В ХIХ в. глагол «терпеть» насчитывал множество лексем (26) и выражал различные значения: выносить, страдать, крепиться, стоять не изнемогая, выжидать чего-то, допускать, послаблять, не спешить, не гнать и т.д. Несмотря на многозначность, терпимость имеет созерцательный оттенок, пассивную направленность. Подобная характеристика понятия сохранилась и в современных словарях. В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н.Ушакова (М., 1994) толерантность полностью отождествляется с категорией «терпимость». В «Словаре иностранных слов и выражений» (М., 1998) понятие также определяется как «терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению, снисходительность к чему-либо или кому-либо». В том же словаре появляются еще два определения, связанные с биосоциальным аспектом: «полное или частичное отсутствие иммунологической реактивности организма», «способность организма переносить неблагоприятные влияния того или иного фактора среды».

Характеристика определения толерантности видоизменяется в Преамбуле Устава ООН: «...проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи».

Здесь лексема получает не только действенную, социально активную окраску, но и рассматривается как условие успешной социализации (интеграции в систему общественных отношений), заключающееся в умении жить в гармонии как с собой, так и с миром людей (микро- и макросредой).

Гармония отношений подразумевает прежде всего уважение субъектами друг друга. Такую смысловую нагрузку несет определение «толерантности», предлагаемое американским словарем «American Heritage Dictionary»: «Толерантность - способность к признанию или практическое признание и уважение убеждений и действий других людей».

Впрочем, мальтийский исследователь Кеннет Уэйн в статье «Образование и толерантность» приходит к выводу, что определение «толерантности» здесь неполно, т.к. «толерантность не просто признание и уважение убеждений и действий других людей, но признание и уважение самих «других людей», которые отличаются от нас. В «других» признаются (должны признаваться) и отдельные индивидуумы, и личности в качестве представителей этнических групп, к которым они принадлежат».

Для полинационального государства это особенно актуально, т.к. объект нетерпимости - представители конкретных этносов и эти самые этносы в целом.

Все же возникают новые вопросы. Первый: все ли люди, непохожие на нас, могут быть признаны как отдельные личности, представительствующие в тех или иных социальных и этнических группах? Второй: не свидетельствует ли уважение (снисходительность) к другим об отсутствии личных ценностных ориентаций?

Попытку ответить находим в отечественной «Политической энциклопедии» (М., 1999): «Толерантность политическая - непременное требование в отношениях всех активных участников общественной жизни, осознающих необходимость упорядоченных цивилизованных отношений как внутри государства, так и между государствами». Таким образом, первый вопрос разрешается: толерантность распространяется на лиц (группу лиц), стремящихся к позитивному взаимодействию, упорядоченным отношениям, не нарушающих общечеловеческие законы бытия, не причиняющих вреда другим лицам при реализации собственных свобод. Подобная логика рассуждения может встретить массу нареканий, ибо она где-то перекликается со старозаветным принципом «око за око, зуб за зуб». Вряд ли такой подход может дать положительные - в долгосрочной перспективе - результаты.

Ученый-политолог из Оксфорда Джонатан Ролз полагает, что «общество имеет право на подавление и притеснение неадекватного субъекта только в целях самозащиты, когда этот неадекватный субъект демонстрирует нетерпимость, угрожающую общественному порядку». Сложно не согласиться с данным высказыванием, но дополнить его все же можно. Прежде чем применять какие-либо меры по самозащите, следует проанализировать сложившуюся критическую ситуацию, постараться выявить причины ее возникновения (мотивы неадекватного поведения). И если хотя бы на мгновение возникает мысль о том, что неадекватность действия вызвана нашим поведением, нашей идеологией, то ни о какой тактике самозащиты речи быть не может. Причина негативных проявлений других - в нас самих, в нашей нетерпимости, когда-либо продемонстрированной. Все тот же автор утверждает, что «людям, проявляющим нетерпимость, не следует жаловаться, если по отношению к ним продемонстрирована нетерпимость».

В отечественной «Политической энциклопедии» мы находим следующее пояснение: «толерантность вовсе не слабость, а сильное, объективно положительное и выгодное для проявляющей ее стороны качество». Для многих из наших политиков это ответ на второй из сформулированных выше вопросов: толерантность - категория далеко не пассивная, это не только уважение чужих - при отсутствии собственных личных - ценностей, но позиция, предполагающая расширение круга личных ценностных ориентаций за счет позитивного взаимодействия с другими культурами.

Так в понятие толерантности закладывается подтекст обогащения новым и иным культурным достоянием, социальным опытом. Своеобразие данного определения отнюдь не сводится к откровенному прагматизму, ибо толерантные отношения возможны только на основе бескорыстного принятия другого человека, независимо от его культурного и социального уровня. О некоем коэффициенте полезного действия толерантности речи, разумеется, не идет: тогда это уже «псевдотолерантность». («Я общаюсь с евреями, потому что у них есть чему поучиться, и терпеть не могу цыган. А за что их уважать?» - высказывания такого типа, к сожалению, встречаются в нашем обществе).

Этимологическое значение толерантности в психологической литературе означает способность к сопротивлению: стрессам, вредным воздействиям окружающей среды, лекарствам, собственному раздражению поведением другого индивида. Заметим, что составители словаря указывают: толерантность может нести и положительный заряд, и негативную окраску. Тут и «формирование способности противостоять любым попыткам ограничения человеческой, в том числе и личной, свободы», «неестественное воздержание, вид скрежетания зубами при смирении с поведением, убеждениями и ценностями другого».

Современная философская трактовка понятия толерантности близка ко многим ранее описанным определениям.

В «Философском энциклопедическом словаре» (М., 1997) оно определяется как «терпимость к иного рода взглядам». Таковая является «признаком уверенности в себе и сознания надежности своих собственных позиций, признаком открытого для всех идейного течения, которое не боится сравнения с другой точкой зрения и не избегает духовной конкуренции». Мы предполагаем, что это пояснение свидетельствует об активной позиции личности в таких процессах, как познание и признание своего «Я» (позиций, взглядов, мировоззрения) и позиции другого (гностический уровень); определение тактики поведения и диалога с другими (конструктивный уровень); взаимодействие с другими при абсолютной автоматизации - быть с другими и сохранять свое «Я» (деятельностный уровень); анализ результатов взаимодействия (аналитико-результативный уровень).

Толерантность - не пассивное, не естественное покорение мнению, взглядам и действиям других; не покорное терпение, а активная нравственная позиция и психологическая готовность к терпимости во имя взаимопонимания между этносами, социальными группами, во имя позитивного взаимодействия с людьми иной культурной, национальной, религиозной или социальной среды.

Антон РЕЗНИК, ученик 11-го класса, Санкт-Петербург