Галина СКУРАТОВА, специалист Большереченского района Омской области:

- Руководители нашей области серьезное внимание уделяют подготовке учителей сельских школ. По инициативе губернатора открыт филиал Омского педагогического института в районном центре - городе Таре. Сейчас выпускники пяти северных районов области могут получить образование недалеко от родного дома. Почти в каждом районном центре, в том числе в поселке Большеречье, открыты филиалы педагогического института, где можно получить образование заочно.

Ирина ГИЛОЕВА, заведующая информационно-методическим центром Олонецкого района Республики Карелия:

- Положение сельского учителя напрямую зависит от позиции руководителя сельхозпредприятия. Яркий пример: совхоз в Видлице уже третий год работает с прибылью. На его полях трудятся участники производственной ученической бригады. Дети зарабатывают деньги и для семьи, и для школы. Выпускники возвращаются на работу домой, потому что принципиальная позиция руководителя совхоза В.Степанова такова: будущее предприятия напрямую зависит от благополучия села и состояния образования. Степанов помогает школе, школа помогает совхозу. Налицо взаимная заинтересованность, следовательно, и общая выгода.

Иван РАЗДЫМАЛИН, педагог-психолог школы села Костенки Воронежской области, член-корреспондент РАО:

- Решающее значение в модернизации образования имеет перестройка сознания учителя. Ему важно осознать необходимость повышения качества образования путем совершенствования методов обучения с максимальным использованием учебно-наглядных и технических средств. У детей возрастает негативное отношение к учебе. Многие из них не видят в ней смысла, ведь люди с высшим образованием живут хуже тех, кто дипломов не имеет. Чтобы поступить в вуз, нужно много денег. А у большинства сельских семей их нет.

Сегодня более половины учащихся не усваивают учебный материал. На то есть много причин - и педагогического, и психологического, и социального характера. Одна из них - учебники, которые за небольшим исключением написаны по трафарету. В них отсутствуют задания исследовательского, творческого плана, мало актуальных практических работ, связанных с реалиями сельской жизни. Знания на уровне запоминания быстро улетучиваются. Ученик не познает радости удачных находок при решении задач различной сложности и трудности. Немало учебников представляют собой ребусы, которые без помощи учителя не отгадать.

Полина КЛОЧИНОВА, директор Центра социальной педагогики и социальной работы Боровского района Калужской области:

- Однажды мы пригласили учителей на семинар и попросили их посмотреть на самих себя со стороны глазами коллег. Многие поступки педагогов выглядели далеко не приглядно. Тогда мы спросили учителей: а в чем виноваты дети? Разве они не стали заложниками модернизации общества, кто их поймет и поддержит, если не родители, не учителя? Почему мы трудности нашей взрослой жизни проецируем на детей? Педагоги ответили нам вопросом на вопрос: а кто защитит учителя от агрессивности учеников, от вызывающего поведения некоторых подростков, от откровенного цинизма и хамства отдельных детей?

Толерантность должна быть присуща прежде всего учителю. Тогда можно научить детей быть терпимыми, уважительными к старшим.

Монгуш Кара-кыс Кожай-Ооловна, директор Межегейской средней школы Тандинского района Республики Тыва, кандидат педагогических наук:

- В селе Межегей было три детских сада. Два закрыли, остался один. Хозяйство развалилось, люди оказались без работы, у родителей нет денег, чтобы дать детям образование после окончания школы. Мы три года добивались, чтобы в нашем селе открыли филиал СПТУ №1. Теперь многие ребята после школы идут в училище и осваивают сельскохозяйственные профессии: машиниста-тракториста широкого профиля, бухгалтера, овощевода и повара.

На всех совещаниях я обращаю внимание на то, что социальный педагог, который работает на личность, на семью, на их нужды, - один из самых востребованных специалистов. В моей школе шесть социальных педагогов принимали участие в эксперименте по апробации этого нового для села института. После завершения эксперимента они продолжают работать в школе.

Я считаю, что нужно создавать условия для сельского учителя. Кто будет уважать такого педагога, который вынужден вести подсобное хозяйство, у которого не остается времени на подготовку к занятиям, на знакомство с условиями жизни учеников, их семей? Государство должно обратить внимание на проблемы учителя. Но и самому учителю нужно стараться, чтобы выжить, завоевать авторитет.

Людмила ШЕЯНОВА, заведующая методическим кабинетом Департамента образования Тутаевского муниципального округа Ярославской области:

- В глазах каждого учителя я читаю вопрос: что ждет школу завтра? Детей становится меньше, первые классы не набираются. Средства массовой информации, чиновники всех рангов наперебой обещали, что в условиях оптимизации сельской школы повысится качество образования, что в каждом учебном заведении будет функционировать компьютерная сеть с подключением к интернету. А перед глазами стоят нищие школы с облупленными стенами.

Ни для кого не секрет, что учитель первой категории получает после повышения зарплаты в октябре 2003 года 2209 рублей. Это значительно меньше прожиточного минимума, поэтому учитель не может ни одеть, ни прокормить своего ребенка, ни дать ему хорошее образование. Работать учителю приходится в холодном, плохо оборудованном и освещенном кабинете, на стенах которого висят пожелтевшие таблицы, рваные карты, старые, печально взирающие вокруг портреты ученых, писателей, полководцев. Зная это, молодые специалисты после окончания педвуза проходят мимо школы. А в школе остаются только аскеты, альтруисты и идеалисты. Но это уже люди предпенсионного и пенсионного возраста, привыкшие работать не за страх, а за совесть. Они - униженные и оскорбленные - должны воспитать будущих строителей развитого капитализма. Такая ситуация отнюдь не способствует успешному решению задач модернизации образования.

Молодые учителя в сельской школе - большая редкость. Они выбирают место работы, способное обеспечить им достойную жизнь, они мобильны и смелы. Они не считают нормой, в отличие от старших коллег, нагрузку в 26-30, а порой и 36 часов. Они хотят вести 18 часов в неделю, работать с методической литературой, развивать во внеурочное время творческие способности детей, а не бежать после уроков к корове и грядкам. Наш учитель, испытывая «космические нагрузки», получает заработную плату, которой, согласно прожиточному минимуму, не хватит семье даже на неделю. А мы ждем от него высоких показателей. Качество образования, как и урожай, на нищей почве не вырастет!

Татьяна БЕЖАНОВА, директор Вороновской средней школы Подольского района Московской области:

- Время показало, что в штатное расписание необходимо вводить узких специалистов, обеспечивающих социально-педагогическую помощь детям и их семьям. В сельской школе должен быть учитель-логопед (ребята из неблагополучных семей приходят, как правило, с нарушениями речи), социальный педагог, дефектолог.

Для закрепления молодых учителей в сельских школах необходимо решить несколько очень важных вопросов на уровне местного самоуправления. Нужно предоставлять бесплатные детские сады для детей педагогов, давать беспроцентные ссуды, предусмотрев их возврат через два года работы.

Когда я приняла школу, у меня было 18 учителей. За 8 лет мы получили 8 отдельных квартир и 4 коммунальные. Через десять лет работы учителя в школе квартира переходит в его собственность. Это избавляет педагога от постоянной «крепостной» зависимости и в то же время предупреждает текучесть кадров.

Серьезная проблема - вооружение учителей современными информационными технологиями. Сегодня по всей стране действуют центры интернет-образования, открытые по инициативе нефтяной компании «ЮКОС». В настоящее время мы рассматриваем возможность выделения учителям, прошедшим курс обучения, ссуды для приобретения компьютеров. Школа признана одной из лучших в Подольском районе. В качестве поощрения мы получили мультимедийный проектор.

Валентин РЫНЬКОВ, заведующий научно-практической лабораторией социальной педагогики Перевозского района Нижегородской области:

- Сегодня в жизни все стало измеряться мерками «выгодно-невыгодно». Но есть социальные ценности, которые не подходят к таким экономическими весам. Даже самая маленькая сельская школа делает очень большое дело, которое не укладывается в рамки просвещения. Она может быть экономически невыгодна, но очень нужна селянину, ибо на ней держится сельский социум. Как же живет сельский учитель в новых социальных условиях? Прямо скажем - плохо! Он социально болен, общественно пассивен, материально не обеспечен. С утра он - скотник, днем - учитель, вечером - плотник. Терпение его иссякло, включилась выносливость, как последняя ступень при выживании. Но он стоит насмерть. Отступать не собирается, да и некуда...

В нынешних условиях сельский педагог стал более конфликтным в общении с детьми, более раздражительным, более ранимым. Ему самому нужна психологическая помощь! Часто педагоги не могут решить психологических задач, они к этому не подготовлены. Иногда ученики старших классов знают больше, чем учитель.

Александр ПОПОВ, заведующий Моршанским районным отделом народного образования

Тамбовской области:

- Мы все заинтересованы в том, чтобы в сельских школах работали молодые педагоги. В нашей области принят закон, согласно которому молодой учитель получает 25%-ную надбавку за то, что он пришел в сельскую школу, ему выдаются подъемные. После трех лет работы мы помогаем ему обзавестись хозяйством - платим три оклада.

Есть у кого поучиться тому, как обеспечивать учителей жильем. В Белгородской области, например, работает программа «Свой дом», мы ее очень внимательно изучаем. Пока наши педагоги берут ссуды на 20 лет, которые постепенно погашают.

Важный вопрос - подготовка учителей. Я убежден, что должен быть целевой набор в педагогические институты. Если в Нижегородской области функционируют целых три пединститута, то в нашей остался только один, Мичуринский. Этого, на мой взгляд, недостаточно. В стране почти все педвузы изменили свой статус, стали университетами. А там нет педагогической практики. Поэтому специалисты с университетскими дипломами, приходящие в школу, не готовы решать педагогические, психологические и другие задачи. Нам архинужны «целевики».

Мы считаем, что нагрузка у сельских педагогов слишком большая, поэтому страдает качество преподавания. Надо стимулировать работу хороших учителей. Многие из них получают из надтарифного фонда от 5 до 10 процентов от оклада. Но технический персонал из этого фонда пока не поощряется.

Сейчас много споров о том, может ли один учитель преподавать в средней школе несколько предметов. Мы, заведующие роно, настояли на том, чтобы Мичуринский пединститут готовил учителей расширенного профиля (раньше, к примеру, был факультет, который выпускал преподавателей истории, литературы и русского языка). В педучилище у нас готовят учителей начальной школы и иностранного языка. Поэтому нет ничего страшного в том, что педагог ведет много предметов. Только надо ему методически помочь.

В сельской среде не любят тех, кто выделяется. И в то же время учитель должен быть неформальным лидером села. К этому мы должны стремиться, тем более, что такие люди среди учителей есть, что бы там ни говорили. Надо их поддерживать