Досье «УГ»

Владимир Иванович АНИСИМОВ. Родился 1 мая 1948 года в Смоленске. В 1973 году окончил Московский энергетический институт. Трудился на предприятиях Смоленска. С 1977 года - на партийной работе. В 1985 году избран первым секретарем Заднепровского райкома КПСС, затем первым секретарем Смоленского горкома КПСС. В 1989 году окончил Академию общественных наук. В течении трех лет возглавлял Смоленский городской Совет народных депутатов, с 1997 года - первый заместитель главы администрации Смоленской области. 6 января 1998 года избран председателем Смоленской областной Думы второго созыва. С 28 января 1998 года по 31 декабря 2001 года являлся полномочным членом Совета Федерации РФ (комитет по делам Содружества независимых государств).

30 мая 2002 года избран председателем Смоленской областной Думы третьего созыва.

Владимир АНИСИМОВ, председатель Смоленской областной Думы:

- Хочу, чтобы все поняли: реформа сельской школы - это не моя личная блажь, а экономическая необходимость. Идут годы, меняются бюджеты. В 1989 году мы работали с бюджетом в 500 миллионов долларов, сегодня работаем с бюджетом в 300 миллионов долларов. Главная задача для нас - те средства, которые мы имеем, использовать с наибольшей пользой для общества, для учительства, для образования.

Профсоюз упрекает нас в том, что Дума приняла неправильное решение, утверждая бюджет на нынешний год. Мы эти упреки принимаем, но у нас есть возможность каждый квартал вносить коррективы, вместе с губернаторам пересматривая бюджетный процесс. Тем более что сейчас введено казначейское исполнение, заработала Счетная палата, и каждый рубль находится под контролем.

Какая бы реформа ни была, бюджетная составляющая финансирования образования будет только возрастать.

Но я хочу поставить проблему немного шире. Сейчас мы должны не только заниматься реформированием сельской школы, но и подумать: нужны ли нам продавцы мяса на рынке с музыкальным образованием, надо ли нам готовить танцовщиц для московских казино? Ведь на их подготовку уходят бюджетные средства. Мы должны точно знать, сколько области нужно учителей, врачей. Может быть, хватит уже восхищаться кадетским корпусом имени фельдмаршала Кутузова, ведь детей, у которых погибли отцы, там почти нет. Должен ли бюджет содержать институт искусства, музыкальные и художественные школы? С помощью профсоюза нам надо все тщательно проанализировать, посмотреть, сколько выпускников востребовано, кто и куда трудоустраивается. Все это дополнительное образование, и если родители хотят его дать своим детям, то пусть платят, не отбирая средства у казны, у других образовательных учреждений, в том числе у сельской школы.

Сегодня мы серьезно думаем о том, нужен ли нам областной институт усовершенствования учителей. Дума этот вопрос окончательно еще не решила. Переподготовка врачей у нас в области осуществляется на факультете Медицинской академии, учителей - на базе обособленного учебного заведения. Можеть быть, эффективнее было бы создать такой же факультет в Смоленском педагогическом университете.

Я - депутат от Руднянского района и по возможности объехал все школы, посмотрел, как они работают. Лично меня не очень вдохновило, что есть сельская школа, выпускники которой прекрасно поступают в институты, конкурируют со своими городскими сверстниками, а рядом, за четыре километра, - другая школа, где 9 учителей учат 13 ребят. Мы загоняем детей в неконкурентную среду, они даже в ПТУ не поступят при таком уровне знаний. Надо либо купить автобус, либо помещать учеников в интернаты при школах и давать образование таким образом.

Прямую ответственность за получение образования детьми несут руководители районов. Но у нас все больше и больше районов, которые не зарабатывают себе на зарплату. Главы говорят, что им негде взять деньги. Но давайте проанализируем историю районов, вспомним, чем они жили. Я удивился, когда узнал, что Демидовский район, который сейчас «засыхает», до революции выращивал табак, и в Смоленске были две табачные фабрики. В Красном было два сахарных завода. Это же наше с вами благополучие, наша зарплата. Если мы не будем думать и зарабатывать, а будем только кричать, результата мы не получим.

Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник

Учителя возмутились тем, что сельские школы сокращают. Им в ответ спикер областной Думы предложил ни много ни мало - проанализировать, почему в районных бюджетах средств на школы не хватает. Дескать, хотите получать зарплату - думайте, где взять деньги. Следующим, очевидно, будет предложение наладить экономику районов, открыть перспективные производства, платить налоги в областной бюджет и следить за тем, чтобы бюджетные средства тратились по назначению. Не бизнесменов и производственников просит об этом руководитель областной Думы, а нищих бюджетников.

Смоленская область считается в России одной из самых бедных. Дескать, не на чем ей зарабатывать деньги. Но вот что поразительно: в последнее время смоленские предприятия приобретают москвичи. Значит, не так уж они нерентабельны, если тертые столичные калачи не боятся вкладывать в них деньги.

Сельская интеллигенция может сколь угодно долго анализировать экономику районов, но что последует за этим - большой вопрос. Скороее всего, ничего. Ведь даже когда учителя говорят о своем, сокровенном, о том, что детей надо учить, школы не закрывать, а педагогов не увольнять, их никто слушать не желает. Дескать, накладно бюджету содержать школы, где мало учеников, незачем готовить учителей музыки и танцев, уезжают музыканты и танцоры в большие города. Руководитель Думы любит обращаться к землякам так: «Милые мои!». Мы же обратимся к нему: «Милый наш! Скоро из деревень все уедут, и специалисты, и дети, некому будет не только анализировать экономику, но и просто жить в селах, где эта экономика могла бы встать на ноги. Об этом-то Дума думает?!».

У Смоленской области есть две дороги - старая и новая. Что проку от этих дорог, спросите вы. Но не у нас ищите ответ на этот вопрос, а у своих соседей. Например, в Пензенской области, где думают не о закрытии школ, а о процветании сел, в которых эти школы работают. Под руководством губернатора и областной Думы там реализуют программу развития сельской инфраструктуры. Начинается все с того, что собирают молодых людей - уроженцев того или иного села, отслуживших в армии или получивших образование. В городе им устроиться проблематично, там квартиры на вес золота. Областные власти предлагают парням поучиться менеджменту, получить другие необходимые знания, получить кредит для того, чтобы начать работу. Из пятнадцати человек за нее могут взяться пять или шесть, но администрацию это не смущает, она не считает, что деньги потрачены зря. С чего начинают молодые бизнесмены? Со строительства элементов инфраструктуры того участка дороги, что прилегает к их селу. Кафе, ресторан, закусочная, гостевые домики для горожан, которые хотят отдохнуть на природе... Молодые люди открывают небольшие производства, получают доходы и не уезжают из села. Но им ставят одно условие - платить налоги в местный бюджет и заботиться о сельской инфраструктуре: о школе, которая превращается в культурно-просветительский центр, о магазине, о почтовой и телефонной связи и так далее. Пензенским властям в голову не приходит экономить на школе, потому что они думают не об экономии, а об экономике, что куда важнее. Знают ли об этом в Смоленской области? Судя по выступлению Владимира Анисимова, нет.

Зато думают о том, как бы закрыть местный Институт повышения квалификации учителей. Тоже, дескать, накладно содержать лишнее здание и лишние руководящие кадры. Так считает комитет по социальной политике областной Думы, в составе которого нет ни одного специалиста-педагога. Институт обратился к нему с просьбой увеличить финансирование. В ответ депутаты предложили институт закрыть, а его функции передать факультету, который нужно, по их мнению, создать при местном педуниверситете. Вся Россия вот уже долгие годы ведет дискуссию, где и как переподготавливать учителей. Выходит, в Смоленской области все решают быстро и просто, без всяких дискуссий. А зачем дискутировать, учитель ведь все стерпит - и сокращение школ, и увольнение коллег, и маленькую зарплату. Но ошибаются депутаты, не будут учителя терпеть, не станет равнодушно смотреть на происходящее профсоюз. А это значит, что предстоит упорная борьба за права педагогов, в которой «экономисты» победителями не станут.