Информация к сведению

В 1967 году Академия педагогических наук РСФСР получила статус Академии педнаук СССР, а с 1991 года стала Российской академией образования.

На общем торжественном собрании Академии с докладом выступил президент РАО Николай Дмитриевич Никандров.

- Долгое время наша академия называлась Академией педагогических наук. Наверное, поэтому есть академики, которые выступают за возвращение старого названия. Почему я не разделяю этой позиции? Потому что Академия перестала быть чисто педагогической, она ведет исследования по физиологии, психофизиологии, среди членов академии сегодня много физиков, химиков, философов, представителей других наук, которые так или иначе имеют отношение к образованию, подкрепляя его функционирование и развитие. В связи с этим она и называется Академией образования.

Основная задача нашей академии - поддержка и развитие средней школы. Именно школа вызывает наибольший интерес в обществе. Высшее образование как таковое меньше волнует общество, магические слова «ЕГЭ-ГИФО» вызывают интерес только в плане их влияния на поступление выпускников в вуз, а школа интересует всех. В советские времена ставилась совершенно четкая задача: обеспечить общее среднее образование для всех. Сейчас даже конституционно такая задача не ставится, что, на мой взгляд, крайне плохо. Неудачная формулировка 43-й статьи Конституции РФ фактически закрепляет девятилетнее образование, считается, что за девять лет человек вполне может закончить свой школьный этап и приступить к трудовой деятельности. На самом деле этого, конечно же, недостаточно. Подавляющее большинство развитых и не очень развитых стран давно перешли на более длительные сроки обучения при меньшей напряженности программ. Если не считать, что наши учащиеся сделаны из другого теста и могут гораздо быстрее осваивать то, что другие проходят за более длительное время, то так поступать нельзя. Существующее конституционное положение смягчил в свое время указ бывшего президента РФ Б.Ельцина, расширивший возможности полного общего образования. Совершенно иная задача ставится в Национальной доктрине образования, в разработке которой принимала участие и наша академия: срок обязательного обучения увеличен до 10 и 12 лет, хотя к 12-летке все относятся очень осторожно.

Обобщая задачу, которая сейчас стоит перед академией, можно сказать так - это научное обеспечение функционирования и развития российской системы образования, всех ее уровней, начиная с дошкольного детства и заканчивая системой повышения квалификации. Но основная наша боль - все же общеобразовательная школа. Если сузить задачу, поставленную перед РАО, то можно сказать так: это обеспечение положений Национальной доктрины и Программы модернизации российского образования. Когда эти документы разрабатывались, споров, конечно, было очень много. Но коль скоро они приняты, их надо выполнять, иначе невозможно никакое развитие. Сейчас у меня тоже есть сомнения, в частности, по поводу ЕГЭ и ГИФО. Единый экзамен, как уже показал некоторый опыт, все же позволяет находить возможности для обмана. Некоторые вузы не стремятся включиться в эксперимент не только потому, что это, как часто говорят, лишает возможности устраивать поборы и получать взятки, но и потому, что имеют хорошо отработанную систему отбора абитуриентов. В качестве аргумента за внедрение ЕГЭ приводится такой: где-то в глубинке живет будущий Ломоносов и он никогда в Москву не попадет, если он умный, но бедный. Но опыт показывает, что и с ЕГЭ такая возможность у него вряд ли появится. Состоятельные родители всегда могут пригласить к ребенку хороших платных педагогов и натренировать его при подготовке к единому экзамену. И нужно быть уж очень и очень талантливым будущим Ломоносовым, чтобы преодолеть эту совершенно объективную процедуру. ЕГЭ не решит проблему поступления в вузы полностью.

При разработке Национальной доктрины образования высказывалось много замечаний и сомнений по поводу ЕГЭ и ГИФО. И если Национальная доктрина была принята достаточно единодушно, то с ЕГЭ и ГИФО ситуация довольно сложная.

Здесь есть еще одна проблема - взаимоотношения академии и власти. Многое из того, что было одобрено на Всероссийском совещании работников народного образования, при утверждении в Правительстве РФ было значительно снижено в своих задачах. Предлагаемые расчеты и обоснования по дополнительному финансированию системы образования, которое она должна была получать с разбивкой по годам на десять лет вперед, специалисты академии согласовывали с экономистами. Но в окончательном правительственном варианте доктрины осталось лишь указание на то, что образование должно финансироваться с опережением по сравнению с другими направлениями социальной сферы. С каким опережением - неизвестно. А поскольку трудности с бюджетом есть всегда, есть и основания опасаться, что будут приниматься дальнейшие меры по снижению финансирования образования. Сторонники различных движений (в Думе меньше, в правительстве - больше) считают необходимым изъять из законодательных актов все, что не обеспечено «живым» финансированием.

Существует Указ №1, подготовленный еще при президенте Б.Ельцине, об увеличении заработной платы учителей. Есть даже нормы Закона «Об образовании» и Закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», согласно которым заработная плата учителя должна равняться средней в промышленности, а заработная плата профессорско-преподавательского состава должна быть в два раза больше. Сейчас достичь этого невозможно, поэтому уже предлагают изъять это положение из норм закона. Все это нас очень беспокоит и пугает. Понятно, что и так учителя живут бедно, они вынуждены работать больше, чем нужно, не успевая восстанавливать свои силы. Вузовские преподаватели тоже вынуждены подрабатывать самыми различными способами, а это означает, что они меньше читают, у них меньше времени на размышления, на эксперимент. В итоге все это имеет серьезные последствия. Академия в работе над конкретными документами обращает на это особое внимание.

Информация к сведению

В составе РАО есть:

ШОтделение философии образования

и теоретической педагогики,

ШОтделение психологии

и возрастной физиологии,

ШОтделение общего среднего образования,

ШОтделение профессионального образования,

ШОтделение образования и культуры,

ШНаучно-организационное управление,

ШОтдел экспериментальных

образовательных программ,

ШОтраслевые отделения

и научные учреждения,

ШРегиональные отделения и научные

учреждения региональных отделений,

ШОбразовательные учреждения.

По идее, академия должна постоянно предлагать что-то новое. Но нового, в смысле радикального изменения методов обучения, нет. Качественные изменения происходят довольно редко, но приращение различных способов активизации обучения идет постоянно, так же, как и совершенствование учебников и других дидактических материалов. Пожалуй, на сторонний взгляд, самое новое касается информатизации обучения. Но в отличие от многих энтузиастов информатизации, я не вижу здесь чего-то основного, что касалось бы содержания образования. Информатизация - только дополнительное средство, и доказательством тому является вся история развития человечества. Как только появляется какое-то новое средство, например кино, то говорят, что оно заменит все. Когда появились первые очень большие вычислительные машины, предсказывали, что они заменят преподавателя. На самом деле живое обучение не может быть заменено ничем, особенно если учесть, что помимо собственно обучающих задач есть серьезные задачи воспитания. И вот здесь, пожалуй, академия сделала очень многое.

Фактически благодаря последовательным усилиям РАО как-то сохранилась воспитательная работа в школе, и она постепенно возрождается. «Как-то сохранилась», потому что было очень сильное движение в сторону того, чтобы всякое воспитание из школы изъять. В конце 80-х - начале 90-х годов возобладала точка зрения, что лучше не иметь никакого воспитания, чем советско-коммунистическое. И только после 1993 года начался постепенный возврат к пониманию того, что воспитание, в том числе с патриотических государственных позиций, совершенно необходимо. Сейчас эта точка зрения в принципе не оспаривается, хотя до реального развития воспитательной работы в школе на современных основах еще далеко. Но я вижу здесь определенный прогресс.

Есть стремление разработать общероссийскую программу воспитания. Это задача очень амбициозная, и, конечно, надо учитывать, что начинать придется с дошкольного воспитания. Государство и общество воспитывают своих членов разными способами, используя разные рычаги. В некоторых языках слова «воспитание» не существует. Его нет, например, в английском и французском языках. Но в России это больше чем слово. Академия образования будет стараться создать общероссийскую программу воспитания, которая прежде всего будет связана с молодежью, но какими-то своими ветвями достигать каждого из нас.

Очень часто ставится вопрос о том, что воспитание должно строиться на общечеловеческих ценностях. Если это так, тогда мы прямо можем руководствоваться документами ЮНЕСКО и Совета Европы, под которыми в свое время подписались. Считаю, что общечеловеческие ценности - это то, к чему человек должен постепенно идти, начиная, однако, не с них, а с национальных ценностей. Была такая песня «С чего начинается Родина?». Сегодня ее поют реже, чем когда-то. Смысл в том, что всякое воспитание начинается с ближайшего окружения ребенка. Последовательность должна быть такая: сначала свои, близкие, родные национальные ценности, а потом общечеловеческие. Российская система ценностей не вполне едина. Чтобы сближать этнические системы ценностей, надо решать проблему единого образовательного пространства. Считаю, что здесь необходимо двигаться в двух направлениях: с одной стороны, сохранять все самое интересное и важное, что создано в этнических группах, с другой стороны, постепенно сближать по основным позициям эти системы ценностей и создавать все-таки российскую систему. В перспективе (пока я ее не вижу), может быть, и единую, мировую.

Такая проблема, как содержание образования, - проблема вечная. Есть и другие вечные проблемы в педагогике. В 1916 году вышла книга профессора Московского университета А.Павлова «Мысли, чаяния и опасения по поводу предстоящей реформы образования в России». Помимо многих интересных вещей, описанных в этой книге, особенно бросается в глаза то, что многие проблемы 1916 года - те самые, которыми мы занимаемся и сейчас. Павлов пишет о том, что учащиеся перегружены, им не хватает часов на предметы, которые формируют российского патриота, то есть на литературу и историю.

Информация к сведению

В Академии образования работают:

126 действительных членов,

151 член-корреспондент,

6 почетных членов,

63 иностранных члена из 24 стран

ближнего и дальнего зарубежья.

Есть вечные проблемы педагогики, но есть и такие, которых мы не могли предвидеть. Например, психологическая реабилитация (часто это касается гибели людей в результате террористических актов и катастроф). Когда эта проблема стоит во время войны, это всем понятно - войны без жертв не бывает. Сейчас нет больших войн, и гибель людей тем более необъяснима. В этой связи возникла проблема психологической поддержки и реабилитации.

С большими спорами, иногда очень ожесточенными, решается проблема нового содержания образования для средней школы. В чем была ошибка? Первоначально предпринимались попытки разработать стандарты с помощью отдельных групп специалистов. РАО сотрудничала в этом направлении с Министерством образования, и первый совместный стандарт на закрытом конкурсе в 1994 году получил первую премию. Но тогда в тесной связке работали только группы РАО и Минобразования. Чтобы обеспечить общественное приятие всех стандартов, нужно, чтобы совместно работали и члены РАО, и сотрудники РАН, и медики, и учителя - те неравнодушные, кто готов подумать над этими вопросами. Надеюсь, что к декабрю этого года проблема стандартов будет решена. И опять же, вспоминая книгу А.Павлова, можно сказать: да, она будет решена на некоторое время. Потом возникнут новые направления в науке, новые научные факты. Их нужно будет как-то интегрировать в учебные программы. Что-то исключать, что-то обобщать, и соответственно эта проблема опять возникнет. Лет пять можно работать на одном наборе стандартов, потом их придется обновлять более или менее существенно. Но это уже можно будет сделать в разумном плановом режиме.

Хотя и ведутся интенсивные работы по компьютеризации обучения, она имеет и массу преимуществ, и массу проблем. Как показывает опыт, все-таки меньшинство российских школьников готовы использовать компьютер как средство обучения. Чаще это игра, «плавание по интернету», и то не по учебной его части. И думаю, что так будет продолжаться долго, может быть, всегда. Поэтому я уверен, что живая школа воспитания и обучения с живым учителем-наставником тоже будет всегда.