Еще недавно попечительскими советами в омских школах гордились. Бывший мэр города Евгений Белов поддерживал идею их создания - они удачно вписывались в городскую программу по развитию шефства в сфере муниципального образования. Тем более что пример подал губернатор области Леонид Полежаев, возглавив попечительский совет Омского кадетского корпуса - учебного заведения по типу суворовского училища.

Одним из последних был создан попечительский совет в школе №117, быстро набравший обороты. В пресс-службе мэрии утверждали, что в отличие от других попечительский совет школы №117 оказывает помощь не только в укреплении материально-технической базы школы. Среди целей сотрудничества были также: повышение эффективности образовательного процесса, организация конкурсов, соревнований и других мероприятий, создание условий для реализации способностей учащихся. Школа и ОмГУ подписали договор о сотрудничестве, хотя фактически университет уже несколько лет плотно влиял на учебный процесс, материально помогал школе. Прошлым летом ОмГУ помог провести ремонт здания школы и открыть два компьютерных класса. Занятия в профильных классах гуманитарной и математической специализации кроме учителей проводили преподаватели университета. Через некоторое время примерно такой же договор был заключен между школой №149 и Сибирской государственной автодорожной академией - тоже давними друзьями. Планировалось создавать попечительские советы в учебных заведениях и дальше.

Но времена изменились - вместе с властями. Подули другие ветры - по весне пришел новый мэр Виктор Шрейдер, соответственно и новый начальник управления образования Владимир Куприянов. Идея у мэра возникла хорошая - ликвидировать школьные поборы. Управление образования немедленно взяло под козырек, и работа попечительских советов была приостановлена - на всякий случай. Во-первых, потому что попечительские советы кроме шефских вливаний - как правило, крупных, но разовых и неожиданных - полагались на родительские деньги - небольшие, но постоянные. Ничем другим они, как выяснилось, не занимались. Ни времени не было, ни сил - лишь бы помочь школе выжить. Во-вторых, что именно понимать под поборами, никто толком не знает. Если родитель желает выделить средства, кем его считать - спонсором или жертвой поборов? По Омску прокатилась волна административных и даже уголовных дел, заведенных на «берущих» директоров школ.

На бумаге попечительские советы все еще существуют. Но говорить о них во избежание неприятностей не желает никто. Даже в школе №117, чей попечительский совет неустанно прославляли городские газеты при прошлом мэре, директор твердо сказал, что расскажет о нем только с разрешения управления образования. Управление образования пока никаких разрешений не дает.

Вопреки официальным указаниям, на бумаге, впрочем, не зафиксированным, школы продолжают принимать помощь и спонсоров, и родителей. Правда, под страхом увольнения директора, но другого выхода просто нет. Попытки участия родителей в управлении образовательными и воспитательными процессами пока удаются не очень. В том числе и по вине самих мам и пап, часто плохо понимающих, чего, собственно, они хотят.

Как показывает практика, при отлаженном финансовом и административном механизме участие родителей в образовательном процессе вполне возможно. Татьяна Ходжер, директор авторской экспериментальной школы №155, рассказала мне, что родительский совет в учебном заведении работает, причем как раз не на бумаге, а в жизни. Денежными вопросами не занимается, потому что школа №155 - учреждение негосударственное, и родительская оплата разумеется сама собой. Причем вполне умеренная. В самые трудные периоды жизни школы помогает именно родительский совет. Например, в 2002 году АЭШ осталась без здания. Как ни странно, председатель совета учредителей школы - ректор Омского государственного университета Константин Чуркин - издал приказ об освобождении учебным заведением помещения ОмГПУ. Поскольку администрация школы не была готова к такому повороту дел, а выселять начали без промедления, то АЭШ потеряла практически все имущество - его просто разворовали бригады грузчиков, строителей и так далее. Тогдашнее руководство городского управления образования решило, что школа Омску не нужна. Именно родители встали на ее защиту. Благо, что среди них нашлись и юристы, и банкиры, и риэлторы - нынешнее здание нашли тоже с помощью совета.

Важным моментом в работе с родителями Татьяна Николаевна считает как раз ...деньги. Как бы ни было трудно, плата фиксирована и в течение учебного года не повышается. Репетиторство запрещено категорически - индивидуальные занятия с ребенком заложены в оплату. Чтобы родители могли участвовать в управлении школой, надо отделять вопросы человеческие и финансовые, по мнению Ходжер. Тогда не приходится выступать в роли просителей, и отношения становятся партнерскими. Главное, чтобы заказчики получали за свои деньги именно то, что им требуется. И твердо знали - они могут изменить ситуацию, которая им не нравится. Причем ребенку за это ничего не будет.

- Мы формируем учебные планы в соответствии с родительским заказом, - объясняет она. - Работать по индивидуально-образовательному маршруту мы стали по их желанию. Наших родителей ценим за умение вести диалог - может быть, потому что они в большинстве своем люди интеллигентные и деловые.

За 14-летнюю историю школы из нее исключили только одного ученика, хотя дети сюда приходят, как правило, проблемные. Кстати, далеко не все способны платить - есть и многодетные, и «бюджетные» семьи, для которых делается скидка, поскольку учебное заведение хоть и не государственное учреждение, но и не коммерческое. И если принимает в школу администрация, то исключить она может лишь при согласии родительского совета. Инициативы мам и пап поддерживаются. Например, ребята из Колосовского детского дома - подшефные предприятия, где работает один из членов родительского совета, стали друзьями и школьников АЭШ. Идея взять под опеку забытые могилы Старо-северного мемориального кладбища тоже исходила от родителей, удачно совпав с темой федеральной экспериментальной площадки, по которой работает школа, «Освоение социально-культурного пространства города как способ становления личности учащегося». Мамы и папы привлекаются даже к участию в преподавании - в интегрированных уроках, создающих целостный взгляд на мир. Допустим, «Звук: форма и содержание» включает в себя элементы литературы, рисования, хореографии и... стоматологии: врач, отец одного из учеников, рассказывает, что и жужжание бормашины может быть приятным. А вот родительских собраний в школе не бывает - все вопросы решаются индивидуальными консультациями, дабы не унижать ни ребят, ни взрослых.

На мой взгляд, родительский совет школы №155 - некий прообраз управляющих советов, пока в омских образовательных учреждениях не созданных. Открытость учебного заведения позволяет делать его «прозрачным» и доступным для всех участников образовательного процесса. Ситуация с попечительскими советами омских школ, оказавшихся «в кармане» управления образования, доказывает, что они изжили себя. Действительно необходимы независимые управляющие советы, которые, надо надеяться, сумеют выполнить функцию социального партнерства между государством, негосударственной экономикой и гражданским обществом.

Омск