В последний день года - 31 декабря, во второй половине дня, заканчиваем сборы с женой и отправляемся в дорогу. Почему поздно? Хотим преподнести новогодний сюрприз родственникам из деревни Скороходово.

В начале десятого поезд делает остановку, и мы на платформе. Кругом ни души. Единственный фонарь освещает маленький оранжевый пятачок. Привыкаем к темноте и пытаемся отыскать тропинку в снегу. Находим. Кое-где ее перемело поземкой. Непросто будет преодолеть расстояние до деревни в три километра. То и дело сбиваясь с тропки, идем друг за другом сквозь березовый лесок.

Выходим на открытую местность и вздыхаем свободно. До деревни уже недалеко - рукой подать. Вдали светится одинокий огонек. Это Зоя Семеновна не спит - ждет нас в гости. Неожиданно жена говорит: «Посмотри, что это там?» Я оглядываюсь. Несколько маленьких огоньков на опушке леса, из которого мы только что вышли. «Волки» - мелькает в голове, но вслух не говорю, чтобы не напугать жену. Отмечаю про себя, что огоньки быстро приближаются. Впереди речка и небольшой мостик. Но как закрыть ход волкам через него? И вдруг, в нескольких метрах от тропинки, замечаю высокую снежную шапку. «Быстрее к копне», - твердым голосом приказываю растерявшейся жене. Живо раскапываю снег, тащу на поверхность клок сухого сена. Щелкаю зажигалкой. Клок вспыхивает сразу. Закладываю горящее сено в копну, но спрессованное сено разгорается с трудом. Слежу за огоньками. Они совсем рядом и полукругом застыли на месте. Копна разгорается факелом. Снег, тая, сипит, и огоньки чуть удаляются. Бросаемся бегом к мосту...

Предновогоднее приключение придало особую пикантность празднику. Весь вечер только и разговоров о ночных попутчиках. Но понемногу отходим от потрясения, праздник берет свое. Когда в полночь раздаются сигналы точного времени и мы поднимаем стаканы с вином, обледеневшая ветка сирени, потревоженная порывом ветра, громко стучит в стекло. «Это волки!» - мы все взрываемся смехом.

Копна в поле принадлежала деду Андрею: утром беру бутылку и иду к деду. Дед относится к ущербу спокойно, проникаясь экстремальной ситуацией, в которой мы оказались. А напоследок советует: «В следующий раз приезжайте засветло. Стали пошаливать лесные разбойники, покою не дают...»

Но больше встречать Новый год в деревне нам не пришлось. Время бежит неумолимо, оставляя в душе горький след невосполнимых утрат. Мы часто вспоминаем тот 2001 год.

Петр КУЗНЕЦОВ, учитель, Сельцо, Брянская область