По «Батыевой тропе» к Китежграду

Лет десять назад в редакцию газеты «Школа», где я работала тогда корреспондентом, старший преподаватель кафедры культурологии Нижегородского института развития образования Ирина Аленькина принесла заметку. С каким восторгом Ирина Ивановна рассказывала о первом педагогическом семинаре на озере Светлояр! На следующий год по заданию редакции я приехала на Светлояр. 6 июля, накануне Купальской ночи. Приехала, чтобы увидеть все своими глазами и... уехать в таком же восторге, как и многие другие. С тех пор душа моя стремится к Светлояру, и я неизбежно возвращаюсь сюда на два дня традиционного праздника, но чаще всего на неделю. Неделю, когда проходит педагогический семинар, который в нынешнем году уже одиннадцатый.

Что влечет сюда? Каждый приезжающий на Светлояр ответит на этот вопрос по-своему. Наблюдая несколько лет за светлоярским феноменом вместе с такими же пленниками Китеж-града, я попытаюсь чуть-чуть приоткрыть завесу тайны.

Всмотрись в глубины

Согласно самой распространенной легенде нашими предками были светлые, счастливые, радостные люди, не знавшие греха и соблазна. Но со временем забыли они Истину, Добро и Красоту, стали поклоняться идеалам прямо противоположным. Вот тогда Божьей милостью все праведники земли Русской и были собраны в чудесном граде Китеже, который укрыт и по сей день на дне Светлого озера.

Нижегородцам повезло: Светлое озеро, или Светлояр, о котором говорится в легенде, находится в 130 километрах от Нижнего Новгорода, возле села Владимирского.

Светлоярская легенда о граде Китеже в ее разновидностях выгодно отличается от других местных легенд, так как помимо чисто исторического интереса скрывающихся за ней фактов имеет устную и письменную версии, что расширяет возможности исследователей. И хотя первая публикация с записью местных светлоярских преданий была сделана Михаилом Погодиным еще в 1843 году, в 1936 году известный филолог и этнограф В. Л. Комарович указывал, что местная легенда почти не изучена. С тех времен в этом вопросе мало что изменилось.

Тогда же, в начале века, в печати появляются первые упоминания о «Китежском летописце». До нашего времени дошел список XVII-XVIII веков, но за ним просматривается более древний текст, восходящий к XIII столетию. Приведенные же в книге события, имевшие частично реальную, историческую основу, относятся к периоду русской истории с 1163 по 1248 годы. Возможность «углубиться в дебри» этого документа предоставлю исследователям. Скажу лишь, что в текстах очень много противоречий, заметных даже обывателю. Как считают специалисты, каждый из записывающих произошедшее интерпретировал его по-своему, что-то приукрашивая, а о чем-то умалчивая совсем. Создается впечатление, что авторам «Китежского летописца» представлялось особенно важным показать, что хотя «материальный Большой Китеж и был разорен монголо-татарами и пришел в запустение», эта неизбежная судьба всякого творения рук человеческих совершенно не коснулась его небесного прообраза - сокровенного града Китежа. Эту версию подтверждает и то, что, несмотря на многие исторические совпадения, ни на берегах озера Светлояр, ни поблизости никогда не было обнаружено никаких следов не только каменного города с тремя храмами, но даже обычного поселения. Да и описание плана города с его квадратной основой и идеальными исчислениями напоминает образ Небесного Иерусалима. Все это говорит о том, что город Большой Китеж никогда и нигде на Руси не существовал, а в легенде говорится об идеальном духовном невидимом Китеже, к которому стремится каждая душа на пути совершенствования и преображения.

Метафора преображения через отражение одного в другом составляет художественную суть легенды о невидимом граде Китеже и отражением его в озере Светлояр как в зеркале. Да и само озеро представляет собой идеально круглую чашу, отражающую точно такую же чашу неба и облаков. Как сказал Михаил Пришвин, побывавший здесь в 1908 году, «Светлое озеро - чаша святой воды в зеленой зубчатой раме». Этот образ точно передан в живописи Аполлинарием Васнецовым и Ильей Глазуновым.

Раньше Пришвина побывал на Светлояре Дмитрий Мережковский, и потом до своего отъезда за границу вместе с Зинаидой Гиппиус они бывали здесь каждое лето. Вдохновил Светлояр и Короленко. В 1904 году он писал: «От Светлояра повеяло на меня своеобразным обаянием. В нем была какая-то странная, манящая, почти загадочная красота. Я вспоминал, где я мог видеть нечто подобное раньше? И вспомнил. Такие светленькие озерки, и такие круглые холмики, и такие березки попадаются на старинных иконках нехитрого письма».

Один из русских сезонов Сергея Дягилева в Париже открылся знаменитым рериховским панно «Сеча при Керженце», написанным к опере Николая Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», и симфоническим эпизодом музыки из этой оперы. Поставленная в 1904 году «мистерия в звуках и красках», как называл оперу Даниил Андреев, имела огромный успех и дала многим великим творцам XIX-XX веков новый художественный импульс к светлоярской теме, а также стимулировала массовый интерес русских людей к своей истории.

Среди тех, кто донес до нас свое видение Светлояра и с ним связанного, Стравинский и Щедрин, Горький и Мельников-Печерский, Ахматова и Волошин, Кузмин и Заболоцкий и многие другие.

Тема Светлояра подвигла на исследования и нижегородских педагогов. Учитель русского языка и литературы Наталья Толмачева немало времени провела в архивах и выяснила, что Анна Ахматова никогда не была в этих местах. Однако прочтите поэму «Путем всея земли». Откуда это точно переданное словами описание не виденной ею местности - «и гнались за мною сто тысяч берез...», «тропиночка круто взбиралась, дрожа...»? Откуда столь осязаемое ощущение времени - «по январям и июлям я проберусь туда...»? И как объяснить это чувство родства, духовной близости - «меня, китежанку, позвали домой...»?!

Тайна Светлоярского чуда в том, что его духовное пространство впитало все самое высокое, чистое, поэтичное из русской культуры. И если человек идет к Светлояру с добром, то невидимый град Китеж открывает в каждом пришедшем особую чуткость к красоте, творчеству, доверие к миру природы, глубокую медитативность. Ведь не случайно многие наблюдают на озере Светлояр и по сей день необычные явления. Кто-то слышит звон колоколов, духовное пение со дна озера. Загадочные видения представляются в ночные или предрассветные часы, когда туман или пар над зеркальной гладью Светлояра преображается в крепостные стены, купола церквей, жителей и странников города. Или это невидимый Китеж поднимается на поверхность? Я не сомневаюсь в правдивости происходящего. Потому что не каждому дается увидеть и услышать - знаю тех, кто ездит на Светлояр в погоне за чудом, а оно почему-то ускользает от них. А еще потому, что чудо коснулось и меня. В день закрытия семинара 1997 года мы увидели двойную радугу в форме зодиакального знака Рыб. А пять лет спустя буквально на наших глазах опустевший колодезный сруб Святого источника стал заполняться водой. Да и некоторые фотографии получаются необычными.

Свою версию разгадки подобных феноменов давали известные в мире культурологи-традиционалисты Рене Генон и Мирча Эмаде. Они считали, что в природе всех стран есть места, представляющие собой архетипы древних мистерий. Как правило, это места, где без перерыва в историческом времени постоянно отправлялись те или иные культовые служения.

В таких местах интенсивно начинает работать прапамять. Человек как микрокосмос наиболее остро ощущает слияние с макрокосмосом, он осознает причастность к духовным упованиям мира как свою личную ответственность. С этой точки зрения Светлоярскую легенду можно поставить в один ряд с европейской легендой о Святом Граале, восточной Шамбале, об Атлантиде и Гиперборее.

Добрая традиция

Кажется, что озеро действительно мыслит, общается с тобой, отвечает на вопросы. Вполне статичное внешне, оно никогда не бывает одинаковым, находится в постоянном движении. И человек незаметно для себя становится добровольным пленником Китеж-града, возвращаясь к нему снова и снова. Так бывает с взрослыми и детьми, верующими и неверующими, русскими и иностранцами. Группа преподавателей из Германии, приехав сюда однажды, все очень основательно осмотрела и не выразила никаких эмоций по поводу светлоярских красот. Однако через полгода немцы буквально завалили организаторов семинара восторженными письмами с пожеланиями снова увидеть Светлояр. А когда приехали сюда, их невозможно было оторвать от озера.

Каждое лето на Светлояре собираются люди, которым дорого русское духовное наследие. Еще десятки-сотни лет назад на озеро приходили люди разных вер - православные, старообрядцы разных согласий, всевозможные сектанты - приносили с собой старинные книги, чтобы совершить молитву и поспорить, чья вера правильнее. Так верно подметил это Пришвин.

Спустя десятилетия нижегородские педагоги продолжили эту традицию. Впрочем, началось все за год до светлоярских семинаров, в 1991 году.

Перестройка - в один момент перевертывается буквально все. То, чему учили много лет, оказывается ненужным. Становится известным то, что раньше скрывалось за семью печатями. Было от чего растеряться учителю в новой жизни. В Нижегородском институте развития образования понимали: необходимо помочь педагогам осознать то новое, что происходит в стране, в системе образования. Тогда под руководством заместителя директора НИРО Ольги Бугровой кафедрой культурологии был разработан курс «Духовное развитие учителя через культуру» (теперь это постоянно действующий спецкурс для учителей «Духовное развитие и энергетическое оздоровление детей через синтез искусств»).

Эти курсы отличались от обычных тем, что предполагали познакомить педагогов с историей, философией, литературой, причем теми их разделами, которые раньше были закрытыми. Другое отличие было в том, что курсантами стали математики, словесники, трудовики, учителя музыки и изо, физкультурники - все, независимо от специальности, кто желал повысить свой культурный уровень. Курс получился трехцикловым, по сессиям. Кроме того, сотрудники кафедры выезжали с этим курсом во многие районы области. Учителям и самим хотелось общаться - собирались раз в месяц, в актовом зале НИРО не было свободных мест, устраивали чаепития, организовывали конференции. В ходе учебы создался актив - люди, которые захотели учиться дальше, узнавать новое. Постепенно пришли к мысли, что надо встречаться и летом, потому что многим хотелось приобщить к культуре собственных детей, а молодым учителям - своих учеников.

К тому времени у нас появились друзья и единомышленники на Севере и на Урале, на Украине и в Белоруссии, в Астрахани и Калмыкии, в Москве и Санкт-Петербурге, - вспоминает старший преподаватель кафедры словесности и культурологии НИРО Светлана Аракелова. - Большей частью это были педагоги-гуманитарии, которых беспокоило отсутствие образовательных программ, прививающих детям и юношеству любовь к культуре, истории России. Мы считали, что педагогике необходимы демократизация отношений учителя и ученика, что эти отношения должны быть построены по принципу «от сердца к сердцу».

Так одновременно были организованы Нижегородское объединение творческих учителей (НОТУ) «Оранта» и первый педагогический семинар на озере Светлояр. Организаторы и сегодня говорят спасибо тем, кто поддержал тогда их идею проведения Светлоярского семинара, - зав. роо (теперь заместителю главы администрации Воскресенского района) Владимиру Гурылеву и бывшему тогда директором Владимирской средней школы Дмитрию Беляеву. Владимир Александрович и сейчас в числе первых помощников, внимательно следит за происходящим на Светлояре.

Участники первого семинара - педагоги и их дети (самому маленькому было тогда пять лет), студенты, школьники - решили прийти к Светлояру легендарной «Батыевой тропой». И светлели лица, загорались глаза бабушек, когда молодые у них спрашивали дорогу к Светлому озеру. Пятьдесят километров преодолели пешком за трое суток. А во Владимирском нижегородцев уже ждали педагоги со всей России, а еще Белоруссии, Прибалтики. На открытии первой Международной школы-семинара «Земля. Родина. Человечество» сельский Дом культуры буквально «трещал по швам» - в небольшой зал собралось более пятисот человек.

Совершенно случайно семинар был назначен на время летнего солнцестояния и совпал, как потом оказалось, сразу с тремя праздниками: Иваном Купалой, который относится к традиционной русской культуре, общеевропейским Ивановым днем и православным праздником Владимирской Божьей матери (в честь которой и получило свое название село).

С тех пор вот уже одиннадцатый год мы пытаемся постичь тайну Светлоярского чуда и приобщить к русской истории, культуре как можно больше людей. Семинары всегда разные, ни один не похож на предыдущий. У каждой летней встречи своя тема, свой эпиграф, свой лейтмотив: «Братство», «Единение», «Любовь»... На лекции и практические занятия бегут, боясь опоздать. Дети, студенты занимают места поближе. И вновь в очередной раз, расположившись как в древних философских школах, вокруг учителя на природе, слушаем рассказ о возникновении человечества на нашей планете, о культуре древних народов, о легендах и преданиях земли Русской, о карме рода человеческого, о назначении мужчины и женщины в этой жизни, об извечном стремлении найти свою половинку. Кто-то по привычке готовится старательно записывать лекцию, и тогда, лукаво улыбаясь, Сергей Алексеевич Захаров говорит, что знания, необходимые человеку, легко запоминаются сами. Так стоит ли писать? Он рассказывает, как люди в прошлом получали знания и передавали их. Древние знали, с какой задачей приходит в этот мир ребенок: «Человек приспособлен и структурой души, и структурой тела для своего места во Вселенной». Как нам, сегодняшним, понять назначение души ребенка на Земле? Как помочь ему найти гармонию в жизни, ощутить свое единство с огромным миром Земли?

А вот у здания интерната Владимирской школы, где мы жили в первое время, прямо на траве дети рисуют музыку, или учатся японскому искусству поделок из бумаги - «оригами», или совершают «Большое космическое путешествие», или погружаются «В царство природных стихий». Наши дети увозят со Светлояра глиняную посуду или игрушки, обереги-куколки из соломы и тряпочек, сделанные собственными руками. Здесь они сочиняют музыку и стихи, придумывают и ставят мини-спектакли. Пишут такие, что слезы наворачиваются, сочинения от имени Светлояра, от имени деревьев, что здесь растут. Да не обидятся на меня педагоги, но однажды мы подсчитали: за шесть дней на одном из светлоярских семинаров наши дети получили столько же знаний и умений, сколько за месяц в школе. А ведь с ними занимаются участники семинара - те же школьные учителя, желающие поделиться своим опытом работы.

Не могу не сказать и про целебную силу этого места. Несколько лет назад сюда отчаявшиеся родители-педагоги привезли сына, страдающего аутизмом. Мальчик был настолько замкнут в себе, что практически не разговаривал даже с родителями. На Светлояре этот барьер был преодолен. Сегодня ребенок, отстававший когда-то в развитии, учится, и неплохо, в одной из престижных школ Нижнего Новгорода.

Здесь все равны. Главное - открыть душу любви и красоте. А взамен Светлояр каждому преподносит свои дары. Можно всю ночь у костра слушать и исполнять песни и стихи, вести беседы о философии, литературе, религии, истории. Можно просто созерцать природу, успокаивая уставшую от суеты душу. Или во время ночного купания в Светлояре ощущать ни на секунду не замирающую пульсацию водяной чаши. И начать новый день встречей восхода солнца и погрузиться в чистейшее серебро озера.

Однажды был семинар (уже не вспомнишь, который по счету), когда все дни шел сплошной дождь. Так Светлояр проверял нас. Из палаточного городка под крышу школы переселились лишь единицы. И как бы ни было сыро и холодно, никто не болел, ходили в резиновых сапогах и штормовках, каждый день купались в озере и смотрели открытые уроки учителей из Дзержинска, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, знакомились с авторскими программами, яростно спорили на диспутах и ... никто не уехал раньше времени. Даже дети выдержали все капризы погоды. Прощальный костер устроили тогда в спортивном зале школы. В большом белом лотосе горели свечи и звучали по кругу добрые слова.

Немало таких слов может сказать и учительница Владимирской школы Людмила Жебель. Приехав на один из первых семинаров, она осталась работать в сельской школе. За год вместе с учениками оформила прекрасный класс-студию. А для участников очередного педагогического семинара в 1994 году подготовила с деревенскими ребятишками музыкально-поэтический спектакль, к которому юные артисты сами сделали и декорации, и костюмы. В 1997 году по ее инициативе был открыт в здании бывшего интерната детский этнокультурный центр «Китеж». В его музее соседствуют рисунки, поделки, созданные детьми по мотивам местных легенд, и подлинные предметы крестьянского обихода, рассказывающие об истории села Владимирского.

Екатерина Уляшова сегодня работает методистом в Детском доме культуры имени Бринского, расположенном в одном из жилых микрорайонов Нижнего Новгорода. Но с первого дня истории Международной школы-семинара «Земля. Родина. Человечество» и каждое лето она словно по обе стороны жизни семинара как одна из координаторов в организации быта его участников и как слушательница.

Все эти годы в суете организационной работы, мне казалось, неизбежно что-то теряется. Когда приходится переносить матрацы или искать по селу мешок картошки, то не успеваешь увидеть необыкновенную радугу и закаты у озера, договорить с учителями об их проблемах и заботах, дослушать интересную лекцию. Но когда десятилетний Андрей, сын учительницы из Ростова-на-Дону, говорит: «Мама, мне не надо подарка на день рождения. Поедем лучше на Светлояр»... Когда в первый день семинара встречаешь нашу постоянную участницу Галину Николаевну Баскаеву из далекого Миасса, измученную и уставшую, а провожаешь ее просветленной, помолодевшей... Тогда понимаешь, что напряженная работа этих дней необходима - нужна всем тем, кто приезжает на Светлояр учиться, набираться опыта в общении с коллегами и с прекрасной природой этого древнего края.

Светлоярские семинары собирают порой до пяти тысяч участников, а на праздник Ивана Купалы приезжает еще больше.

Свечи плывут по воде

В празднике Ивана Купалы слились языческие, старообрядческие и православные традиции, что также относится к светлоярскому феномену.

Украшение лентами дерева и уподобление его Купале нельзя не поставить в связь со светлоярским обычаем, описанным Мельниковым-Печерским и сохранившемся до сих пор - при богомолье на «горах» вешать на деревья иконы и прикреплять свечи, кланяться одновременно и образу, и дереву. Короленко слышал даже особую «молитву» светлоярской березе. А наши педагоги записали на одном из семинаров подобную молитву светлоярской воде.

До сих пор сохранился обычай в купальскую ночь, на восходе солнца, собирать у Светлояра целебные травы, что и делают старожилы, купаться в утренней росе для вечной молодости и красоты, а также разжигать купальские костры на Ивановском холме, самом близком к озеру. Правда, в последние два - три года в целях пожарной безопасности жечь костры на холмах вокруг озера не разрешают, и педагоги из «Оранты» теперь проводят праздник на территории школы, куда приглашают всех желающих. Праздник в истинно русских фольклорных традициях - еще на первом семинаре педагоги-музыканты нашли старушку, мать учительницы местной школы, которая с детства хорошо помнила заклички, песни, обряды на эту тему. Содержание действа каждый год меняется, но ритуал неизменен. О переплетении двух традиций говорит и то, что все участники праздника обходят озеро с зажженными свечами по движению солнца, в то время как православие предписывает совершать крестный ход против солнца.

А в воду до сих пор вместо деревянного Купалы опускают щепочки-кораблики с горящими свечками. По преданию огни на Светлояре видят китежане и радуются, что не умерла духовность на Руси, а от каждой их улыбки расцветает чудо-цвет.

В последнее время я часто ловлю себя на мысли: «А может, зря мы открыли Светлояр ВСЕМ людям?» Слишком грязно, мусорно, шумно становится с каждым годом в этом святом месте? Горько, что для тех, кого сегодня называют хозяевами жизни, праздник Ивана Купалы на Светлояре становится еще одним поводом повеселиться, отдохнуть с хорошей дозой алкоголя и обильным застольем.

Но однажды ночью один из таких новых русских, изумленно глядя на купальские костры, плывущие по озеру венки в огоньках свечей, слушая завораживающее пение девочек из дзержинского хора «Гармония», вдруг сказал: «Интересно, они все это видят?». Кого он имел в виду?.. Может, китежан, может, инопланетян, может, еще кого-то, но лицо его при этом было прекрасно. Светлояр пробуждает глубинное, возвышенно-человеческое, что заложено в каждом из нас.

И запела свирель

Нижегородке Ане Андрюшиной было 14, когда появился этот рассказ. Тогда она провела на Светлояре только один день, вернее одну ночь - Купальскую. Вот что она написала.

«Холм был высокий и весь покрытый звездочками трав, которые ждали. Но солнце все не вставало. Сергей из Самары взял на руки свою крошечную дочурку, которая просидела с нами у костра всю ночь Ивана Купалы, и круг из ромашек на ее головке переплелся с его березовым венком. Саша из Брянска - тот самый, что в полночь выше всех прыгал через костер, увлекая других на этот древний обряд очищения, спустился к Светлояру и вошел в полоску тумана над водой. Но солнце все еще не спешило показываться.

Сергей из Нижнего, на чьих лекциях побывали за семь дней, наверное, все, кто собрался на педагогический семинар, указал на белый лотос, опущенный накануне вместе с сотнями маленьких корабликов, на палубах которых горели свечки - так что ночной Светлояр сиял тысячами огней.

И тут запела свирель. Это было настолько неожиданно, что в молчащем до этой секунды лесу откликнулась птица. И появился на востоке краешек солнца - древнего бога всего живого - Ярила.

Мне уже четырнадцать - столько лет я живу на Земле. Но я никогда не видела ничего подобного. Спасибо, «Оранта»! Спасибо, Светлояр! Спасибо, Владимирское!

Мне только четырнадцать - я так мало знаю о своей планете. Пусть такие праздники будут всегда. Пусть приезжают сюда большие и умные люди, которых можно называть просто по имени и задавать вопросы о мире. И тогда он - этот мир будет. Будет вечно!»

Нижний Новгород

P. S. Именно по инициативе НОТУ «Оранта» Светлояр получил статус историко-экологического памятника федерального значения. А 5 июня 2003 года НТА сообщило: Керженский заповедник, на территории которого находится озеро Светлояр, скрывающее по преданию невидимый град Китеж, внесен в реестр мирового наследия ЮНЕСКО, о чем губернатору Нижегородской области уже вручен соответствующий сертификат.

Автор выражает благодарность президенту НОТУ «Оранта» Светлане Аракеловой за предоставленные материалы.

  • Выставка на деревьях картин педагога Виктора КрЙВасилевского

  • Через час начнется праздник на озере Светлояр

  • В День села Владимирского мастера съезжаются со всего района