Тремя учредителями, к которым с недавнего времени добавился руководитель Федерации Интернет Образования. Разговор с руководителем учительского профсоюза всегда был особым. Не по форме. Тот же монолог, те же вопросы и ответы. По содержанию. Владимир Михайлович Яковлев всякий раз заставлял наших конкурсантов по-иному взглянуть на ситуацию в образовании, не с позиции иждивенцев, а с точки зрения полноправных членов общества, которые имеют не только обязанности, но и права, которые могут и должны требовать от власти выполнения законов.

Просматриваю старые записи. Год 1998-й. Пять лет назад председатель профсоюза призывал учителей записывать свои требования в коллективные договоры, региональные и отраслевые соглашения. Владимир Михайлович предостерегал: «Большая ошибка - думать, что в государстве сидят люди, которые понимают ваши проблемы. Самым важным для вас является коллективное соглашение либо на уровне района, либо на уровне региона, потому что вы все финансируетесь непосредственно из местных бюджетов».

1999 год. Конкурсанты расспрашивают Яковлева о наболевшем - кризисе, в который попала система повышения квалификации. Профсоюзный лидер считает, что можно решить проблему, если поделить обязанности. Содержательную сторону повышения квалификации возьмет на себя министерство, а профсоюз займется организацией «культурно-просветительской» части. И еще одну фразу Владимира Михайловича я тогда записала в блокнот: «Необходимо установить ответственность государства за состояние школ. Это правительство настроено перевести образование в сферу приоритетов государственной политики». Эта проблема волновала председателя до последнего дня жизни...

В последние годы выступления Владимира Яковлева на конкурсе стали острыми, почти злыми. Словно предчувствуя, что ему осталось недолго защищать права российского учительства, Владимир Михайлович призывал педагогов: «Не замалчивайте ваши проблемы, кричите о них!» В 2001 году в конкурсной газете «Учитель года» появилась маленькая заметка о встрече «пеликанов» и председателя профсоюза образования. Цитата: «Бывает очень обидно, когда на встречах с губернаторами учителя говорят «Спасибо за наше счастливое детство» и аплодируют двадцатипроцентному повышению зарплаты. Мне бы хотелось, чтобы вы не замалчивали проблемы. Не забывайте, что на вас лежит груз ответственности за всю систему образования». Говорили о заседании Госсовета, о повышении зарплаты с 1 декабря, о ГИФО. Владимир Михайлович еще раз предостерег: «Никогда не верьте на слово! Прежде чем одобрять реформы, обязательно читайте документы». В конце разговора одна из конкурсанток, физик из Ульяновской области Ольга Морозова, поднялась и сказала: «Владимир Михайлович, мне стало стыдно, что мы ведем себя не так, как вы говорите. Но мы исправимся!»

Последняя встреча Яковлева с учителями года состоялась 4 октября 2002 года. Хорошо помню дату, потому что случайно сохранилась запись на диктофоне - и речь председателя профсоюза, и его поздравление с наступающим Днем учителя. Сегодня, когда Владимира Михайловича нет с нами, эти строки воспринимаются как завещание: «Завтра праздник. Жизнь продолжается. Активнее участвуйте в отстаивании интересов образования, школы, детства, своих интересов. Да, слова благодарности «правительству и партии», как у нас принято, говорить надо. Но иногда необходимо сказать объективно: «Спасибо, что вы уделяете нам внимание, но...» Это «но» не звучит, а потом «большие» люди делают вывод, что школа-то довольна всем. Это только функционеры петушатся, чтобы имидж заработать... Хотя ничего кроме головной боли и потери здоровья мы на этом деле пока не получили. Я поздравляю вас с наступающим праздником. Хочу пожелать вам самого лучшего».

Свое выступление в прошлом году Владимир Михайлович посвятил «напрасным надеждам». Он взялся показать обратную сторону процессов, которые в телевизионных новостях, выступлениях политиков и «экспертов» выглядят куда как радужно. Вот фрагменты из этого выступления:

«Я должен отметить, что мы сегодня живем в условиях недостаточной информации. Посмотрите, как обсуждались проблемы реформирования образования на телевидении. Одни и те же лица, пять-шесть человек, набор их вполне известен. Мы даже один раз Владимиру Познеру написали письмо: «Вы делаете хорошее дело, стараясь понять проблемы образования. Но вы совершаете ошибку, приглашая не людей из глубинки, учителей, а три-четыре эксперта из Москвы». Это взгляд из московской форточки, как я иногда говорю. Это совершенное незнание тех проблем, того, чем живет учитель и что нужно было бы по-настоящему сделать, чтобы наша массовая российская школа могла нормально функционировать.

В прессе часто идет либо непонимание, либо недоговаривание. Руководители, которые занимаются проблемами образования, почитав эти статьи, говорят - у вас все хорошо. Например, Починок на одном из совещаний заявляет: «У вас молодежь идет в школы. В прошлом году пришли 10 тысяч молодых учителей». Я у него спрашиваю: «Ты знаешь, сколько школ в России? А теперь раздели десять тысяч на число школ».

Одна из главных задач профсоюза сегодня - донести до работников образования вторую точку зрения. А право учителя, и к этому нужно сегодня привыкать, самостоятельно проанализировать разные взгляды на одну и ту же концепцию и сделать свой вывод. Не принимать на веру красивые слова. Говорят: бюджет приоритетен. Комитет по образованию в Госдуме сделал анализ, что приоритетом-то назвали, но по процентам прироста федерального бюджета затрат на образование никакой мы не приоритет. Искусство впереди, правоохранительные органы впереди, культура впереди.

Я вам приведу небольшой пример, как по-разному можно осмысливать понятия и то, что за ними стоит. Записано, что главными целями реформирования являются: первое - повышение качества образования, второе - расширение доступности образования и третье - повышение эффективности использования средств. Берем первое - повышение качества. В планах правительства ни слова об учителе, о повышении квалификации, о привлечении молодых учителей. Можно ли повысить качество без учителя? Невозможно. Берем второй параметр, доступность образования. Ваш ребенок сдал ЕГЭ, набрал определенное количество баллов, получил именное финансовое обязательство, пришел в вуз, его приняли. Но оказалось, что его именное финансовое обязательство, имеющее определенную сумму, меньше, чем стоимость обучения в этом престижном вузе, которую устанавливает сам вуз. Ему говорят: или доплатите, или идите учиться туда, где у вас есть возможности заплатить. Так реформаторы постепенно отступают. Мы с ними уже полтора года ведем диалог по этому поводу.

Теперь если говорить об экономике. Если у нас с вами нет нормативов, если нет системы финансирования, нет прозрачности в использовании средств, о каком повышении эффективности можно говорить? Но цели стоят, и вроде под них разрабатываются программы.

Предложения по реформированию можно сегодня свести к двум позициям. Первое - снятие ответственности государства за положение школы. И второе - минимизация финансирования. Я по телевизору он наших очень продвинутых лидеров слышал: деньги школе можно дать только тогда, когда поменяем учителей.

Что мы сейчас считаем главным? Первое - добиться того, чтобы статус школы стал государственным. Мы предложили вполне конкретную вещь - соучредительство. Второй вопрос, которого я уже касался, - модернизация образования.

Все общество живет проблемами модернизации. Но идет реализация плана Грефа, потому что очень многих позиций ЕГЭ, ГИФО Госсовет не одобрил, их нет в этих планах. Но они есть в ранее принятых планах правительства. Это полбеды.

Национальная доктрина была утверждена распоряжением правительства и рекомендована. План по Грефу был утвержден постановлением правительства. И каждый год правительство утверждает конкретные планы мероприятий по его реализации. Предложения Госсовета правительство рассмотрело, поручило министерству образования разработать в том числе межведомственный план реализации. Министерство разработало. Валентина Ивановна Матвиенко написала: «Рекомендую учитывать». Никто ни в Минфине, ни в Минэкономике учитывать не будет. Простой пример, подтверждающий это. В рекомендациях Госсовета, которые рассматривались на правительстве, была сделана запись - к 2006 году довести зарплату учителей до уровня средней в промышленности. А в планах межведомственных мероприятий этого пункта нет. Само министерство его реализовать не может, а кто читает эти планы? Так и забудем. Получается, что планы реализуются только тогда, когда совпадают с планом Грефа.

Следующий вопрос, который мы считаем очень сложным. В плане Грефа заложена одна нехорошая вещь - разработка закона, по которому бюджетные учреждения можно будет реорганизовать в государственные, некоммерческие, специализированные организации. Красивое название. Закон этот сегодня втайне разрабатывают. Смысл его заключается в следующем: вы хотите зарабатывать деньги? Тогда мы готовы расширить ваши права. Вы должны поменять статус бюджетного учреждения на статус организации. При этом государство снимает с себя субсидиарную ответственность за ваше финансовое положение, а муниципалитет будет давать деньги на подготовку, например, ста учеников по тому нормативу, который он сам разработает. Дальше живите, ни в чем себе не отказывайте. Можете прибыль получать. Но вас могут банкротить. Во что мы превращаем школу? Сегодня очень многие директора продвинутых московских школ научились зарабатывать серьезные деньги и не могут их использовать полностью по своему усмотрению. Министерство финансов специально загоняет их в такие рамки: в учреждении заработанные средства очень трудно использовать по тем направлениям, по которым считают нужным их использовать коллектив или директор. Школу толкают на то, чтобы поменять статус. Никакой заботы, никакой ответственности. И тогда родители будут стараться просчитать, в какую школу отдать ребенка, чтобы не дай Бог она не обанкротилась или чтобы руководство не придумало устроить искусственное банкротство, которыми сегодня полна вся Россия.

И последнее. Продолжаются попытки дальнейшего ограничения статьи Закона «Об образовании», и все время нам удавалось противостоять. И тогда депутаты, хитря, говорили - мы не снимаем этот вопрос, мы приостанавливаем на год. Но сегодня они предупреждают всех: нужно вообще изъять из Закона «Об образовании» статьи, связанные с оплатой труда, с правами школьников, с автономией школы.

Мы задали вопрос президенту: так что, мы будем считаться с Законом «Об образовании» или в отношении образования мы будем жить «по понятиям»? Например, Министерство образования два года назад, по нашему требованию начало приводить статус школ в соответствие с законом, где сказано, что школа - юридическое лицо. Вдруг выясняется - опять ничего до конца не доведено. И вот мы пытаемся защитить учителя от увольнения и ничего не можем сделать, потому что школа - никто. По закону школа может располагать какой-то финансовой самостоятельностью в том случае, если она юридическое лицо».

Владимир Михайлович говорил горячо, часто с горечью. Слушали его учителя очень внимательно, хотя встреча с председателем профсоюза пришлась на финал конкурсного марафона, когда усталые конкурсанты с трудом воспринимают новую информацию.

Завершив выступление, Яковлев улыбнулся:

«Вы не обязаны соглашаться с тем, что я вам говорю. Сделайте для себя вывод, что если вы будете на веру воспринимать то, что сегодня вам говорят, трудно сказать, в какой школе вы окажитесь, проснувшись утром однажды, через год-полтора». И добавил мягко: «Я не буду больше вас расстраивать. С праздником».

Оксана РОДИОНОВА, шеф-редактор журнала «Учитель года»