окончание. Начало на стр. 3

В таком сочетании двух оборонных проблем стратегического свойства - обеспечение действий сухопутной группировки войск и противовоздушной обороны - видится реакция на уроки военных конфликтов последних лет: агрессии США и НАТО против Югославии, иракского «сценария».

Пространственный размах и участие в учениях армейских подразделений двух стран свидетельствуют, что руководство государства и Вооруженных Сил не только не исключает возникновения достаточно серьезной военной угрозы у наших границ, но и предпринимает шаги к созданию условий для эффективного ответа на нее.

Это вселяет надежду на то, что характер военного строительства в России будет адекватно отражать весь спектр реальных и перспективных угроз в оборонной сфере, чтобы эффективно парировать их, избавить тех, кто обладает немалой военной мощью, от соблазна стать нашими «оппонентами», создать предпосылки для разговора с Россией на языке военной силы.

Реформа

армии и экономики

Необычным было и то, что вопреки универсальному для всех армий мира принципу единоначалия учение возглавили два руководителя - генерал армии Владимир Исаков и президент ОАО «АК «Транснефтепродукт» Сергей Маслов. Впрочем, у такого решения есть своя здравая логика. Военному ведомству противоестественно командовать коммерческой компанией, а ей неправомерно вмешиваться в действия войск. Каждый из партнеров и в мирное время, и на войне должен нести «свой чемодан» и свою долю ответственности за оборону страны. И сообща, слаженно делать общее дело. Это показатель того, что военная реформа вышла за пределы армейских штабов и военных городков, коснулась гражданских структур, так или иначе причастных к обороне России, военной организации государства.

Еще одну грань высвечивает оценка замысла учений начальником Генштаба Анатолием Квашниным. Он отметил, что такой качественно новый элемент, как обеспечение топливом группировки войск из магистрального трубопровода, с одной стороны, во многом экономит силы и средства, а с другой - способствует скрытности тылового обеспечения. Иными словами, новое решение важной оборонной проблемы снижает затраты и повышает эффективность, тем самым меняя соотношение «цена-качество» в пользу Вооруженных Сил, обороны страны. Эта мысль прозвучала и в диалоге прессы с руководителями учений. На вопрос о том, сколько сэкономит армия, генерал Исаков ответил, что суммарный экономический эффект - полмиллиарда рублей. Минобороны снижает свои расходы за счет использования мощностей компании. Благодаря этому Тыл Вооруженных Сил уже ликвидировал 24 склада горючего и планирует расформировать еще два десятка.

Значит ли это, что армия ликвидирует свои запасы? Замминистра обороны пояснил, что вопрос уничтожения военной системы снабжения топливом не стоит. Будет сокращено лишь то, что не нужно.

Накануне учений сообщение пресс-службы компании высветило важный нюанс. Система российских магистральных нефтепродуктопроводов изначально создавалась в том числе и для выполнения военно-стратегических задач. Ныне «Транснефтепродукт» (ТНП) в приоритетном порядке развивает эту систему с выходом к Балтийскому и Черному морям, что значительно повысит возможности обеспечения потребностей экономики страны и ее обороноспособности.

Следовательно, укрепляя сотрудничество с армией, компания возвращается к изначально отведенным ей государством оборонным задачам. Но в принципиально иных правовых и экономических, рыночных реальностях новой России прежний опыт непригоден. Потому-то поиск решений и формирование основ взаимодействия коммерческой компании с бюджетной госструктурой (армией) непросты.

Обобщающий взгляд на проблему, поднимающий ее видение на более высокий уровень, высказал заместитель министра экономического развития и торговли Владислав Путилин: «Мы здесь видим и направление реформирования экономики с точки зрения взаимодействия бизнеса и государственных институтов. То есть когда задача обороны и безопасности в стране решается за счет всех экономических возможностей, а не только военного бюджета».

Особую весомость этим словам придает то обстоятельство, что прозвучали они не «со стороны», а от Минэкономразвития.

Государство - бизнес - оборона

Компактную, но сильную, боеспособную армию не создать без ее очищения от тяжкого груза второстепенных, побочных, затратных задач. Не только от строек собственными силами, уборок урожая, разнообразного «самообслуживания» из-за безденежья. Речь о том, чтобы передать гражданским компаниям, предприятиям и организациям те функции, которые они выполнят эффективнее и с меньшими затратами, чем армия.

В этом отношении ценность взаимодействия ТНП и Минобороны трудно переоценить. Оно подсказывает пути такого реформирования экономики и военной организации государства, которое повысит активность бизнеса в сферах обороны и безопасности. Поэтому значение опыта ТНП может выйти за рамки снабжения горючим. Уточню: в том случае, если на его основе сформировать выверенную, работоспособную систему взаимодействия силовых структур и бизнеса. В ней нужны ясные, четкие, единые для всех «правила игры», которые обеспечивали бы баланс интересов и государственное стимулирование бизнеса, занятого в сферах обороны и безопасности, его «прозрачность» и госконтроль, повышенную, отвечающую требованиям национальной безопасности стабильность партнерства с силовыми структурами и запас прочности, надежные гарантии выполнения гособоронзаказа в любых условиях, включая войну. Чтобы бизнес четко знал и выполнял «свой маневр», вероятно, понадобятся новые законодательные нормы, быть может, даже «мобилизационные» законы.

Пока же ситуация вызывает ряд вопросов. Не «персонально» «Траснефтепродукту». Компания выглядит респектабельно, надежно. Вопросы о том, в каких условиях строится взаимодействие армии и бизнеса. Ведь его вовлечение в оборонную сферу - один из путей укрепления национальной безопасности. Поэтому важно выявить то, что может помешать движению по этому пути. Попробуем на примере ТНП разглядеть ряд общих проблем.

В 2002 г. чистая прибыль ТНП выросла на 74,8% при росте объемов транспортировки нефтепродуктов менее 3%. Причина - изменение тарифов. Предел - 70%, а средний уровень - 40-45% от железнодорожного. Разница солидная. Очевидно, у Минобороны и ТНП, как двух государственных структур, здесь не будет проблем. Но в принципе, развивая взаимодействие с бизнесом и поставив себя в зависимость от него, армия может столкнуться с игрой на повышение тарифов, цен и т.п. Есть ли правовая защита от такой игры?

Кстати, общаясь с прессой на полигоне, генерал армии Исаков, отметил, что финансирование Тыла Вооруженных Сил стабильно, но его сегодняшний уровень - 65% потребности. К тому же, страна не застрахована от «черных» вторников и четвергов, повторения обвала 17 августа, а Вооруженные Силы - от повторения былого хронического недофинансирования. Минобороны в пики кризисов могло кое-как перебиться за счет своих запасов. Ликвидировав их, армия в таких ситуациях окажется беспомощна. Как поведут себя поставщики, если Минобороны окажется неплатежеспособным? Будет снабжать в долг?

Этот вопрос актуален еще и потому, что экономические обвалы могут быть спровоцированы резким нарастанием военной опасности и началом агрессии против России. Как быть в этой ситуации коммерческой компании - разориться во имя высших интересов или сохранить бизнес, предав национальные интересы? Как застраховать оборону страны от подобных тупиковых ситуаций, а бизнес от столь тяжкого выбора?

Настораживает и то, что трубопроводы ТНП старые. Изношенность - свыше 70%. На развитие нужно 1,6-1,8 млрд. долларов, а пока речь о 75 млн. кредита ЕБРР и переговорах о 150 млн. Способна ли компания при таком износе «трубы» и возможностях кредитования не допустить снижения работоспособности системы, полностью и своевременно обеспечивать нужды обороны в топливе, особенно в военное время, когда потребности войск резко возрастут?

ТНП прорабатывает с Европейским космическим агентством проблему контроля над трубопроводами с орбиты. Если он будет организован, за «трубой» будут следить иностранные спутники. Значит ли это, что на скрытности, которую в числе преимуществ назвал начальник Генштаба, будет поставлен крест? Проблему можно поставить шире: как при сегодняшней открытости, международном сотрудничестве обеспечить сохранение бизнесом оборонных гостайн, к которым он причастен?

В 1998 г. постановлением правительства «Транснефтепродукт» внесен в перечень акционерных обществ, которые производят продукцию, товары, услуги, имеющие стратегическое значение для национальной безопасности. Госконтроль обеспечен тем, что их акции - в собственности Российской Федерации и не подлежат досрочной продаже. Неясно, правда, до какого срока. К тому же, приватизация продолжается, и может появиться новое постановление. Есть ли четкие законодательные гарантии от «разгосударствления» ТНП и подобных ему АО стратегического значения, а также выполнения задач национальной безопасности негосударственными АО и госконтроля над ними?

Впрочем, не главное, государев ли коммерсант, как стопроцентно государственный «Транснефтепродукт», или частный. Ведь ныне немалую часть оборонного заказа выполняют негосударственные предприятия. И доля их будет расти. Главное - не форма собственности, а надежность и качество выполнения оборонзаказа, мера ответственности.

Армия и ТНП - структуры государства, а нефтедобытчики и переработчики - негосударственные. Но именно они наполняют «трубу». Есть ли гарантии того, что в «особый период» (во время войны) по сценариям, аналогичным югославскому или иракскому, когда потребуются большие объемы топлива для боевых действий многочисленных группировок войск, «частники» будут бесперебойно выдавать их «Транснефтепродукту»?

Мне не удалось найти в законодательстве ответ на этот вопрос, норму, обязывающую быть безусловными патриотами в отношении гособоронзаказа. Хотя бы во время войны. Один из коллег убеждал меня, что как только гром грянет - мужик (в Госдуме) перекрестится. Парламентарии вмиг наштампуют законы на «особый период». Предполагаю, что за этот «миг» успеет пройти несколько войн.

Отсюда еще один вопрос: зачем ждать войны, чтобы с ее началом вгонять бизнесменов в шок, создавать панику, неразбериху, если все можно отработать заранее? Пока есть время. Будет ли оно к исходу первого десятилетия XXI века, если не укрепим армию, оборону? Не уверен!

Стоит подумать: как гарантировать права собственности бизнесмена-оборонщика на «особый период», одновременно обеспечив, может быть, даже против его желания, продуктивную работу этой собственности во время войны на гособоронзаказ?

И самый «долгоиграющий», но, увы, пока неразрешимый вопрос. За все годы после принятия президентского Указа о финансировании обороны на уровне 3,5% валового внутреннего продукта (ВВП) это требование ни разу (!) не было выполнено. И на будущий год предварительные прикидки - 2,6% ВВП. То есть, 74% от установленной президентом нормы.

Чем платить бизнесу, когда передадим ему ряд стратегических задач? Неужели он будет работать на армию в долг, в убыток, до полного разорения? Или будем соскребать для него все, что есть, отказывая войскам в удовлетворении самых вопиющих нужд? Нужны государственные гарантии от краха и бизнеса, и обороны страны.

У нас вдоволь концепций, основ, программ. Но пока все они не дали ни полного финансирования всех нужд армии, ни ее оснащения новыми вооружениями и техникой, ни решения социальных проблем военных. А заявления парламентариев, экспертов, представителей общественности о том, что военное строительство и военную реформу надо переводить на долговременную программную основу в форме законов, обязательных для всех, остались гласом вопиющего в пустыне. Даже проект закона о военной реформе, «побродив» по парламенту, канул в Лету.

Яснее ясного: чтобы вовлекать бизнес в сферу обороны, надо сначала обеспечить надежную платежеспособность армии. Иначе самые блистательные схемы взаимодействия рухнут, похоронив под собой обороноспособность, национальную безопасность, а при определенных условиях и страну.

Миролюбивый читатель упрекнет меня в том, что твержу об «особом периоде», требую оценки мерками войны. Но извините, армия нужна государству и народу, чтобы готовиться к защите Отечества или воевать. И только если она готова к войне, можете спать спокойно. За рубежом в политическом и военном руководстве самоубийц нет. Если же страна не готова и не способна защитить себя, вот тогда никакое миролюбие не гарантирует, что Россия не повторит трагичный опыт Югославии или Ирака. Потому-то и бизнес, вступающий в сферу обороны, должен принять и выполнять все правила и законы этой сферы, его готовность действовать в «особый период» должна быть такой же, как у войск. И ответственность тоже.

Еще раз подчеркну: все поставленные мной вопросы - не «персонально» к «Транснефтепродукту». Его взаимодействие с армией заслуживает самых добрых слов. Справедливо замечание генерал-полковника Балуевского на учениях об облике новой армии. Шаг к нему - «Стратегическая магистраль - 2003». Объективно она нацелена на укрепление обороны страны.

Очень важно, чтобы этот опыт не увяз в трясине многолетних проблем финансирования армии, повторялся другими компаниями, способствуя укреплению обороны за счет их возможностей. Проблема в том, чтобы, передавая часть забот Вооруженных Сил бизнесу, государство эффективно обеспечивало рост надежности и качества решения оборонных задач.

Когда номер был подготовлен к печати, накануне Дня Тыла Вооруженных Сил его начальник - заместитель министра обороны РФ генерал армии Владимир Исаков пригласил в свой кабинет журналистов. Состоялся большой, содержательный разговор, который наряду с широким спектром проблем коснулся и прошедших учений, вопросов, поднятых в этом материале. О них и многих других актуальных аспектах жизнедеятельности Тыла Вооруженных Сил, его вузах «Военное образование» будет рассказывать читателям.