И притом хорошим. Сегодня она - автор и ведущая передачи «Воскресенье в Москве» на Радио России. Основные гости на этой передаче, конечно, авторы-исполнители. У передачи Татьяны Визбор есть фирменный знак. Это эфир семейный. Татьяна начинает его песней отца, а заканчивает песней мамы. Причем передача у нее звучит органично и по-домашнему уютно. И слушателям нравится именно эта доверительная интонация, ведь всем хочется домашнего тепла! Во многом этим объясняется высокий рейтинг передачи.

- Таня, а легко ли быть дочерью Юрия Визбора?

- Я знала, что родители всегда придут на помощь, но никогда за них не пряталась. Более того, когда я после окончания школы непонятно с какого перепугу пошла поступать в пединститут, который закончили родители (хотя занималась в школе юного журналиста при МГУ), ни отца, ни мамы в Москве не оказалось. И мы с Маратом Кимом, племянником Юлия Кима, тоже брошенным в этот момент на произвол судьбы, отправились в МГПИ. Причем мы остались не только без моральной поддержки, но еще и без денег. И Марат, помню, придумал жарить редиску. Мы ели и убеждали себя, что это очень вкусно и лучше мяса. Не поступили, кстати, ни я, ни он. И это с фамилиями Визбор и Ким, которые теперь визитная карточка педагогического университета! А по поводу отца у меня были безумные комплексы. Все внимание всегда было ему, а я так, при нем. Обидно же! Однажды на одном вечере Зиновий Гердт, человек тонкий и мудрый, увидев нас с отцом, подошел и подчеркнуто почтительно поинтересовался у отца: «Простите, это вы отец Тани Визбор?»

Когда мы были с отцом в альплагере в Узунколе, я поставила условие: я не хочу, чтобы на меня смотрели как на твою дочь, и не надо ко мне лишний раз подходить. Поэтому каждый день в шесть часов вечера, перед ужином, мы встречались на речке, чтобы никто не видел, и докладывали друг другу, как дела. Общались под шум перекатов. Я делала вид, что не имею к отцу никакого отношения, хотя кроме нас Визборов в стране не было. Хотелось выделяться как самостоятельная личность, а не как его дочь. Сейчас выделяйся не выделяйся, а отца не вернуть.

- Удивительно, что несмотря на сложные жизненные обстоятельства Юрий Визбор, Ада Якушева и Максим Кусургашев сохранили дружбу и воспитали широту души в своих детях. Мне кажется, в этом заслуга прежде всего Ады Якушевой, чье терпение, благородство и мудрость определили теплые и искренние отношения в семье, начисто лишенные ханжества.

- Мама сохранила мне отца. Папа мог прийти в любой момент, и это всегда приветствовалось. Если мама пронесла свою любовь к отцу через всю жизнь, как я должна была относиться к нему? Если бы меня воспитывали в ненависти: бросил, оставил! - тогда все было бы иначе. Когда мама вышла замуж за институтского друга отца, Максима Кусургашева, все они продолжали часто встречаться. Сложность была только в одном: когда все родители собирались вместе и начинали обсуждать мою жизнь. Родители - это и Максим Кусургашев, мой отчим, который забирал меня из роддома, потому что отец был в очередной командировке. Это и Женя Уралова, вторая жена отца...

- Какие отношения у вас с многочисленными братьями-сестрами?

- Прекрасные! Старшей быть очень выгодно: твой авторитет неукоснителен. А если серьезно, то мы ничего не делим, не грыземся прилюдно. Это просто недостойно памяти отца. Я бы обрадовалась, если бы у нас еще родственники были, если бы у отца вдруг объявился незаконнорожденный сын. Это же счастье!